0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Выборы в карабахе 2020 кто выиграл

Кто победил в войне в Карабахе?

Действительно, а кто победил в конфликте в Карабахе? Номинально, получается, что Азербайджан. На самом деле – нет. Азербайджан проиграл эту войну — и весьма неожиданно. И теперь можно сколько угодно утешать себя фактом приобретения земель путем, скажем так, внезапной, но подготовленной агрессии. Но факт в том, что результаты войны оказались весьма и весьма непредсказуемыми.

Каждый преследовал свои цели

То, что Азербайджан выигрывал эту войну «за явным преимуществом», а официальный Ереван занимался сложно понимаемыми процессами и фактически просто все пустил на самотек – это факт.

То, что «армия» НКР не в состоянии была справиться с азербайджанскими вооруженными силами, да еще и при поддержке Турции, — это понятно.

То, что Армения упорно ждала, что вот-вот вмешается Россия и начнет защищать своего… союзника, это тоже очевидно. Интернет сейчас пестрит высказываниями типа: «Нас предали!» (в исполнении армян).

Но согласитесь, все эти люди, которые в ночь подписания перемирия громили государственные здания, били депутатов и совершали прочие «подвиги», почему они геройствовали в Ереване, а не в Шуше?

Впрочем, ничего удивительного. Так часто случается. Ибо бросить камень в окно дома намного проще, нежели бросить гранату в танк, например.

Так что никаких претензий к сторонам: каждая преследовала свои цели.

Кто что получил

Другой вопрос: кто что получил?

Азербайджан (как я уже сказал) получил территории трех районов. В целом – это скорее политический момент, чем экономический. Потому что история противостояния Армении и Азербайджана в Карабахе насчитывает уже больше ста лет.

Однако, получив территории, решил ли Баку проблему Карабаха в целом? Нет! Более того, там теперь возникла ситуация (о которой поговорим ниже), которая, вообще, все сводит на нет.

Теперь об Армении более подробно. Если вкратце: Ереван не просто проигрывал войну, — а с треском. Армия НКР уже фактически прекратила сопротивление, а официальный Ереван практически лгал, что «все под контролем».

В итоге, при таком раскладе (когда Ереван сидел и ждал вмешательства Москвы и вообще не предпринимал ничего) разгром был обеспечен. По идее, Армения шла к потере всего Карабаха.

Это ли не «подарок судьбы»? В момент полного разгрома получить такое? Оплаченное, опять же, российскими жизнями.

Ценой русских жизней

Летчики майор Юрий Викторович Ищук и старший лейтенант Роман Васильевич Федин фактически ценой своих жизней спасли неминуемый разгром в Карабахе.

И от этого теперь никак не отвертеться никому в Армении.

«Чудесное» (а иное слово на ум не приходит) спасение НКР произошло именно благодаря весьма странной ситуации с российским вертолетом.

Сейчас многие бросились в конспирологию. Начали задаваться вопросом: «А что ночью делал Ми-24 в районе границы?». И подобных неясностей, переводящих ситуацию в ранг некоей провокации, много.

Да, Ми-24, возможно, не лучший вертолет для боевых действий ночью. Может, даже худший. И что? Наш вертолет летел над территорией Армении, на что у его экипажа были все права и разрешения. Разведка, наблюдение, сопровождение – да какая разница, в конце концов? Вертолет имел право находиться в воздушном пространстве Армении, и на этом мы ставим жирную точку.

Далее. Мог или не мог попасть ракетой азербайджанский расчет? Снова точка. Официальный Баку признал, что ракета их. Стреляли с их территории. Приносят извинения. Готовы компенсировать и т.д.

Остальные размышления на темы: «могли или не могли», «случайно или не случайно», «провокация или нет» и т.п. – это уже на совести каждого.

По факту, наш экипаж ни в кого не стрелял, угрозы ни для кого не представлял. Поэтому трактовать ситуацию можно по-разному. Но реально все получилось в пользу Армении.

Также можно пофантазировать, что все это подстроено. Да, действительно, как-то уж очень своевременно для армянской стороны все произошло. Но это случилось. Соответственно, именно экипаж майора Ищука спас сотни армянских жизней.

Повторю для непонятливых любителей конспирологии и фантастики: майор Ищук и старший лейтенант Федин закрыли собой сотни армянских солдат. И Армения обязана этим двум летчикам, что бы там не говорили. И очень сильно обязана.

Армения не проиграла, Азербайджан не победил

Обязана прежде всего тем, что вообще хоть что-то сохранила в Карабахе. Да, потеряли Шуши, который теперь будет Шуша. Потеряли три района. Но остальное-то сохранили! А могло быть совершенно по-другому. Армянские СМИ и официальные лица рассказывали сказки всему неравнодушному сообществу. А тем временем азербайджанские войска занимали один квадратный километр за другим. И заняли бы такими темпами весь Карабах.

Так что, в таком-вот свете поражение Армении – это на самом деле не совсем и поражение.
Равно как и победа Азербайджана тоже выглядит весьма неоднозначно.

И вот мы подошли к самому основному. Кто победил в Карабахе?

Миротворчество России

А в Карабахе победила Россия.

Давайте посмотрим правде в глаза: победа оказалась за Российской Федерацией, даже несмотря на то, что Россия ни за кого не выступала.

Ведь еще этой весной министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что правительство Пашиняна рассматривает и обсуждает «поэтапный план урегулирования в Карабахе». По поводу этого плана высказалось огромное количество специалистов. И большинство из них признали, что план неприемлем для обеих сторон. И что его реализация может привести к захвату Карабаха Азербайджаном.

Что, собственно, и получилось.

Никол Пашинян. Однозначно не союзник России. Его танцы с Западом оценили все. Крики: «Хотим в НАТО. Полное пренебрежение, которое он демонстрировал к Путину в октябре 2019 года. Уничижительные заявления. – Все это не характеризовало его как союзника и друга.

Внимание, вопрос: «Зачем России поддерживать такого… соседа?»

С Азербайджаном все проще, на мой взгляд. С этой страной можно просто сотрудничать, не обременяя себя какими-либо глобальными проектами.

Когда Армению захватила «бархатная революция», вектор стал стремительно смещаться. Турция-не-друг, Азербайджан-не-враг, Грузия-не-совсем-враг и Армения-не-друг: вот вам и расклад, при котором Россия начала стремительно терять свое влияние в Закавказье.

Понятно, что Турция хотела бы заместить собой Россию. Турок и азербайджанец – это более чем братья (в привычном понимании). Это как индиец и пакистанец. Один народ, просто разделенный границами.

И союз Турции и Азербайджана – это сильный и крепкий союз, разрушить который не совсем реально. И этот союз запросто мог определять политику за Кавказским хребтом.

Выводы

Что мы имеем сегодня?

Инцидент с российским вертолетом развернул Россию: из статуса «наблюдателя» — в статус «пострадавшей стороны». Азербайджан сразу сдал назад, а Армения выдохнула.

Да, Азербайджан вернул значительную часть «своих» территорий, которые принадлежали ему издавна. Но сама проблема Карабаха так и не будет пока решена.

Более того, «победивший» Азербайджан получил на «своих обретенных» территориях в качестве наблюдателя и контролера Россию.

Именно российские миротворцы будут наблюдать за исполнением подписанных документов и контролировать прекращение огня в течение следующих пяти лет.

Именно российские пограничники будут осуществлять контроль за работой Лачинского коридора между Карабахом и Арменией и аналогичного коридора между Азербайджаном и Нахичеванской Автономной Республикой.

Именно Россия вернула себе контроль над регионом. Пусть сама того не желая.

Можно много теперь говорить о том, что стало причиной: роковая случайность или хорошо спланированная операция.

Факт в том, что Россия снова в политической игре Закавказья. На ближайшие пять лет. Что будет дальше – увидим через пять лет. Но то, что борьба за Карабах, которая началась в 1918 году, будет продолжена, это реальность. Ни армяне, ни азербайджанцы просто так не остановятся. Одни будут стремиться вернуть утраченное, вторые – забрать все, что осталось.

Но хотелось бы напомнить, что теперь в игре Россия. Наши летчики майор Ищук и старший лейтенант Федин своими жизнями оплатили тишину и спокойствие в регионе. И об этом стоит помнить всем сторонам.

Не самый лучший расклад – сделать Россию наблюдателем и «разводящим» в вековой сваре вокруг Карабаха. Но если так получилось – придется попробовать навести в регионе порядок.

Это не понравится многим по обе стороны вчерашней линии фронта. Но это не наша инициатива, это не наша была цель. Просто России в очередной раз придется за свой счет сберегать чужие жизни.

Но нам исторически не привыкать. Вот только очень хотелось бы, чтобы жертв с нашей стороны, пусть и во имя жизни, было как можно меньше.

Кто на самом деле победил в Карабахе?

На карте Карабаха появились 2 зоны ответственности. Похоже, Турция всё-таки будет участвовать в миротворческой миссии, а не только в «контактном центре» заседать?

«Победу» вовсю пытаются записать себе в актив азербайджанцы (все видели ролик с насмешками Алиева над Пашиняном, вынужденным подписать документ без упоминания «особого статуса» Карабаха).

Забавно, что из Карабаха им уже отвечают, что «не больно-то вы и победили» – хотя ещё недавно вой о поражении и предательстве в Армении стоял выше азарашенов глхатунов*.

Вопреки фирменной пурге Пескова, «путинский мир» не оказался победой «армянского и азербайджанского народов» (сама формулировка нелепа, просто смех). И к Алиеву у националистов Азербайджана действительно будут претензии – хоть и не того масштаба, что у армян к Пашиняну.

Есть лишь два политических лидера, которые реально выиграли от исхода (хотя всё ещё бодаются о деталях). Это – Путин и Эрдоган. Причём Путин выиграл больше – хотя с пиаром получше у друга Реджепа.

– Путин триумфально дефакто обзавёлся военной базой в Азербайджане – в противовес обосновавшейся было там Турции. Ведь территория, граничащая с Карабахом, на которую вводятся миротворцы –– это Азербайджан (по карте так было всегда, а теперь так станет и по факту).

– Путин сильно ударил по позициям недружественного (в силу своей несогласованности лично с ним) Пашиняна и его клана, и преподал доходчивый урок СНГ: без отмашки Москвы власть не менять, будет больно.

– Наконец, моментально продавив подписание «мира» (в такой спешке, что статьи документа и детали его имплементации менялись после подписания минимум дважды), Путин выиграл пиар-битву вокруг сбитого вертолёта, – который мог стать его «последним Курском», но о котором уже на третий день мало кто вспоминает.

Победа Эрдогана скорее моральная: он доказал, что стаеллиты Турции могут рассчитывать на её боевую мощь… пока лесник не придёт. И даже когда придёт – смогут на прощание больнёхонько огрызнуться (тот самый Ми-24).

…вы спросите: Путин – ладно, а что же Россия? Часть заявленных «путинских побед» носят откровенно лично-политический характер.

Ответим уклончиво: если бы наше движение «Штаб Поколения» уже было в Думе, и там шло бы голосование – мы бы требовали доработать решение в деталях.

Во-первых, выплат от Армении и Азербайджана за миротворческую миссию. Она влетит нам в копеечку.

Во-вторых, отдельно прописанных страховых гарантий для наших миротворцев. 5 лет держать 2000 военных почти что в заложниках у двух буйных небратских народов? Надо вменить им ответственность. Военные РФ рискуют жизнями, и в случае реализации риска стороны конфликта обязаны содержать их семьи 50 лет минимум.

В третьих, беда с вертолётом. Дело требует гласного парламентского расследования. Как по вопросу об утечке информации о выдвижении войск от депутата КПРФ в Ульяновске, так и по вопросу о том, кто допустил саму возможность сбития россйского борта российским же вооружением, поставленным Азербайджану.

Что же касается «сокращения зоны безопасности Карабаха в пользу Азербайджана и Турции», то нас пакт Путина/Алиева/Пашиняна абсолютно устраивает. Мы и сразу предполагали, что речь идет именно о размене сохранения НКАО в её советских границах на коридор до Нахичевани. Ничего в «геополитике» региона от этого не изменилось, помимо расшивки логистического тупика.

Более того, армяне дважды в истории переговоров (в Мадриде и в Казани) были готовы подписать подобное соглашение – так что никакого катастрофического «предательства» там не произошло.

Правда, этот момент (чувствуют ли националисты Арцаха себя «преданными Россией» или нет) нас как российских политиков как раз не очень интересует. У сателлитов вообще многовато предъяв к нашей доброй усталой родине: то им не нравится, это не нравится. Потерпят, ничего страшного.

Армяне хотят довоевать-таки Карабах

(почти наверняка — аж по самый Степанакерт, включительно).

Любопытно, что в таком варианте будет с миротворцами? Если соглашение официально денонсируется парламентом, их нахождение в зоне конфликта станет противоправным. Недолго, впрочем, войска и вывести.

Воистину, каждый сам кузнец своего несчастья.

Что ж, когда Пашиняна попросят на выход — это был вопрос времени

А в сочетании с визитом Помпео в Турцию (по-видимому, безуспешным, ибо хромые утки уже необязательны для почтительного общения) — зримое подтвердждение тезиса о том, что войну в Карабахе выиграл (ну как — выиграл? сорвал на чужой крови политический куш) всё-таки Путин.

Подловил момент, когда на Капитолийском холме срач, неурядицы, процветают теории заговора Qanon; цинично сговорился о «тройничке» с Эрдоганом и Алиевым; ткнул носом в грунт «евро-ориентированного» Пашиняна — и донёс до грядущей администрации Байдена нехитрую мысль, что есть многое на свете, дед Обамы, что без пахана кооператива «Озеро» не вытанцовывается. Причём сигнал этот на том берегу Атлантики услышан и понят.

В чём не откажешь воспитаннику питерских подворотен — так это в мастерстве разводкоплетения. Ну не откажешь! Куда деваться. Умеет, могёт.

Это бы умение, да в полезных нации целях! — а не только на обеспечение «невмешательства в трансфер».

Путин вчера своеобразно «защитил» Пашиняна:

рассказал, что ему, дураку, предлагали отделаться возвращением в Шуши азербайджанских беженцев – а он решил довоёвывать, т.к. «не предатель».

Разгадка путинской милости кроется в полном тексте о возможности отмены трехстороннего заявления::

[…] Это было бы самоубийство […] Находящаяся в опасности возобновления военных действий страна не может позволить себе вести себя таким образом, в том числе в сфере организации власти, чтобы раскалывать общество. Это недопустимо, контрпродуктивно.

Т.е. «дальше живите с этим, даже не дёргайтесь, хуже будет».

На выборах в Нагорном Карабахе победил экс-премьер Арутюнян

В Нагорном Карабахе 14 апреля состоялся второй тур выборов президента, победу в котором одержал бывший премьер-министр и глава правящей парламентской партии Араик Арутюнян. По предварительным данным ЦИК, он набрал 88% голосов.

Избирательная явка составила 45% — второй тур, как и первый, прошел на фоне пандемии коронавируса. Оппозиция призывала власти перенести выборы, однако правительство не пошло на этот шаг в связи с тем, что в республике не было выявлено ни одного случая инфицирования.

При этом во втором туре выборов Нагорный Карабах голосовал на фоне шести подтвержденных случаев коронавируса. Выборы прошли даже в тех деревнях, которые находятся на карантине. Однако распространение коронавируса на Карабах все же ощутимо сказалось на явке — в первом туре она составила 72,7%.

Глава МИД республики Масис Маилян, прошедший во второй тур, призвал сторонников не принимать участия в голосовании.

В день голосования Маилян не появился на избирательном участке. Представитель его штаба заявил изданию «Кавказский узел», что штаб распущен, а кандидат в президенты уже вернулся к исполнению обязанностей главы МИД.

Оппозиция республики призывала признать результаты первого тура выборов недействительными из-за того, что они прошли с нарушениями. Однако после выявления в республике первых случаев коронавируса лидеры оппозиции заявили, что прекращают на время свою деятельность.

Для Арутюняна, соответственно, второй тур прошел в условиях довольно спокойной обстановки и без политической интриги.

Президент Нагорного Карабаха Бако Саакян заявил ранее, что решение о проведении второго тура выборов принималось, в том числе, на основании консультаций с Ереваном. В воскресенье глава республики ввел режим чрезвычайной ситуации. При этом, в соседней Армении действует куда более жесткий режим ЧП.

«Отдельно хотел бы отметить, что все меры по предупреждению распространения коронавируса в нашей стране реализуются в тесном сотрудничестве с соответствующими структурами Республики Армения, — заявил Саакян в обращении в связи с введением ЧС. — И по всем возникающим вопросам я постоянно провожу политические консультации с высшим руководством Армении».

Саакян возглавляет республику с 2007 года. В 2017 году истекал срок его полномочий, однако Саакян провел конституционный референдум, который дал ему возможность остаться на третий срок до конца переходного периода (2020 год), а затем переизбраться снова. Однако в мае 2018 года на фоне «бархатной революции» в Армении начались протесты и в Степанакерте, в результате которых Саакян отказался от переизбрания.

Смена власти в Армении повлияла на республику и в более широком плане, и заложила основу для оживления политической жизни. В президентских выборах приняли участие 14 кандидатов, а сами выборы отличались беспрецедентной активностью кандидатов и насыщенностью их кампаний.

Ереван, в свою очередь, пристально следил за ходом выборов в Нагорном Карабахе, однако руководство страны не высказывало публично свою поддержку ни одному кандидату.

Премьер-министр Армении Никол Пашинян уже поздравил жителей республики с прошедшими выборами.

«Я поздравляю жителей независимого и демократического Арцаха в завершении выборов. Они уполномочили власти продолжать укреплять безопасность Арцаха и представлять его в мирном процессе. Мы продолжаем наше тесное сотрудничество с Арцахом для достижения наших общих целей», — написал Пашинян в своем Twitter.

Впрочем, избежать негативного внешнеполитического фона на выборах не удалось. 30 марта МИД Турции призвал Минскую группу ОБСЕ и все международные организации бойкотировать проведение выборов в Нагорном Карабахе.

Евросоюз в день голосования заявил, что «не признает конституционных и правовых рамок, в которых они проводятся». Сопредседатели Минской группы ОБСЕ — представители России, Франции и США сообщили, что принимают к сведению итоги выборов, однако республика не признана ни одной из стран-сопредседательниц группы, и выборы никак не влияют на статус Нагорного Карабаха.

Карабахцам коронавирус не помешал проголосовать за президента

Выборы в НКР прошли на фоне обострения армяно-азербайджанского конфликта

Голосование в Нагорном Карабахе проходило в спокойной обстановке с соблюдением эпидемиологической безопасности. Фото с сайта www.nkrmil.am

В непризнанной Нагорно-Карабахской республике (НКР) в последний день марта состоялись президентские и парламентские выборы. У идеи переноса выборов из-за коронавируса было немало сторонников, однако все 280 избирательных участков открылись в назначенное время. Но во второй половине дня явка едва достигла 50%. Пассивность может объясняться опасением населения эпидемиологической ситуации, несмотря на то что в НКР, по официальным данным, нет инфицированных коронавирусом и властями были приняты достаточно серьезные санитарные меры.

Все избирательные участки накануне подверглись тщательной обработке. Членам комиссий выделена защитная одежда. На участки специально для военнослужащих во избежание вспышки эпидемии в армии завезены маски и перчатки. В день голосования в помещениях регулировалось количество избирателей.

На пост президента непризнанной республики баллотировались 14 кандидатов, в их числе 2 женщины, а на 33 депутатских мандата (17 мажоритариев плюс 17 по пропорциональной системе) в Национальном собрании – 2 политических блока и 10 партий. Повышенное внимание привлекли все-таки выборы президента – в отличие от прошлых лет их итоги малопредсказуемы ввиду отсутствия явного фаворита.

Еще в начале месяца основными кандидатами на победу считались бывший госминистр Араик Арутюнян и глава МИДа Масис Маилян (см. «НГ» от 06.02.20). Но в ходе избирательной кампании Маиляна, похоже, оттеснил бывший секретарь Совета безопасности Виталий Баласанян. По мнению ряда аналитиков, против Маиляна была развернута мощная агитация – в его команде «нашли» кого-то, сотрудничавшего с Фондом Сороса, «вспомнили», что он объявлен невъездным в Россию, хотя министр неоднократно опровергал это. Сам Маилян, видимо, допустил ошибку, надеясь на поддержку бывшего командующего Армией обороны НКР Самвела Бабаяна: на него за последние дни накопали столько компромата, что его помощь может обернуться против Маиляна.

Баласанян же вел свою кампанию в достаточно активной, даже несколько агрессивной форме и добился как минимум того, что сегодня в Армении и НКР не исключают проведения второго тура, в ходе которого померятся силами он сам и бывший государственный министр Араик Арутюнян.

К слову, именно вероятностью второго тура объясняли свою позицию многочисленные сторонники переноса выборов. По их мнению, к тому времени в республике может сложиться такая эпидемиологическая ситуация, что второй тур провести будет просто невозможно и ситуация зависнет в неопределенном состоянии. Поэтому, говорили они, лучше перенести выборы на более благоприятное время.

Впрочем, и другие их аргументы в той или иной степени связаны с угрозой коронавируса. Во-первых, никто не знает, какова реальная обстановка, поскольку связь у Карабаха с Арменией, где введено чрезвычайное положение, была интенсивной, а ближайший к НКР регион Сюник отличается особой неблагополучностью, в том числе из-за соседства с Ираном. В любом случае интенсивное передвижение в день голосования – серьезный риск. Во-вторых, на выборах опять же из-за коронавируса нет зарубежных наблюдателей и журналистов, а значит, мечты о вкладе в международную легитимизацию не оправдываются. И более того, проведение выборов в таких условиях однозначно будет использовано Азербайджаном и прочими недоброжелателями. В-третьих, в таких условиях возрастает вероятность фальсификаций и подкупа избирателей. В-четвертых, часть электората, свободная от неформальных финансовых или иных обязательств голосовать за кого-то, из опасения заболеть просто не пойдет на избирательные участки. Следовательно, исход голосования может решиться избирателями, «купленными» и придавленными административным и «работодательским» ресурсом. В-пятых, президент, избранный в таких условиях, при пассивности электората не будет пользоваться высоким уровнем легитимности в самом Нагорном Карабахе, что чревато внутренней нестабильностью. А это НКР совсем уж ни к чему. Куда приемлемее постепенное проникновение в карабахское общество новых тенденций при умеренном и не зависящем от прежних армянских властей человеке во главе непризнанной республики.

Сторонники же своевременных выборов аргументировали просто: ситуация позволяет проводить выборы, а значит, их надо провести. Перенос может обернуться такой же неопределенностью: во главе НКР останется третий президент республики Бако Саакян, отработавший уже два срока и сейчас руководящий Нагорным Карабахом уже в качестве президента переходного периода, подразумевающего трансформацию республики со смешанным управлением в президентскую, согласно итогам референдума июля 2017 года. В результате этот подход и восторжествовал – имя четвертого президента непризнанной республики может стать известно уже через несколько часов.

Отметим, что выборы в НКР прошли на фоне обострения азербайджано-армянского конфликта. Инцидент произошел на участке азербайджано-армянской границы в Тавушской области Армении. По данным армянского МИДа, со стороны Азербайджана обстреливались населенные пункты Баганис и Коти. По словам старосты села Баганис Нарека Саакяна, серьезные повреждения получила местная школа, был ранен один ученик. Ранения получили также двое военнослужащих армянской армии. О потерях азербайджанской стороны ничего не сообщается.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector