0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Нефть кто выиграл

Срыв сделки с ОПЕК и падение цен на нефть: кто выиграл, и кто проиграл? Что видно по прошествии нескольких дней?

Прошло несколько дней после того, как Россия отказалась от дальнейшего сокращения добычи нефти. Что произошло в результате?

В результате резко понизились цены на нефть и, соответственно, связанные с ними цены на газ.

И это ещё при том, что Саудовская Аравия пока не увеличила добычу нефти, а лишь пообещала это сделать (а до 1 апреля ещё действует старое соглашение).

Но саудиты – это не Путин, раз обещали – то выполняют, поэтому реакция мировых рынков не заставила себя ждать.

Итак, давайте разбираться, кто выиграл, а кто проиграл, кому такая ситуация выгодна, а кому – нет.

1. Китай.

Китай может стоя аплодировать Путину, ибо Китай выиграл однозначно. Китай вообще переживает тяжелые времена: в прошлом году началась серьёзная торговая война с США, а тут ещё эпидемия коронавируса, которая обрушилась на Китай в конце прошлого — начале этого года.

Поскольку Китай – один из крупнейших импортёров нефти (больше закупает только Евросоюз), он в выигрыше однозначно. Падение цен на нефть – хорошее подспорье для Китая, особенно в нынешнем состоянии.

2. Европа.

Евросоюз тоже в плюсе. И Германия, и Франция, и Италия и другие. Выигрывают и другие европейские страны, которые в Евросоюз не входят. Падение цен на нефть и газ порадует и Белоруссию с Лукашенко, и Турцию с путинским то партнером то непартнером Эрдоганом, и Украину с Зеленским.

Тут только что Путин посетовал, что США, взявшие Украину под внешнее управление, хотят обеспечить существование Украины за счёт России. Всё так оно и есть – конечно хотят.

Умолчал Путин лишь о том, что сам всемерно способствовал и способствует тому, чтобы это реализовалось, в том числе и тем, что сам же со своими чиновниками (Новаком и Сечиным) уронил цены на основной российский экспортный товар к радости Зеленского.

3. США.

Много появилось пУтриотических статей о том, как мы сильно ударили по США и им теперь кранты и сланцевой нефти тоже.

Но так ли это? Что произошло в результате? Доллар вырос, то есть демарш чиновников Роснефти привёл к усилению американской валюты и к ослаблению российской. Таковы факты, которые наглядно говорят, что позиции США от российского демарша с нефтью лишь усилились.

А как же со сланцевой нефтью, ведь именно на это часто упирали пУтриоты, указывая, что цена на неё теперь намного ниже себестоимости сланцевой нефти?

Здесь нужно понимать следующее.

Во-первых, США – это отнюдь не сырьевой придаток, и продажа нефти для США – это и не первая и далеко не основная статья доходов.

Во-вторых, дешевая нефть легко пойдёт на нужды американской промышленности, на заводы и фабрики (которые американцы не угробили, в отличие от РФ), и американские промышленники будут только рады дешевой нефти.

В-третьих, у американцев, как в своё время у СССР есть крупные корпорации (советский аналог – производственные объединения), где убытки одних предприятий покрываются прибылью других и никто не страдает, потому как такая система существует как единый организм.

В РФ же этот прежде единый организм порушили, в результате плохо стало всем из-за разрыва технологических цепочек и нарушения хозяйственных связей.

В-четвертых, американцам никто не мешает временно законсервировать сланцевые скважины до лучших времен, временно заменив их дешевой экспортной нефтью.

Американская экономика достаточно гибкая и США может быть как экспортером, так и импортером нефти – свою промышленность, в отличие от России, они не гробили.

4. Саудовская Аравия.

Конечно, саудиты во многом потеряли, лишившись многих прибылей.

Но в этой ситуации есть и свои плюсы.

Во-первых, себестоимость добычи нефти в Саудовской Аравии чрезвычайно низка, гораздо ниже, чем, например, в России. Поэтому они всё равно остаются в прибыли (хотя и гораздо меньшей, чем могла бы быть).

Во-вторых, получившийся демпинг оказывается страшным ударом по конкурентам, прежде всего по Ирану, для которого нынешняя ситуация является страшным ударом, и выдержит ли её Иран – большой вопрос, ибо его экономическая ситуация крайне тяжелая.

А у Венесуэлы она ещё хуже. Так что вот и получилось, что российское руководство своим демаршем нанесло удар по своим союзникам – Ирану и Венесуэле.

А теперь перейдём к самому главному.

5. Россия.

Срывом сделки с ОПЕК российское руководство просто выстрелило в собственную страну и народ.

Во-первых, повторюсь упали цены на основной экспортный товар России – нефть и газ. И, в отличие от США, РФ не может перенаправить дешевые нефть и газ на нужды промышленности, потому как она разрушена: во время путинского правления были уничтожены десятки тысяч предприятий, о чём я уже неоднократно писал.

Во-вторых, падение цен на нефть ослабило рубль, таким образом, подавляющее число россиян, которые доходы имеют в рублях (в отличие от путинских дружков-олигархов и их челяди), стало беднее.

То есть неизбежный результат ослабления национальной валюты – это и рост цен, и рост нищеты.

Что получается в итоге?

А то, что нынешние геополитические противники России: США, их союзники по НАТО (например, Германия, Польша, Турция, Япония) от этого демарша российского руководства и срыва сделки с ОПЕК только выиграли. Как и Украина.

Саудовская Аравия, частично несет потери, частично это оборачивается ей в плюс.

В однозначном убытке отказывается Россия и её нынешние союзники – Иран и Венесуэла. И эту рукотворный кризис привез России Путин и его команда. Ну а расплачиваться, как обычно, придётся народу России, здесь ничего нового.

Путин, Сечин и ОПЕК. Уроки поражения в нефтяном блицкриге

Почему Россия проиграла «нефтяную войну» и что россиянам теперь за все это будет? Об этом в новом выпуске программы «Деньги на Свободе» с экономическим публицистом Максимом Блантом.

Главным событием прошлой недели, без сомнения, стало окончание продлившейся чуть больше месяца «нефтяной войны». Страны ОПЕК+ (государства, входящие в картель, и участвующие в договоренностях другие нефтедобывающие страны мира. – РС) заключили новое соглашение о сокращении добычи нефти, которое может хотя бы ненадолго поддержать цены на основной продукт российского экспорта. Произошло это 10 апреля, в Страстную пятницу, когда основные мировые рынки были закрыты.

Полная видеоверсия программы:

Но на ожидании этого события цены на нефть, а вслед за ними и российский рубль росли всю неделю. Баррель нефти марки Brent, который в первых числах апреля стоил около 25 долларов, в четверг взлетел до 36 – после чего спекулянты начали фиксировать прибыль и цена сползла до 31 доллара. Рубль показал максимальный рост за последние два года, и доллар в России подешевел с 77 с половиной до 73 с половиной рублей. Причем в четверг на бирже можно было купить доллар и по 72,65.

И это несмотря на то, что Россия в этой войне, которую сама и развязала, потерпела сокрушительное поражение. Пришлось принять все условия, которые в ультимативной форме выдвинула Саудовская Аравия и которые поддержали США.

Прежде чем извлечь какие-то уроки из этого неудавшегося блицкрига, стоит напомнить основные события торговой войны.

Судя по всему, идея воспользоваться кризисом для того, чтобы вытеснить с рынка американские сланцевые компании, зрела у российского руководства уже давно. В начале февраля в распоряжении агентства Reuters оказалось письмо, которое еще в декабре глава «Роснефти» Игорь Сечин написал президенту Владимиру Путину. Там говорится, что сделка с ОПЕК по сокращению добычи нефти является стратегической угрозой для России и играет на руку Соединенным Штатам, которые агрессивно наращивают свою долю на рынке.

В конце февраля, когда эпидемия коронавируса бушевала еще в основном в Китае, резкое сокращение спроса на нефть и нефтепродукты в результате обвального падения грузовых и пассажирских перевозок становится очевидным. В этот момент Саудовская Аравия выступает с инициативой провести экстренную встречу ОПЕК+ и договориться о дополнительном сокращении добычи на полтора миллиона баррелей в сутки. Переговоры в Вене назначают на 4–6 марта.

Перед этой встречей 1 марта Путин проводит совещание с представителями нефтяных компаний. Там он говорит, что Россию устраивают текущие цены на нефть, а накопленные резервы позволят исполнить бюджетные и социальные обязательства даже при ухудшении ситуации. Проще говоря, снижать добычу Россия не собирается, к падению цен готова, а если кому-то что-то не нравится, пусть снижают сами.

Ровно эту позицию и высказывает российский министр энергетики Александр Новак в Вене 4 марта. Он предлагает сохранить добычу на уровне первого квартала до июня и посмотреть, что получится. Арабы настаивают, Новак упирается. Арабы грозят выйти из соглашения. Новак спешно улетает в Москву для консультаций и возвращается в Вену в пятницу, 6 марта, с окончательным «нет». Цена на нефть марки Brent, которая перед переговорами выросла с 52 до 55 долларов, обваливается более чем на 10 процентов, до 45 долларов за баррель. И это было только начало.

В выходные Саудовская Аравия обещает с 1 апреля увеличить добычу более чем на четверть по сравнению с февральским уровнем. Кроме того, государственная компания Saudi Aramco предлагает европейским покупателям российской нефти свою более качественную нефть по 25 долларов за баррель. Далее на стороне Саудовской Аравии в «нефтяную войну» вступают Ирак, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты. Они готовы наращивать добычу и давать скидки.

«Роснефть» в свою очередь тоже заявляет, что готова увеличить добычу. Аж на 300 тысяч баррелей в сутки. Это, конечно, много. Но Saudi Aramco собирается увеличить добычу на 2 миллиона 300 тысяч баррелей в сутки, и на этом фоне заявление «Роснефти» выглядит бледновато.

После воинственных заявлений саудовцев в понедельник, 9 марта, цена на нефть обваливается до 35 долларов за баррель, причем в какой-то момент она опускается до 31 доллара за баррель.

В «Роснефти» откровенно радуются, предвкушая скорую гибель американских сланцевых компаний. Российские чиновники подсчитывают, на сколько хватит резервов при 35 долларах за баррель. В пятницу, 13 марта, первый вице-премьер правительства России Андрей Белоусов заявляет, что 35 долларов за баррель – это «новая устойчивая реальность», в которой России придется жить довольно продолжительное время.

Однако нефтяные аналитики с ужасом ждут, когда избыток предложения на нефтяном рынке приведет к тому, что все мощности для хранения сырья будут задействованы. Ряд банков предрекает отрицательные цены на нефть – производители и владельцы нефти вынуждены будут доплачивать тем, кто согласится забрать их товар и освободит хранилища. Единственный, кто сохраняет оптимизм, – глава «Роснефти» Игорь Сечин. 20 марта он прогнозирует, что после смерти американских сланцевых компаний нефть вернется к 60 долларам за баррель, и произойдет это, по его подсчетам, ближе к концу года. С похожим заявлением выходит в тот же день пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. Он пытается успокоить журналистов, заявляя, что обвал цен на нефть – это не катастрофа, что у России есть «солидный запас прочности», а нефтяной сектор США уже находится в «бедственном состоянии».

Но отсутствие хоть какого-то позитивного сценария толкает нефтяные цены все ниже. Баррель Brent на 35 долларах останавливается совсем ненадолго. Цена падает сначала ниже 30, а потом и ниже 25 долларов.

С российской нефтью все обстоит еще хуже. Покупатели либо отказываются от поставок, либо требуют значительных скидок к биржевой цене. К концу марта стоимость российской нефти Urals падает до 10,5 доллара за баррель. Ниже 13 долларов бюджет практически не получает доходов от нефтяных компаний, а экспорт в Европу не окупается – доставка дороже. То есть экспортные цены для российских компаний по факту становятся отрицательными.

Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы в дело не вмешался американский президент. Первое время он активно радовался дополнительному стимулу, который получили американцы в виде дешевого бензина. Но в какой-то момент нефтяное лобби стало все настойчивей требовать от американского президента ввести импортные пошлины и новые санкции в отношении России, а также прекратить военное сотрудничество с Саудовской Аравией. Так что Трамп решил сначала договориться по-хорошему.

Итак, что мы имеем в «сухом остатке». Россия подписала обязывающие документы, которые лишают национальные нефтяные компании существенной доли рынка, который был у России до того, как она отказалась сокращать добычу в начале марта. США формально не стали брать на себя никаких обязательств, и сланцевые компании – если цены начнут расти – снова будут вытеснять с рынка российских производителей.

Во всей этой истории меня лично поражают два обстоятельства. Во-первых, совершенно непонятно, почему Путин с Сечиным решили, что арабы будут воевать против американских компаний, а не против российских. А во-вторых, удивляет уверенность в том, что Трамп будет спокойно наблюдать, как уничтожается целая отрасль американской экономики. И судя по тому, насколько эффективным стал его телефонный разговор с Путиным, после которого Россия согласилась на все, американский президент привел именно те аргументы, которые Путин не смог проигнорировать.

Другие темы новой программы «Деньги на Свободе» с Максимом Блантом:

  • Без работы и без денег. С какими проблемами сталкиваются фермеры и индивидуальные предприниматели
  • Валюта последней инстанции. Куда растет золото и в чем его главный недостаток

Сделка ОПЕК: кто выиграл, а кто проиграл в первой крупной битве большой нефтяной войны 2020

Сделка СУПЕР ОПЕК+ (13.04.20): Кто выиграл, а кто проиграл, или о чем говорят торги на бирже

Наступил первый рабочий день биржевиков с момента заключения «исторического соглашения по нефти», как его уже окрестили в мире. И он принес очень и очень многозначительные результаты. Избыток нефти на рынке остается, а значит война не окончена. Да и перемирие пока тоже не наступило.

«Соглашение воистину не имеет исторических аналогов, и (оно) несомненно большой прорыв для непростой нефтяной дипломатии столь разных участников, по-разному затронутых нынешним кризисом. Впервые в переговорах, хоть и в опосредованном виде, приняли участие США, причем на уровне президента».

Управляющий американского фонда Principal Investors Кайл Шостак.

Действительно создана новая модель регулирования рынка и влияния на него главных игроков. И она работает. А как работают соглашения, о которых так много говорили накануне? Очень интересно «работают», на самом деле.

Нефти все рано много

Первый вывод, который уже сделан всеми ведущими экономистами – объемы сокращений недостаточны и избыток нефти на рынке, пусть и не в таких чудовищных объемах, но остается.

А отсюда и давление на цены, которые… уже с утра после небольшого колебания ушли вниз. И это говорит о том, что у стран-экспортеров проблемы со сбытом остаются и что кому-то рано или поздно придется сокращать добычу больше обусловленных объемов.

Ранее такая ситуация уже наблюдалась на рынке. Саудовская Аравия с 1 января 2017 года согласно квот имела право добывать 10,05 млн. барр. нефти в сутки. И этой цифры она достигла до «обострения второй половины 2018-го» только в октябре 2017-го. Причем, иногда среднемесячные просадки по добыче у них составляли до почти 200 тыс. барр. в сутки (апрель 2018-го). Причина проста, саудиты не могли продать даже ту нефть, которую имели право добывать.

То же самое, очень вероятно будет и сейчас. Благодаря проблемам с потреблением и нефтяному спурту апреля, хранилища КСА будут почти заполнены. И уже летом саудитам надо будет что-то делать. Выход один – играть ценами, чтобы удержать продажи. А отсюда и то, что мы с вами видим сегодня.

А отсюда и первый важнейший вывод – война не окончена. Более того, новое соглашение это не просто очередной ее этап, но очень важный ее этап. Теперь, когда рынок стал общим и все страны удовлетворились достигнутыми результатами, правило – выбывает слабейший все равно продолжает работать. А вот аргументы а-ля санкции и импортные пошлины – уже не работают.

Квоты квотами, а что с продажами?

При этом надо понимать, что рынок нефти – это не тотализатор. Он играет по правилам, и на споте оказывается очень незначительное число нефти. Основная нефть продается по длинным контрактам, пусть и с плавающей ценой. И таких контрактов у России много, а у саудитов мало. И в условиях сокращения потребления в первую очередь нефть покупается по длинным контрактам, а режутся именно спотовые поставки.

И это уже показал опыт 2017-19 годов, когда Россия, во время работы предыдущих соглашений в рамках ОПЕК+, всегда выбирала свои квоты, в первую очередь благодаря своим длинным контрактам в Европу и Китай. А вот у других таких козырных карт в рукаве нет. А потому можно не сомневаться, что Москва свои квоты выберет, а вот остальные … вряд ли.

И с этим страны Персидского залива уже очень скоро столкнутся и … уменьшат добычу ниже обозначенных квот. Разве что случится чудо и мир быстро восстановит темпы экономического развития. Но пока похоже, что будет только хуже.

Что будет с ценами

Кстати цены на нефть, это один из важнейших не только вопросов, но и маркеров. Ведь для каждого из трех основных участников «большой сделки», есть своя наиболее приемлемая цена. И та страна, которая сможет навязать остальным наиболее благоприятную для себя цену – она и есть победитель, что скажется уже в среднесрочной перспективе.

Хуже всего данная позиция для саудитов. Их устроит цена в 80 долл. за барр. Именно при такой цене их бюджет будет сбалансирован по доходам/расходам, но… очевидно, что о таких ценах нужно забыть. А отсюда и мой старый вывод, что саудиты априори не могли в этой борьбе быть победителями.

Для США все несколько проще. Для нормального развития сланцевой индустрии им нужны цены не ниже 50 долл. за баррель. И достичь их было бы можно, если бы не обвал экономик стран мира. А новое соглашение, судя по его параметрам и параметрам потребления явно не даст нужного им результата. Если цена достигнет 40 долл. за баррель, будет здорово. Но и этого целевого параметра ей будет достичь очень и очень трудно. Не говоря уже о «нефти по 50».

А вот у Москвы, бюджет которой сбалансирован при 45-46 долл. за баррель (с учетом изменений объемов), и у которой есть деньги на долинную войну, нынешняя цена вполне допустима. Именно она позволяет удерживать нефтянку в период кризиса в относительно неплохом состоянии, и при этом у ее главных противников на рынке нефти проблемы не исчезают.

А теперь, разобравшись в общих тенденциях, переходим к выводам.

США. Трамп получил, что хотел. Временную передышку и откладывание краха его сланцевой индустрии. Нет, она будет падать и это падение уже неизбежно и в среднесрочной перспективе, что ставит крест на сланцевом буме, но не так стремительно и это поможет ему снять одну проблему перед выборами. То есть стратегия принесена в жертву тактике. Это так похоже на всю политику Трампа и это еще сыграет с американской нефтянкой плохую шутку.

Саудовская Аравия. Она тоже может немного перевести дух. Плохое соглашение для нее лучше чем его полное отсутствие. Квота в 8,5 млн. барр. с дальнейшим выходом на 9 млн. барр. в июле и стабилизация цен в районе 30 долл. за баррель, позволит выиграть время, но не решает проблем в будущем. Дефицит бюджета будет пусть и не убийственным, но большим (до 100 млрд. долл. в год), что ставит страну перед нехорошим выбором не через 2-3 года, а через 4-5. Вот и весь выигрыш Эр-Рияда а другого и не могло быть.

Россия. Соглашение для Москвы дало главный козырь в руки. Теперь США, пусть и косвенно, но часть механизма контроля рынка нефти. А отсюда снимается угроза санкций и пошлинного урегулирования проблем. Да, это меньше, чем добыча в феврале-марте 2020-го, но так и условия в мире за это время кардинально изменились. А далее идут плюсы. 8,5 млн. барр. в мае-июне 2020 и 9 млн. барр. далее до конца года, на фоне нынешнего падения потребления и очень вероятного еще большего падения добычи у конкурентов (ниже оговоренных квот) это точно не проигрыш. При уровне цен 30 долларов за барр. (а не 20 или ниже) – это проблема для бюджета, но во время мирового кризиса таких масштабов, который на горизонте, это не так уж и плохо. Особенно с учетом того, что далее Москве не потребуется ничего уменьшать (вспоминаем длинные контракты).

При этом такой уровень цен гарантированно убивает американских сланцевиков, а значит ведет и к достижению второй стратегической цели Москвы.

Вот так на сегодня пока выглядит ситуация по состоянию на середину дня 13 апреля 2020 года. А что будет дальше поглядим. Год будет динамичным, а потому

продолжение явно следует.

Сделка СУПЕР ОПЕК+ (13.04.20): Кто выиграл, а кто проиграл, или о чем говорят торги на бирже

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Доллар снова по 60 рублей? Нефтяная сделка, кто выиграл

Глобальная экономическая война на рынке нефти завершается. Двухдневные переговоры сначала на уровне ОПЕК+, а затем на уровне министров энергетики G20 дали свой результат: 23 страны-экспортёра, включая Россию и США, будут снижать добычу, чтобы восстановить цены. Кто вышел победителем и что значит эта сделка?

Развязанная Саудовской Аравией и США война на нефтяном рынке сильно ударила по всем странам-экспортёрам. Для России цена барреля нефти Brent ниже 40 долларов неминуемо означает сокращение доходов — таково было пресловутое бюджетное правило. Согласно ему, если баррель нефти стоил выше 40 долларов — мы накапливали финансовые запасы, если ниже — тратили.

За обвалом цен на нефть последовало и пикирование рубля — доллар в моменте укреплялся до значений даже выше 80 рублей за одного «американца». Девальвация национальной валюты для России — это гарантированный рост инфляции, удорожание любого импорта, что сказывается как на простых людях, так и на экономике страны в целом.

Сделка стран ОПЕК+ вместе с не входящими в расширенный состав картеля странами-экспортёрами фактически остановила сокрушительное падение цен на нефть — они пошли вверх, рубль поначалу отнёсся к сделке прохладно, но затем стал укрепляться. Ведь по заявлениям ОПЕК, места в хранилищах нефти на планете Земля хватило бы на 40-45 дней, а в ряде случаев нефть продавалась даже с отрицательной ценой, то есть производители доплачивали сами, чтобы продать каждый баррель.

Выход из этого «пике» состоялся. Но остаётся главный вопрос — какой ценой. По соглашению все страны сокращают разные объёмы добычи, к тому же внезапно появились и государства, выступающие против. Они не хотят останавливать свои добывающие предприятия, так как это слишком затратный процесс. Кто прав и выиграл от этой сделки?

Сделка года

Первое, о чём сообщили все ведущие мировые СМИ, — это о том, что Россия и Саудовская Аравия заключили перемирие в нефтяной войне. Стоит напомнить, что крушение мирового рынка нефти произошло из-за позиции Эр-Рияда, который «обиделся» на первоначальный отказ Москвы снижать добычу и в ответ стал «мстить». Причём не только России, но и США, да и самому себе. Саудиты рекордно нарастили добычу «чёрного золота» и стали выводить эти партии на рынок с большой скидкой. Действовали ли они себе во вред? Да, если учесть, что бюджет Саудовской Аравии верстается из цены вообще в 75-80 долларов за баррель, а стоимость нефти из-за саудитов рухнула.

Однако Эр-Рияд руководствовался соображением о том, что пусть это плохо для него самого, но экономическому противнику должно быть ещё хуже. По касательной этот удар серьёзно зацепил американских производителей сланцевой нефти, добывать которую очень дорого. Без стабильных средневысоких цен на нефть сланцевики США начали задыхаться. В конце концов и Дональд Трамп признал «ненормальность» ситуации, хотя по идее американцы должны быть рады тому, как их союзники-саудиты расчищают рынок для нефти из США.

Итогом переговоров, которые продолжались 9 апреля более девяти часов, стала новая международная сделка по сокращению добычи для того, чтобы цены выросли. О чём договорились?

В финальном коммюнике указано, что с 1 мая по 1 июля 2020 года суммарное сокращение мировой добычи составит 10 млн баррелей в сутки. Затем, с 1 июля по 1 декабря — 8 млн баррелей. И, наконец, с 1 января 2021 по 1 апреля 2022 — 6 млн баррелей. Половину от 10 млн баррелей возьмут на себя Россия и Саудовская Аравия — каждая страна урежет свою добычу на 2,5 млн баррелей в сутки или на 23%. Остальные 5 млн баррелей в сутки делятся на оставшихся участников. Надо сразу отметить, что США в сделке не участвуют, но также начнут сокращение добычи. Трамп ранее объявил, что Вашингтон станет добывать в сутки на 250 тыс. баррелей нефти меньше.

На переговорах серьёзным противоречием была «точка отсчёта» для сокращения мировой добычи. Саудиты настаивали, что отсчитывать сокращение нужно от апрельских показателей, в России же предлагали взять за основу планку добычи в I квартале. В итоге «победила дружба» — за точку отсчёта приняли тот уровень, который был зафиксирован изначально в сделке ОПЕК+ с декабря 2016 года.

И Россия, и Саудовская Аравия будут сокращать добычу с 11 млн баррелей в сутки до 8,5 баррелей, обоюдно снижая её на искомые 2,5 млн баррелей каждая. В соглашении также предусмотрен постепенный рост добычи сначала до 9 млн баррелей в сутки, а затем и 9,5 млн баррелей. Установлен своего рода паритет.

Не последнюю роль в заключении соглашения сыграл и прогноз ОПЕК по сокращению мирового спроса из-за пандемии коронавируса — во II квартале он должен упасть на 11,9 млн баррелей в сутки, а по итогам года снизиться на 6,8 млн баррелей. При таких объёмах «выпадающей» нефти, которая никому не нужна, стабилизировать рынок и правда мог бы вывод с него одного крупного игрока. Но так как это было невозможно, добычу необходимо было сокращать коллективно.

Мексика против

Участники потребовали от Мексики снизить добычу на 400 тыс. баррелей в сутки, однако президент этой страны Андрес Мануэль Лопес Обрадор заявил, что это невозможно. Позиция Мексики поставила переговоры на паузу с перспективой провала вообще всей сделки.

Ставки высоки: цены уже рушатся под тяжестью нефтяного переизбытка, который составляет около трети от обычного размера рынка после того, как пандемия коронавируса нарушила работу мировой экономики. Это угрожает американской сланцевой промышленности, разрушает бюджеты нефтезависимых стран и затрудняет реагирование центральных банков на вирусный шок,

— делится своей оценкой Bloomberg, приводя это утверждение в доказательство справедливости слов Дмитрия Пескова, пресс-секретаря президента России, предупредившего об опасности срыва сделки по нефти из-за «драки» Мексики с Саудовской Аравией.

«Сделка положит конец ценовой войне между Саудовской Аравией и Россией. Тем не менее, она всё ещё нуждается в одобрении Мексики, которая является частью картеля, но до сих пор не одобрила её», — продолжает Bloomberg.

Россия ещё достаточно долго может выдержать ценовую войну. Фото: Александр Авилов/АГН «Москва»

Однако мы знаем, что президент США Дональд Трамп уже оказал давление на Мексику. Нет, она не согласилась сократить добычу на искомые 400 тыс. баррелей в сутки. По-прежнему есть согласие только на 100 тыс. баррелей, а вот остальное сокращение в счёт мексиканской доли возьмут на себя США, пойдя на уступки.

Тут в дело вмешалась Саудовская Аравия, которая выступила против плана Трампа и президента Мексики Обрадора, требуя от Мексики соблюдать справедливую и предписанную ей квоту.

«Трамп предложил компромисс, но Саудовская Аравия его отвергла. Переговоры между королевством и Мексикой продолжаются», — добавляет американское деловое агентство, знакомое с деталями переговоров.

Кто победил и есть ли победа?

Казалось бы, основные договорённости достигнуты, все страны пошли на уступки. И Россия вместе с Саудовской Аравией пошли на самое большое сокращение, тогда как Мексика, которой было предписано сократить добычу всего на 400 тыс. баррелей в сутки, не согласна выполнять это условие.

В пользу позиции Мексики говорит тот факт, что страна долго шла к текущему уровню добычи, снижать который теперь — это потратить впустую все усилия. В России, тем не менее, считают, что сделка состоялась, а однозначно выигравших и проигравших нет.

Здесь нет проигравших. Только выигравшие. Выигрывают и производители, и потребители нефти, и мировая экономика в целом, которая могла погрузиться в хаос, если сделка была бы сорвана,

Критики в массе своей говорят о том, что Россия проиграла эту нефтяную войну. Хотя бы просто потому, что Москве всё-таки пришлось сокращать добычу. Со стороны ситуация выглядит так: Саудовская Аравия в начале марта потребовала от России сократить добычу, но Москва отказалась. За это она была «наказана» и теперь стала сговорчивее. Однако так говорят, в основном, западные источники, которые упускают из вида два момента.

Первый — Россия не была изначально против сокращения добычи, она предлагала лишь сохранить его на текущем уровне (до начала марта), тогда как саудиты жёстко настаивали на снижении добычи. Чем руководствовалось Минэнерго России и лично Александр Новак? Недопущением «расчистки» рынка для американской сланцевой нефти. В тот момент, когда Россия и Саудовская Аравия (союзник США) сократили бы добычу, проявив адекватность, Вашингтон спокойно сохранял бы её и получил бы ту долю мирового рынка, которая принадлежала России.

Конечно, из-за «капризного» поведения саудитов Россия получила удар, рубль ушёл вниз вместе с падением цен на нефть. Безусловно, Новак мог бы продолжать переговоры вместо того чтобы просто неожиданно их прекратить. Выход Новака из зала заседаний произвёл большое впечатление на всех членов ОПЕК+, на экономистов и аналитиков.

Начинается вот эта странная история, когда министр Новак аж выходит из зала заседаний. Мне хочется сказать министру энергетики моей страны, где валюта так зависит от нефти, — вернись в зал, продолжай разговаривать. А вашингтонская администрация сейчас находится в истерике, конечно. Там тоже своё шапкозакидательство, только в области фондового рынка, но у неё всё-таки хватит ума понять, что нужен консенсус, в том числе и с Москвой. Тем более что Евросоюзу российская нефть и нужна, и выгодна,

— заявил Царьграду финансовый эксперт Ян Арт.

Второй момент, который упускают из вида те, кто говорит о нынешнем поражении России в нефтяной войне — это наличие у нашей страны «кубышки» на «чёрный день» и себестоимость добычи барреля нефти. Таких резервов, как у России в Фонде национального благосостояния, нет у Саудовской Аравии, тогда как Россия «кубышку» уже распечатала (на начало марта, когда рухнула сделка ОПЕК+, в ФНБ у России было порядка 10 трлн рублей).

По оценкам Bloomberg, себестоимость добычи барреля нефти в России составляет меньше 20 долларов, а значит, наша страна может достаточно долго выдерживать ценовую войну. Сланцевый метод добычи нефти в США — гораздо более затратный, оттого американские производители «чёрного золота» и понесли самые большие убытки. К тому же ФРС США из-за пандемии коронавируса стала с бешеной скоростью печатать доллары, вливая их в экономику на помощь страдающим от кризиса компаниям. Сумма свежих вливаний в конце марта составила порядка 2 трлн долларов.

Отсюда следует другое заключение — сколько Саудовская Аравия могла терпеть ситуацию, когда она продаёт свою нефть с большой скидкой за доллары, которые США печатают «из воздуха»?

Поэтому очевидно, что от сделки выигрывают все, но не проигрывает никто. 12 апреля Bloomberg сообщил, что вечером этого же дня переговоры в формате ОПЕК+ будут продолжены. Цель — заключить сделку, убедив Мексику. И если весь мировой рынок нефти оказался на краю пропасти из-за безответственного поведения саудитов и американцев, то нет никаких сомнений в том, что страны примут на себя и дополнительное сокращение добычи, выбрав из двух зол меньшее.

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Кремль сообщает, что по итогу договоренностей с Саудовской Аравией и ОПЕК+ выиграли все. Официальные СМИ поддерживают мнение о том, что Россия если не добилась своего, то своими действиями не позволила ухудшить свое положение на нефтяном рынке.

Западные СМИ, в том числе и Bloomberg сообщают, что России пришлось уступить в новой нефтяной сделке. Путин пытался надавить и проиграл. «Многоходовочка» Путина не удалась. Утверждается, что по новой сделке России придется снизить добычу значительно больше, чем по тому предложению, которое было от Саудовской Аравии в начале марта. Российские либералы горячо поддерживают это мнение, ведь «чем хуже в стране тем им лучше».

Но в данной ситуации не нужно даже быть специалистом по нефтяному рынку в мире, чтобы понять простую мысль.

. сравнивать ситуацию на нефтяном рынке в начале марта и во время последних договоренностях вообще нельзя. Разные условия и разные обстоятельства. Никто не мог предположить глубину удара пандемии по экономике мира и по темпам спроса на «черное золото». Ведь во время последних договоренностей с ОПЕК+ уже было понятно, что еще немного и ВСЕ мировые хранилища нефть заполнятся под завязку и тогда есть договоренность или нет договоренности придется остановить добычу ВСЕМ!

Если бы в начале года мы пошли на поводу саудов и приняли бы их предложение, то сегодня все равно пришлось бы его пересмотреть и сократить добычу еще до текущих ограничений. Это жестокие реалии пандемии. В чем смысл сравнивать параметры договоренностей тогда и сейчас?

А ведь если внимательно посмотреть, то можно увидеть, что Россия получила свою выгоду от новой сделки и в целом обыграла своих оппонентов в этой «схватке». Хоть речь идёт пока только об одном сражении, а не о целой войне.

Если раньше Саудовская Аравия принуждала Россию серьезно сократить добычу, то теперь в эту сделку вынужденно вошло 23 страны, входящие и не входящие в ОПЕК. Россия добилась как минимум того, что ее рынки сбыта не были захвачены другими поставщиками по результатам первой сделки. Даже максимальный демпинг Саудов не помог им перехватить потребителей, так как транспортных ресурсов все равно не хватило.

Никто не верил, что Путин сможет втянуть в эту сделку США. Но кроме того, что США взяло на себя объемы Мексики для снижения объемов добычи председатель комиссии Райан Ситтон сообщал в СМИ, что США сократит добычу «органически» на 4 млн б/с в ближайшие три месяца. «Если ничего не сделать, то мировые хранилища заполнятся за два месяца, и тогда уже надо будет сокращать на 30 млн б/с», — заключил он. Да, рычагов для этого в США маловато, но официально или нет, но им придется это сделать.

Все пеняли Путину, что он опрометчиво решил ударить по сланцевой нефти США, да промахнулся. Мол невозможно бороться с американским сланцем. А что мы видим на самом деле?

Американская нефтяная компания Texland Petroleum LP приняла решение приостановить добычу нефти на всех скважинах из-за резкого падения спроса, сообщила The Wall Street Journal.

«Мы никогда этого не делали раньше. Мы всегда могли продавать нефть, даже по неблагоприятной цене», — сообщил президент компании Джим Уилкес. Texland обратилась к государству с просьбой о займе, который позволил бы платить зарплату 73 сотрудникам, пишет издание.

Более крупные компании также урезают добычу. Так, кроме Texland в апреле и мае объем выкачиваемой нефти планирует сокращать компания Continental Resources, снизив добычу примерно на 30%. Помимо этого, Parsley Energy остановила работу примерно на 150 скважинах, отмечает The Wall Street Journal. Из них компания добывала около 400 барр. в сутки. По словам главы Parsley Energy Мэтта Галлахера, их разработка больше не рентабельна.

С середины марта крупнейшие нефтяные компании, такие как Exxon Mobil и Royal Dutch Shell, объявили о том, что они сокращают расходы на сумму около $50 млрд, пишет The Wall Street Journal.

По данным Baker Hughes Co, количество буровых установок в США сократилось с 800 до 600 за последний месяц.

Parsley Energy была одной из двух компаний, попросивших регулятора Техаса рассмотреть сокращение добычи нефти на фоне падения мирового нефтяного рынка. Совместно с Pioneer Natural Resources Co она предложила созвать совещание и установить «разумный рыночный спрос на нефть из Техаса» на май, сообщал Bloomberg.

Ситуация для продавцов энергоносителей в мире очень сложная, но говорить о том, что именно Россия что-то серьезно проиграла именно из-за своих маневров с ОПЕК+ это очень самоуверенно.

Зря Россию хоронили: теперь стало понятно, кто же победил в нефтяной войне

С нетерпением жду адептов Саудовской Аравии и сланцевой нефти под этой статьей, ибо в прошедшие дни на рынке нефти произошло событие, которое трудно переоценить, особенно в условиях текущей ценовой войны.

«Цена на российский сорт нефти Urals превысила $16 за баррель, при этом нефть Urals начала торговаться с премией к нефти марки Brent. Об этом сообщает агентство Argus со ссылкой на собственные данные.

Так, по данным агентства, 24 апреля нефть Urals при поставках в северо-западную Европу стоила $16,39 за баррель, что на $0,68 за баррель больше, чем в предыдущий день торгов.» (конец цитаты)

Никогда такого не было и вот опять. Напомню, что последний раз российская нефть стоила дороже североморской в 2014 году, однако на этот раз период доминирования нашей нефти по ценам может продлиться и дольше.

Напомню, что Москва неожиданно договорилась в апреле с Минском — и в Белоруссию начало поступать по 300 тысяч баррелей в сутки. Условия этого соглашения пока неизвестны, но сейчас это и не так важно — куда важнее то, что Александр Новак озвучил мысль о том, что в мае появится дефицит российской нефти на мировом рынке- дескать, мы безукоризненно будем выполнять все условия по сокращению добычи. Мы вообще белые и пушистые, а если кому-то российской нефти не хватит, он всегда сможет постоять в очереди, соблюдая социальную дистанцию с другими покупателями.

Почему эта новость важна? Потому что сам факт цены на Юралс с премией к цене Брента показывает наметившийся перелом в нефтяной войне — это легкой и сверхлегкой нефти на мировом рынке более чем достаточно, а вот с тяжелыми сортами совершенно другая картина: Иран под санкциями, Венесуэла в кризисе и только Россия продолжает безукоризненно выполнять все взятые на себя обязательства.

При этом указывается, что отгрузка нефти в портах Балтийского моря в мае упадет на 40% — однако нефть в танкерах никогда не отражала полный объем всей российской нефти, идущей на мировой рынок, а детали соглашения с тем же Китаем (как и объемы ежедневно отгружаемого сырья по нефтепроводу ВСТО) остаются тайной за семью печатями. Иначе говоря, никто в мире не может точно сказать, сколько нефти и по каким ценам продает Россия сегодня — напомню, что мощность того же ВСТО составляет 80 млн тонн в год (или 584 млн баррелей).

А что же у наших «партнеров» в пододеяльниках? А у них все хорошо, поскольку они ведь объявили в начале апреля свой дисконт для Европы в 10,3 доллара к цене нефти марки Брент — и неукоснительно этого дисконта придерживаются. Если Брент сегодня торгуется в Европе примерно по 15 долларов за бочку, отнимайте от этого еще 10,3 доллара — и узнаете стоимость саудовской нефти на спотовом рынке.

Беда в том, что цена в 4,7-5 долларов за бочку не окупает даже перевозку нефти супертанкерами, не говоря уже о затратах на добычу, очистку и транспортировку Трансаравийским нефтепроводом. Иными словами, арабы сейчас пытаются залить весь мир бесплатной нефтью, что и приводит к фокусам в ценах по минус 40 долларов за бочку техасской WTI.

Сегодня по океанам в танкерах шляется 120-130 млн баррелей арабской нефти — и сегодня главным вопросом остается только тот, когда мистер Трамп запретит импорт всей этой дряни на американский рынок. Пожалуй, это будет самым дешевым решением для США в деле устранения основных конкурентов на мировом нефтяном рынке — Европа уже залита легкой нефтью по уши, китайцы тоже сократили импорт арабской нефти на 42%, а злобные русские делают все возможное, чтобы заставить покупателей биться за свой товар в очередях.

Итак, в пятницу премия нефти Юралс была 0,20 долларов за бочку — эта же премия сохранилась и в понедельник. Понятно, что цены на нашу нефть могут временно уйти на привычные уровни ниже стоимости сорта Брент, но майские контракты все расставят по своим местам.

В конце концов, потребителям в Европе в условиях экономического кризиса куда выгоднее покупать более «нажористую» русскую нефть, чем кошерную арабскую, которая легко заменяется существующими объемами североморской нефти.

Ничего личного — это рынок так порешал. А хомячкам хотелось бы напомнить известную либеральную мудрость — друг познается в бидэ.

Не забудьте ниже поделиться новостью на своих страницах в социальных сетях.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector