0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему выиграла спарта

Реальная история 300 спартанцев и Фермопильского сражения

Подвиг трёхсот спартанцев в сражении при Фермопильском ущелье, которое случилось ещё в 480 году до нашей эры — яркий пример мужества и героизма. В Голливуде было снято целых 3 фильма, повествующих об этом подвиге — первый в 1962 году, второй в 2006 году (самый известный, режиссёр Зак Снайдер) и третий в 2014 году. И сам этот факт говорит, что это действительно очень захватывающая история. Конечно, в этих фильмах много неточностей, фантазий и выдумок. А как же всё было на самом деле, в реальности?

Предыстория сражения

Сражение при Фермопилах — это одно из ключевых сражений греко-персидских войн. Персидский царь Ксеркс собрал огромное войско, чтобы вторгнуться в Европу и покорить греческие города-государства. По оценкам современных исследователей, численность персидского войска, состоявшего на самом деле из представителей множества разных народов, была в диапазоне от 80 до 250 тысяч. При этом древнегреческий историк Геродот пишет о пятимиллионом войске, но это явно не соответствует действительности.


Историк Геродот в своих трудах подробно описал битву при Фермопилах, но в своих оценках он не всегда был точен

В 481 году до н. э. амбициозный Ксеркс отправил послов во многие эллинские полисы с требованием «земли и воды», то есть потребовал признания своей власти. Впрочем, в Афины и Спарту послы не были отправлены — прошлый опыт говорил, что в этих полисах могут c ними поступить весьма жёстко (десять лет назад в Афинах персидского посла, пришедшего с похожим посланием, казнили, а в Спарте бросили в колодец, сказав, чтобы он поискал «земли и воды» там).

Осенью этого же года в Коринфе прошло общегреческое собрание. На нём был заключён союз и достигнута договорённость о прекращении междоусобных распрей — только так можно было что-то противопоставить персидской угрозе. К правителям греческих колоний были направлены послы с просьбой помочь. Этот шаг, однако, не имел особого успеха.

На следующий год стало ясно, что Ксеркс настроен крайне решительно и серьёзно. Он даже придумал весьма изящный способ переброски своего войска из Европы в Азию. Он создал два понтонных перехода из связанных между собой кораблей через пролив Геллеспонт (современное название пролива — Дарданеллы).


Так выглядит Ксеркс по версии создателей фильма «300 спартанцев» (2006)

Когда об этом стало известно в Афинах, живший тут стратег Фемистокл предложил дать бой Ксерксу в узком Фермопильском проходе (ущелье) — попасть в южные земли Греции (чего жаждал Ксеркс) другим путём по суше было невозможно. С другой стороны, здесь войско греков могло хоть как-то сдерживать противника, явно превосходящего по численности. Чтобы ущелье нельзя было обойти по морю, кораблям афинян и других союзников было велено контролировать пролив между островком Эвбея и материковой частью Эллады. Там почти одновременно с битвой при Фермопилах произошло масштабное морское сражение.


Морская битва греков и персов: греки таранят корабль противников

Подготовка к битве

Итак, к середине августа 480 года до н. э. персидская армия оказалась на побережье Малийского залива перед входом в Фермопилы. К эллинскому войску Ксеркс отправил посла, который предложил всем сдаться и получить в обмен на это свободу и титул «друзей персов».

Объединённым греческим войском руководил спартанский царь Леонид. Он все предложения Ксеркса отверг. Тогда посол передал приказание персидского царя сложить оружие, на что греческий царь Леонид ответил «MOLON LABE», что означает «Приди и возьми». Эта фраза стала легендарной.


Царь Леонид в фильме «300 спартанцев»

В среднем ширина Фермопильского прохода составляла шестьдесят шагов. Греки соорудили здесь стену, точнее говоря, невысокую баррикаду из тяжёлых камней, и разбили за ней лагерь, перекрывающий проход по всей ширине.

Войско царя Леонида состояло из 7000 гоплитов (тяжеловооружённых воинов) и 2000 лучников. Хотя по нынешним оценкам, число греческих воинов, оборонявших Фермопильский проход, могло доходить и до двадцати тысяч. И, конечно, ни о каком стократном или тысячекратном превосходстве персов, о котором говорили древние историки, не могло быть и речи.

Воины Спарты — лучшие в Древней Греции

Безусловно, отдельного разговора заслуживает личная гвардия Леонида состоящая из тех самых 300 спартанцев. Число воинов в гвардии было всегда постоянным, если один умирал, то его занимал другой. Спартанцы заслужили в Греции славу наиболее смелых и неустрашимых воинов. «Вместе победить или вместе умереть!» — таков был их девиз.


Спартанский воин с мечом и щитом

Леониду на тот момент было больше сорока лет (точный его возраст на момент битвы при Фермопилах установить специалистам не удалось) и считалось, что он являлся потомком полубога Геракла в двадцатом поколении. Перед походом на Фермопилы лично отобрал из граждан 300 мужей, у которых уже были сыновья. Остальным спартанцам предписывалось присоединиться к войску после того, как окончатся праздники. И хотя старейшины Спарты пытались уговорить Леонида взять больше, чем 300 человек, Леонид был неумолим.

Интересный факт: даже нашествие персов не заставило спартанцев отказаться от священных торжеств. В Спарте в это время праздновали Карнеи — праздник в честь Аполлона Карнейского, длившийся целых девять дней.

Вообще надо сказать, что в Спарте сложился весьма интересный государственный строй. Основным принципом здесь был принцип единства полноправных граждан. И государство строжайшим образом регламентировало жизнь спартанцев, пресекало возникновение имущественного расслоения. Спартанцы были обязаны заниматься только военным искусством и спортом. Земледельчество и ремёсла были уделом неполноправных граждан — пэриеков и илотов.

Воспитание молодёжи считалось в классической Спарте государственным делом. Вся система воспитания была подчинена цели сделать из ребёнка гражданина-воина. С семи до двадцати лет сыновья граждан Спарты обязаны были жить в своеобразных военных интернатах. Юноши занимались здесь физподготовкой и закаливанием, играли в военные игры. Также у будущих воинов вырабатывали навык лаконичной и грамотной речи. Среди личностных качеств наиболее важными считались выносливость, преданность и решительность. В общем, в этих интернатах было весьма суровое воспитание. И это явно одна из причин, почему спартанцы были так хороши в битвах.


И наверняка все знают этот мем

Первые дни штурма греческих позиций

Ксеркс, подойдя к Фермопилам, выждал четыре дня, а на пятый отправил на штурм самые боеспособные отряды из мидян и персов. Согласно сведениям историка Диодора, в авангарде здесь находились воины, чьи родственники пали в Марафонском сражении. Оно случилось за десять лет до битвы при Фермопилах, и в нём одержали победу греки.

Первая атака персов была достаточно прямолинейной — они ударили строго по центру. Имея явное численное превосходство, персы хотели быстро решить исход сражения в свою пользу, но греки встретили их и выстояли. Тактика греков была следующей: они делали вид, что начинали отступать, но потом вдруг резко разворачивались и контратаковали разрозненных персов — это было очень эффективно. Сложилась уникальная ситуация: самая многочисленная на тот момент армия мира не была способна противостоять сравнительно небольшому числу эллинов. Причём ещё какая-то часть греческих воинов оставалась за стеной.


Сражение при Фермопилах действительно было очень ожесточённым

Потом персидский царь послал в бой киссийцев и саков, которые славились своей брутальностью. Но и тут воины Ксеркса не смогли осуществить прорыв. Они имели лёгкое вооружение и не обладали хорошей строевой подготовкой. И потому были бессильны против дисциплинированной фаланги противника, укрывшейся за сплошным рядом огромных щитов.

День уже близился к вечеру, когда в бой пошёл десятитысячный отряд «бессмертных» (хотя, конечно, они были смертны, просто так называли элитную гвардию персидских войск). Но и они отступили после непродолжительного боя. 300 спартанцев всё это время принимали участие в битве, при этом их потери, если верить историку Ктесию, были ничтожны — всего три человека.

На второй день персидский царь опять послал на штурм греческих позиций свою пехоту. Он обещал щедрую награду за успешное наступление и казнь за побег с поля брани. Но и это не помогло: все атаки второго дня тоже оказались бесплодными. Отряды Ксеркса сменяли друг друга, но это ни к чему не приводило. Царю персов пришлось возвратиться обратно в лагерь.

Предательство Эфиальта

Ксеркс не понимал, как действовать дальше, пока к нему (это был всё тот же второй день сражения) обратился человек по имени Эфиальт. Он за щедрую награду вызвался показать персам горную тропку в обход Фермопильского ущелья. В фильме 1962 года «З00 спартанцев» мотивация Эфиальта представлена так: он якобы хотел покорить своим богатством красивую спартанку Эллу, которая ему очень нравилась. В фильме 2006 года Эфиальт был горбуном, которого Леонид из-за этого не взял в свою гвардию (он не мог поддерживать строй, состоящий из рослых и статных мужчин). Он затаил зло и стал предателем. Однако истинные мотивы Эфиальта окутаны тайной. Зато известно, что в честь предателя греки впоследствии назвали демона, правящего ночными кошмарами.


Эфиальта изображают горбуном, но не факт, что он действительно был таким

Секретную тропу караулили силы фокийцев из Средней Греции — всего их было около тысячи. Отборный отряд персов в 20000 человек во главе с полководцем Гидарном шёл, не выдавая себя, всю ночь, а на рассвете напал на ничего не подозревающих фокийцев. Фокийцы были загнаны на горную вершину, а Гидарн, воспользовавшись этим, просто продолжил двигаться в тыл к эллинам, обороняющим Фермопилы. Фокийцы отправили гонцов, чтобы уведомить о манёвре персов. Но эта информация была уже известна: грекам во главе с Леонидом ещё ночью рассказал об этом Тиррастиад — персидский воин-перебежчик.

Гибель спартанцев и других греческих воинов

У Леонида к этому времени оставалось около пяти тысяч воинов. Весть о заходящих с тыла персах сделало оборону стены бесполезной. Желая спасти значительную часть греческого войска, Леонид отдал им приказ отступить и соединиться с прочими эллинскими силами, и, действительно, около 2000 воинов двинулись на юг. Сам Леонид остался с 300 земляками — спартанцам в принципе их устав запрещал отступать, вне зависимости от обстоятельств. Однако отряды фиванского (под командованием Демофила) и феспийского (под командованием Леонтиада) ополчений общей численностью примерно 2000 человек тоже отказались уходить. В итоге на Фермопилах они разделили участь спартанцев.


Триста спартанцев готовы к последнему бою

Заметив приближающихся с тыла персов, ведомых Эфиальтом, греки отступили от своих баррикад расположились на возвышенности у выхода из Фермопил. Они уже не рассчитывать победить, только достойно умереть. В конечном счёте горстка смелых эллинов приняла бой в месте, где проход уже значительно расширялся. Но и там персы толком не могли развернуться, многие из них погибали в результате давки или падения с обрыва.

Персы стреляли в оставшихся на поле брани греческих героев из луков, бросали в них камни. А спартанцы всё равно держались очень мужественно. Когда у воинов из Спарты ломались копья, они бились с противники короткими мечами, а иногда и вступали в рукопашную. Геродот свидетельствует, что при этом особую доблесть проявили спартанцы Алфей, Диенек и Марон. Упоминается и некий Дифирамб из Феспии, тоже проявивший себя как смелый воин. В жестокой сече не уцелел практически никто. В бою погиб Леонид, но и персы потеряли, например, Аброкома и Гиперанфа, братьев Ксеркса. Ксеркс, кстати, когда всё закончилось, лично отправился на осмотр места сражения. Обнаружив тело Леонида, он повелел отрубить ему голову с плеч и посадить на кол.


Вся битва при Фермопилах на карте

Из трёхсот спартанцев выжил лишь Аристодем — они из-за болезни был заранее оставлен Леонидом в Альпенах, поселении неподалёку от ущелья. Когда Аристодем вернулся в Спарту, его ждало бесчестье. Ни один человек не говорил с ним, за ним закрепилось прозвище Аристодем-Трус. Известно, что в дальнейшем Аристодем попытался реабилитировать себя и героически погиб в сражении при Платеях. По некоторым данным, в живых остался ещё и некий спартанец Пантит, который якобы был послан в качестве гонца в Фессалию. Когда он вернулся в Спарту, его тоже ждал позор.

Воздавая должное противникам, персы погребли павших эллинов с воинскими почестями на том же холме, где произошёл последний бой. Вскоре над их могилой был сделан памятник в виде статуи льва (Леонид означает в переводе с древнегреческого «подобного льву») с красивой эпитафией.


А так выглядит памятник царю Леониду и 300 спартанцам в Фермопилах

Павших спартанцев на родной земле почитали как настоящих героев. И даже спустя шесть столетий в Спарте каждого из них помнили по имени.

Документальный фильм «Последний бой 300 спартанцев»

Афины и Спарта — два центра притяжения

Расцвет Греции в классическую эпоху связан с образованием и началом соперничества двух крупнейших политических объединений — Пелопоннесской лиги и Афинского морского союза. Во главе этих объединений стояли наиболее мощные в военном плане силы: Спарта, объединившая под своим контролем государства южной части Греции, и Афины, осуществлявшие морскую гегемонию в Эгеиде. Посмотрим, откуда растут корни их конфликта.

Греко-персидские войны

Возникновение Персидской державы в середине — второй половине VI века до н.э. впервые поставило греков лицом к лицу с противником, многократно превосходившим их собственные людские и финансовые ресурсы. Греки не могли и надеяться одержать победу. В конечном счёте ионийцам и эолийцам, жившим в западной части Малой Азии, пришлось покориться. Они обязались выплачивать персам дань, выполнять приказания царских наместников и по первому требованию предоставлять своих воинов для участия в военных походах. Персы, со своей стороны, не вмешивались слишком уж активно в дела своих подданных, довольствуясь получением дани и прочими знаками подчинения. Они разве что старались поддерживать в подконтрольных городах монархическое правление, поскольку таковы были их собственные представления о власти. Персидских ставленников другие греки считали тиранами, что создавало определённое напряжение и в конечном счёте привело к взрыву.

Осенью 499 года до н.э. Аристагор, тиран Милета, преследуя личные цели, сложил с себя тиранию и призвал греков к восстанию против иноземного владычества. В течение осени и зимы к восставшим присоединились другие малоазиатские города, а также греческие города Кипра и островов Эгейского моря. По просьбе восставших помощь им прислали Афины и Эретрия, однако другие города-государства Балканской Греции, в том числе Спарта, не торопились с поддержкой.

После первых успехов в 498 году до н.э., когда грекам удалось захватить и сжечь Сарды, столицу Лидийской сатрапии, персы для борьбы с восставшими собрали большую армию и флот. В 497–494 годах до н.э. греки были разбиты на суше и на море. Милет, их главный центр, персы взяли штурмом и разрушили, а уцелевших жителей увели в рабство. В 494 году до н.э. персы подчинили себе проливы и острова Эгейского моря Лемнос, Лесбос, Имброс, Парос и Фасос, которые оказывали содействие восставшим. В 490 году до н.э. персидская армия, переправившись по морю, высадилась на Эвбее, где персы взяли и разрушили Эретрию. Затем они направились в Аттику, но их остановили афиняне, одержавшие победу в битве при Марафоне.

Продолжению похода помешало вспыхнувшее в Египте восстание, а затем смерть царя Дария I (522–486 годы до н.э.). Его сын и преемник Ксеркс (486–465 годы до н.э.), подавив все восстания и утвердившись на троне, задумал большой поход против Греции. Приготовления заняли около двух лет. Ксеркс собрал армию, насчитывавшую не менее 200 000 воинов, которых сопровождал флот из 500 кораблей. Называемая Геродотом цифра — 1 700 000 человек — скорее отражает его представления о мобилизационных возможностях персов, нежели реальное число участников похода.

Весной 480 года до н.э. персидская армия по специально построенному ради этой цели мосту переправилась через Геллеспонт. Попытки греков перекрыть Темпейский проход в Фессалии, а затем Фермопилы обернулись неудачей. Персы обошли проход с тыла. Спартанский царь Леонид и его воины, прикрывавшие отступление греков, пали геройской смертью. Несколько греческих государств перешли на сторону Ксеркса. Персы ворвались в Аттику и сожгли Афины.

Судьбу похода решило морское сражение у Саламина близ побережья Аттики, в котором объединённый греческий флот из 380 кораблей одержал громкую победу над персидским. Опасаясь быть отрезанным, Ксеркс с большей частью своей армии ушёл в Азию. В 479 году до н.э. греки разбили оставленный им корпус войск под командованием Мардония в сражении у Платей. В тот же день греческие корабли уничтожили остатки флота Ксеркса в битве у Микале. После этого сражения часть прибрежных городов Ионии и некоторые острова вновь отложились от персов и примкнули к победителям.

Пелопоннесская лига и Афины

В канун персидского вторжения Греция была раздроблена на множество независимых городов-государств, часто враждебных друг другу. Наиболее сильной в военном плане была Спарта, обладавшая собственной армией, набираемой из числа полноправных граждан, и ещё более многочисленным контингентом союзников. В ходе беспрестанных войн, которые Спарта вела со своими соседями в VII–V веках до н.э., ей удалось утвердить своё господство на большей части Пелопоннеса к югу от Коринфского перешейка. Ядром союза были полисы Коринф, Элида, Сикион и Мегары. За пределами Пелопоннеса в союз входили локры, фокидяне, амбракиоты, левкадяне и анакторийцы.

В соответствии с условиями заключённых со Спартой соглашений, союзники обязывались «иметь с ней одних и тех же друзей и врагов», следовать за спартанцами, куда бы те их не повели, и оказывать им помощь в случае необходимости. Эта система договорных соглашений позволяла спартанцам при необходимости мобилизовать крупные армии и набирать флот. В битве при Платеях в 479 году до н.э. участвовало 5000 спартанских гоплитов, 5000 гоплитов из числа лаконских периэков и почти 18 000 гоплитов, выставленных их пелопонесскими союзниками.

Во время вторжения Ксеркса возглавляемая Спартой Пелопонесская лига стала ядром организации обороны. На общем конгрессе в Коринфе, состоявшемся в 481 году до н.э., был учреждён Эллинский союз, объединивший 31 город-государство, которые намеревались сражаться против варваров за греческую свободу. Гегемоном союза стала Спарта, которая естественным образом рассматривала эту организацию как дальнейшее расширение Пелопоннесского союза. В битве при Платеях контингенты пелопоннесцев составляли 3/4 союзного войска и внесли решающий вклад в победу над персами.

Последующие события, однако, выявили расхождения между союзниками относительно дальнейших целей борьбы. Устранив непосредственную угрозу со стороны персов, Спарта считала необходимым далее наказать те греческие государства, которые добровольно выступили на стороне персов. Среди них были такие сильные государства, как Аргос, Фивы и Фессалия, которые представляли серьёзную угрозу для спартанской гегемонии. Это намерение Спарты противоречило интересам недавно присоединившихся к Эллинскому союзу ионийцев и островитян, которых скорее заботили защита от персидской угрозы собственных владений и продолжение войны на море. Выяснив, что эти цели не являются для спартанцев приоритетными, ионийцы обратились за помощью к афинянам.

Афины на тот момент не могли тягаться с пелопоннесцами ни в численности армии, ни в военных умениях, однако обладали мощным военным флотом. Из 378 греческих кораблей, которые в 480 году до н.э. участвовали в сражении у Саламина, 180 принадлежали афинянам. Эти корабли были построены по настоянию Фемистокла в 483 году до н.э. и принадлежали к наиболее мощному в военном отношении классу триер. Перечень кораблей, участвовавших в саламинском сражении показывает, что кроме Афин лишь Коринф (40 кораблей), Эгина (30), Мегары (20) и Халкида (20) обладали в то время флотом, насчитывавшим более двух десятков триер. Спарта имела 16 триер, Сикион — 15, Эпидавр — 10, а остальные греческие государства довольствовались лишь несколькими кораблями этого класса.

Сама судьба подталкивала Афины к продолжению морской войны. Они внесли решающий вклад в победу над персами в морской битве у Микале в 479 году до н.э. После этого по настоянию афинян союзный флот отправился к Геллеспонту, чтобы разрушить персидские мосты и освободить находившиеся здесь греческие города от персидской власти. Когда стало известно, что мосты уже разрушены, командовавший флотом спартанский царь Леотихид вместе с пелопоннесцами отплыл назад. Что же касается афинян, то, поскольку контроль над Геллеспонтом был для них жизненно необходим, они решили остаться и на собственный страх и риск вместе с ионийскими союзниками и островитянами начали осаду Сеста на полуострове Херсонес Фракийский.

Раскол между союзниками

По мнению Фукидида, главное значение экспедиции в Геллеспонт и взятия Сеста состояло в том, что эти события положили начало разделению между двумя лагерями тех союзников, которые только недавно восстали против царя, и тех, которые воевали вместе уже давно. В своём стремлении установить общегреческую гегемонию спартанцы столкнулись с неожиданными помехами. По наущению Фемистокла амфиктиония (союз племён, живших в окрестностях одного святилища) в Дельфах отказалась исключить из своего состава государства, не принимавшие участия в войне с персами. Спартанцы, надеявшиеся таким образом получить большинство голосов в амфиктионии, были разочарованы.

Также Фемистоклу удалось убедить афинян возвести новые стены вокруг их города вопреки мнению Спарты, утверждавшей, что эти укрепления могут использовать персы, если предпримут новое вторжение. Закончив все работы в короткий срок, Фемистокл заявил спартанцам, что афиняне благодаря стенам теперь в состоянии сами защищать себя от врагов и в будущем сумеют различать свои собственные и общеэллинские интересы.

Ещё одной дипломатической неудачей Спарты стало бесславное окончание фессалийского похода. Командовавшего войсками Леотихида подкупили правившие в Фессалии Алевады, и тот увёл армию назад. По возвращении в Спарту он предстал перед судом и был приговорён к изгнанию.

Чтобы укрепить единство в Эллинском союзе, Спарта в 478 году до н.э. вновь обратилась к политике продолжения войны с персами. Спартанский регент Павсаний, победитель в сражении при Платеях, в звании стратега эллинов с 20 пелопоннесскими кораблями отправился в Геллеспонт, чтобы захватить Византий. Одновременно афинские друзья Спарты предприняли кампанию по дискредитации Фемистокла, который не был избран в этом году стратегом, и потому во главе афинской эскадры из 30 кораблей к Византию отправился его противник Аристид.

Осада прошла успешно, и город был вскоре взят. Однако заносчивость Павсания, его жестокость и распутство настроили против него союзников. Самосец Улиад и хиосец Антагор даже совершили нападение на корабль Павсания, когда он вышел в море. Чтобы сохранить лицо, спартанские власти отозвали Павсания домой и заставили его отвечать перед судом. Павсанию удалось оправдаться, и в 477 году до н.э. он уже как частное лицо вновь отплыл в Византий, осел там и правил городом наподобие тирана. В дополнение к более ранним своим проступкам он вступил в переговоры с персами, обещая предать им Спарту и всю Грецию. Слухи о его поведении вновь достигли Спарты, и ему было приказано вернуться. На этот раз суд располагал собственноручными письмами Павсания и на основании безоговорочных улик приговорил его к смерти.

Попытки Спарты вернуть доверие союзников, отправив вместо Павсания Доркиса в сопровождении свиты из знатных спартиатов и небольшого войска, не имели успеха. Ионийцы единодушно отказались признавать их гегемонию, и вскоре посланники были отозваны назад. После этого спартанцы, как пишет Фукидид,

«уже больше не посылали других командующих из опасения, как бы они не развратились за пределами Спарты подобно Павсанию, и поэтому приняли решение уступить гегемонию на море афинянам, так как желали избавиться от тягот войны с персами и считали афинян, с которыми находились в то время в дружественных отношениях, способными к главнокомандованию».

Афинские стратеги Аристид и Кимон пользовались известностью и популярностью у союзников. Именно им союзники где-то между отозванием Павсания и прибытием Доркиса предложили заключить особый договор. Аристид ответил согласием, привёл союзников к присяге и сам поклялся от имени Афин «иметь с союзниками одних и тех же друзей и врагов». Заключённое им соглашение фактически упраздняло Эллинский союз в его прежнем виде и учреждало новое политическое образование во главе с Афинами. По месту проведения союзных собраний в святилище Аполлона на острове Делос, оно получило наименование Делосской симмахии.

Морской союз

Главной целью Делосской симмахии являлось продолжение войны и опустошение земель Великого царя ради мести и военной добычи. Для этого союзники обязывались содержать в боевой готовности постоянную армию и военный флот. Наиболее сильные в военном отношении государства должны были предоставить корабли и солдат, остальные уплачивали денежные взносы (форос) в союзную казну. Первоначально сумма этих взносов составляла 460 талантов. Раскладку этих денег на всех союзников в 477 году до н.э. произвёл Аристид, причём сделал это настолько беспристрастно, что получил от них прозвище Справедливый. Местом хранения союзной казны стал храм Аполлона на Делосе. Для сбора этих средств Афины учредили должность союзных казначеев эллинотамиев.

Не только сбор взносов с союзников, но и обеспечение флота кораблями с самого начала находилось под контролем Афин. Разорённые войной афиняне не могли вносить в союзную казну деньги, но зато брали на себя обязанности по снаряжению до половины объединённого флота, насчитывавшего 300 триер. Афинская гавань Пирей с её мастерскими и крытыми доками являлась постоянным местопребыванием союзного флота.

В отличие от Пелопоннесской лиги, возникновение Делосского союза было обусловлено общим соглашением, заключённым между афинянами и их союзниками. Афинское государство являлось гегемоном союза. Афиняне командовали союзным флотом и армией, собирали денежные взносы, а также выполняли многие другие функции. Вместе с тем союзники участвовали в регулярно созывавшихся на Делосе общих собраниях, которые санкционировали эти действия и принимали важнейшие общие решения. К их числу относились вопросы войны и мира, приём новых членов, раскладка фороса и т.д. Каждое государство было представлено несколькими делегатами, но на общих совещаниях обладало лишь одним голосом. Решения принимались большинством поданных голосов, и они были обязательны для всех голосовавших.

Афиняне также участвовали в этих собраниях, обладая в них правом голоса. Постепенно они усиливали значение своего государства в составе союза, что, в конечном счёте, привело к трансформации Делосской симмахии в Афинскую морскую державу.

Что, если бы 300 спартанцев остановили Ксеркса

Битва в Фермопильском ущелье – один из самых известных эпизодов античной истории. И даже если вы ничего не знаете о Второй греко-персидской войне, вы точно слышали о том, как 300 спартанцев пытались остановить огромную армию персидского царя Ксеркса и приняли героическую смерть в неравной битве. Посмотрим, что было бы, если бы боги смилостивились над отважными воинами царя Леонида и даровали им победу.

Что произошло?

Оговоримся сразу. Дальше в этой статье мы не будем искать исторической правды, выяснять, как там все было на самом деле, препарировать сочинения Геродота и сравнивать их с описанием сражения, которое сделал Ктесий, а также считать спартанцев, в попытке установить, сколько же их там было на самом деле. Мы примем всю фактуру за аксиому, потому что, в рамках данного сочинения, нам совершенно не важны ни полчище царя Ксеркса, ни соратники царя Леонида. Нам также не важны предатель Эфиальт, персидские послы, брошенные в спартанский колодец, и Геллеспонт (ныне Дарданеллы), который, по приказу Ксеркса, был подвергнут длительной, но, с учетом природы Геллеспонта, комичной порке. Нам важно лишь то, что Спарта эту битву проиграла, а Персия — выиграла.

Вторжение Ксеркса, который привел в Европу армию численностью где-то в четверть миллиона человек (Геродот называл фантастическое число в два миллиона), было для греческих городов настолько серьезной угрозой, что, ради борьбы с персами, полисы согласились забыть о своих претензиях друг к другу. Осенью 481 года до нашей эры в Коринфе состоялась встреча представителей всех крупнейших городов. Этот античный конгресс (любопытно, что «конгрессом» это собрание именуют очень многие историки) постановил, что противостоять Ксерксу нужно общими силами. Единственной внятной стратегией, позволявшей сдержать натиск гигантского по тем временам войска, была идея сражаться с ним в ущельях или проливах, то есть, в узких местах, которые, естественным образом, нивелировали гигантских численный перевес, имевшийся у персов. Именно в таком формате и прошли три из четырех крупнейших сражений войны: Фермопилы, Саламин и битва при Артемиссии. К слову, две последних баталии разворачивались на море. Греки обороняли узкие проливы и ущелья, а персы, лишенные возможности реализовать свой численный перевес, оказывались в весьма невыгодном положении. Выбор ущелий, при этом, был велик. Фермопилы же подходили почти идеально, будучи золотой серединой. С одной стороны, они расположены достаточно близко к городам, чтобы те могли быстро перебросить туда войска, с другой, территория, оккупированная персами не будет слишком большой.

Другое дело, что в решающий момент в ущелье оказался очень небольшой отряд из, приблизительно, 5−7 тысяч человек. Ядро составляли, конечно, Леонид с его личной охраной (те самые триста человек), но, помимо спартанских гоплитов, тут были также отряды и из других городов, например, из Фив, Феспии, Микен. От того, что защитником ущелья оказалось не три сотни, а пять или даже семь тысяч меняется немногое. Даже если взять максимальную численность греческого войска, названную Диодором, получится 7700 человек, получится, что Ксеркс имел численный перевес в 32 раза. Дальше все решало военное мастерство. Греческую фалангу, закрывшую собой ущелье, невозможно было обойти с фланга, персидская конница становилась бесполезной. Ксеркс и его армия застряли у входа в ущелья и были лишены возможности продвигаться вперед. Царь опасался за свой флот, от которого его теперь могли отрезать, и за снабжение. Иными словами, Ксеркс вынужден был торопиться, но небольшое греческое войско не пускало его вперед.

Могло ли быть иначе?

Вряд ли греки могли избрать иную стратегию, ибо встреча с персами в открытом поле сулила неминуемое поражение. Узость ландшафта была и оставалась их единственным шансом. Другое дело, что все тот же ландшафт, как уже говорилось выше, предлагал греческим городам широкий выбор ущелий для обороны. И Фермопилы не были единственным вариантом. На том же Коринфском собрании в качестве места для первого сражения часто называлось ущелье Темпе на границе Фессалии и Македонии. Оно находится севернее Фермопил, то есть, греки могли бы раньше встретить персов и держать их подальше от своих городов.

Другое дело, что Темпе находились на той территории Эллады, которая оставалась если не лояльной, то попросту не враждебной Ксерксу. Плюс, существовал обходной путь. Фермопилы же считались более надежным местом в том числе и потому, что про ту самую роковую тропу, которая, в итоге, погубила Леонида и оставшихся с ним воинов, как считалось, знали только местные жители. Тут, правда, возникает пара сомнений. На третий день битвы с Леонидом осталось не более тысячи человек. Остальные не погибли, а ушли, опасаясь окружения. Выходит, что информация об обходном пути не была, скажем так, «секретной». Вариантом номер три была оборона коринфского перешейка. Проблема, однако, заключалась в том, что при избрании этого рубежа эллинскому союзу пришлось бы сдать Афины. Фемистокл — отец афинского флота и будущий триумфатор Саламинской битвы, — грозил в этом случае выйти из войны и увести население города в Италию на поиски новых мест для жилья.

Что же касается исхода сражения, то, как уже говорилось выше, в условиях нехватки места в узком ущелье, у Ксеркса не было в руках козырей против армии Леонида. За два дня боев он потерял 20 тысяч человек, то есть десятую часть армии. Встреча с Эфиальтом была для персидского царя настоящим подарком.

Что изменилось бы?

Очень многое, если учесть, что битва при Фермопилах, как бы отважны ни были спартанцы, стала для Эллинского союза болезненным поражением. Да-да. Стратегия сдерживания врага в узких местах провалилась. Войско Ксеркса двинулось дальше. До переломной битвы при Саламине, в которой афиняне потопили персидский флот, оставалось еще больше года. Ксеркс же вторгся на территорию своего врага, наводнив своими воинами Аттику и Беотию. Иными словами, независимость греческих городов оказалась под угрозой.

В современных фильмах и литературе 300 спартанцев предстают перед нами героями, идущими на неминуемую смерть. Таковыми царь Леонид и оставшиеся с ним войны стали только на третий день сражения, когда их покинули союзники. Первоначально же оборона ущелья в компании 5−7 тысяч человек совершенно не выглядела безнадежным делом. Даже, наверное, наоборот. Неприступная позиция в Фермопилах, связанные руки неприятеля, плюс, работающее на тебя время. Продержись Леонид в ущелье дольше, и Ксекрс узнал бы, что такое голод, мародёрство и дезертирство, ибо у его войска начались бы проблемы со снабжением. Особенно в том случае, если бы афинский флот реализовал идею Фемистокла об атаке не плавучий мост в Геллеспонте, по которому персы переправились с территории современной Турции в Европу. Случись такое, и Ксеркс был бы заперт на чужой территории без припасов.

Всего этого не произошло. Греки проиграли, что едва не обернулось для них катастрофой. Царь Леонид вошел в историю как герой, принявший мужественную, но бесполезную с точки зрения хода войны смерть. Он не выиграл времени, не защитил Спарту, и не выполнил задачу, которая была на него возложена. Зато заработал славу человека невероятной личной отваги. Продержись Леонид дольше, он добавил бы сюда еще и славу спасителя Эллады. Сюжет о 300 спартанцах был бы куда более популярен у писателей, поэтов и режиссеров, если бы увенчался успехом. А так слава спасителя отечества досталась Фемистоклу. Опять же в культурном плане мало что меняется, потому что даже несмотря на то, что Фемистокл победил Ксеркса и исправил все, что наломал Леонид, спартанский царь куда более известен, чем афинский стратег. Про Леонида знает каждый школьник, имя Фемистокла помнят лишь специалисты по античной истории.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector