0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто выиграл войну армения или азербайджан 2020

Содержание

Почему Азербайджан выиграл войну в Карабахе? Отвечают военные эксперты

Автор фото, KAREN MINASYAN/AFP

Армянские солдаты, как отмечают наблюдатели, показали высокий боевой дух, однако общие недостатки организации обороны решили исход войны

Военная операция азербайджанской армии в Нагорном Карабахе, продолжавшаяся 44 дня, закончилась успехом для наступавших. Это оказалось неожиданным для наблюдателей, которые поначалу считали, что силы двух сторон более-менее равны, и Азербайджан не продвинется далеко на столь сложном театре боевых действий. В деталях военной операции Азербайджана и причинах поражения армянской стороны Русская служба Би-би-си разбиралась вместе с военными экспертами.

Боевые действия закончились после того, как азербайджанские войска заняли город Шуша — один из самых важных населенных пунктов в Нагорном Карабахе. Он расположен на горе в нескольких километрах от столицы региона Степанакерта, и через него проходит дорога, которая связывает Карабах с Арменией.

  • «Сердце, ключ и символ Карабаха». Армянские комментаторы — о новостях о падении Шуши

«Шуши — это ключ ко всему Карабаху. Это — тот центр, из которого контролируется и Степанакерт. Так было и во время первой войны, но тогда уровень вооружений был совсем другой, так происходит и сейчас», — сказал Би-би-си бывший глава Общественного радио Армении Марк Григорян.

В конце сентября-начале октября, в самой ранней стадии военной операции Азербайджана взятие этого стратегического города и фактическое принуждение Армении к миру казалось маловероятным.

Многие считали, что это обострение, как и предыдущие, закончится максимум тем, что Азербайджан захватит несколько стратегически важных высот и несколько квадратных километров территории.

Именно так было во время последнего серьезного обострения конфликта в 2016 году — тогда после четырех дней боев Азербайджан объявил, что его войска заняли несколько высот вокруг села Талыш и на Физулинском направлении.

Когда наступил перелом

Конфликт начался 27 сентября со взаимных обстрелов в пяти районах на линии соприкосновения — в районе горы Муровдаг, селений Талыш и Мардакерт (Агдере) на севере зоны, которую контролировали армяне, а также на юге в Джебраильском и Физулинском районах.

В общем плане война вылилась в бои по двум направлениям — на севере и юге Карабаха.

На севере действовал 1-й корпус под командованием генерал-майора Хикмета Гасанова, на юге — две войсковых группы под командованием генерал-лейтенанта Хикмета Мирзаева и генерал-майора Маиса Бархударова. В одном из сообщений пресс-службы президента эти соединения были названы корпусами.

  • Эскалация в Карабахе: война или принуждение к миру?
  • Нагорный Карабах: как Армения и Азербайджан воюют и чего пытаются достичь

В течение нескольких дней Азербайджан не мог переломить ситуацию в свою пользу и бои шли в районах вдоль линии соприкосновения, но к 9 октября на юге азербайджанские силы взяли город Джебраил — административный центр одного из семи районов Азербайджана вне территории бывшей советской Нагорно-Карабахской автономной области, которые армянские силы полностью или частично захватили в войне 1992-1994 годов.

Нагорный Карабах: главные факты о конфликте

Этот город был полностью покинут жителями и разрушен, и продолжает лежать в руинах до сих пор. Он находился в 20 километрах от линии разделения сторон, которые наступавшие преодолели почти за две недели. То есть наступление азербайджанских войск в первые дни никак нельзя было назвать стремительным.

Спустя еще пару дней пал Гадрут — это первый райцентр на территории собственно Нагорного Карабаха, а не оккупированных районов Азербайджана. Это был первый город на пути азербайджанских частей, в котором оставались мирные жители.

Именно с падения Гадрута ситуация изменилась — азербайджанские войска стали продвигаться более интенсивно, а армяне — отступать.

«Катастрофа первая была в том, что Гадрут почему-то без серьезного сопротивления оставили, и это предрешило все остальное», — сказал Би-би-си армянский военный специалист, пожелавший не называть свое имя.

Азербайджанские силы наступали в основном на юге, вдоль армяно-иранской границы. После Джебраила и Гадрута Азербайджан взял под контроль Физули, Зангелан, Кубатлы. Целями этого наступления были город Лачин, через который проходит шоссе, связывающее Шушу и Степанакерт с Арменией, а также сам город Шуша.

Автор фото, Anadolu Agency

Перелом наступил после того, как в начале октября пал Джебраил

Обе цели располагались в гористой местности, и наступление к ним не было стремительным, хотя сопротивление армянских сил к тому моменту ослабло. В результате азербайджанцы без тяжелой техники по горам дошли до Шуши, и после боев в районе этого города он оказался в их руках.

Это стало решающим событием в конфликте — после взятия города война закончилась.

Какое оружие закупали Азербайджан и Армения

За четверть века, пока конфликт в Нагорном Карабахе находился в замороженной стадии, обе стороны заявляли о готовности решить его силой.

Оценить потенциал каждой из сторон было трудно — точных данных о военных закупках в открытых источниках нет. С армянской стороны часть военной техники была размещена на территории Нагорного Карабаха — о ней почти ничего не известно.

Более-менее точно можно судить о вооружениях, которые Баку и Ереван закупали в последние годы, но то, что оставалось в войсках с 1990-х годов, было покрыто тайной.

Автор фото, Anadolu Agency

Армянские танки, захваченные азербайджанцами

Гораздо более важным было вооружение, которое стороны закупали перед войной. В 2000-х годах Азербайджан вооружался намного активнее, что позволяли высокие цены на нефть. Это продолжалось до середины 2010-х. В 2014-м году Азербайджан тратил на военные нужды 5,1% ВВП, Армения — 4,29%, при том, что ВВП у нее был значительно ниже.

«В XXI веке военный бюджет Азербайджана превосходил армянский военный бюджет в среднем в три-пять раз, в отдельные годы военный бюджет Азербайджана был выше, чем весь государственный бюджет Армении», — рассказал Би-би-си старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Василий Кашин.

Во второй половине 2010-х годов Азербайджан уменьшил закупки вооружений. Эксперты объясняли это тем, что все необходимое у него уже было.

Однако за год до войны Азербайджан стал опять активно закупать оружие в Турции. Как сообщило агентство Рейтер с ссылкой на Ассамблею экспортеров Турции, экспорт вооружения из этой страны в Азербайджан вырос в шесть раз, до 36 млн долларов за август и 77 млн долларов за сентябрь.

В 2020 году Баку купил, в частности, беспилотные самолеты Bayraktar, которые эффективно применялись в Карабахе.

Ранее Азербайджан закупил израильские барражирующие боеприпасы (дроны-камикадзе) и высокоточные ракетные комплексы, в России — тяжелые огнеметные системы ТОС-1А «Солнцепек», БМП-3, дивизион самоходных артиллерийских установок «Мста-С», два дивизиона дальнего ЗРК С-300 и несколько комплексов ближнего «Тор-М2Э».

Откуда в Нагорном Карабахе израильское оружие

«Расходы Азербайджана на вооружения отличались большей осмысленностью, планирование было более тщательным. Они не разбрасывались деньгами, они внимательно учитывали все новейшие тенденции в военном деле, покупали то, что нужно, изучали опыт войны на Ближнем Востоке. К нынешнему конфликту они подготовились образцовым образом, и это касается не чисто военных аспектов конфликта, но и политических, экономических, пропагандистских», — сказал Кашин.

Начиная с середины 2010-х годов Армения также стала тратить больше денег на вооружения. По данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI), объем военного импорта Армении с 2014-го по 2019 годы — в три с половиной раза больше, чем с 2009-го по 2014 годы, при том, что в 2014-2015 годах, по информации института, страна не делала сколько-нибудь серьезных закупок.

Были приобретены системы залпового огня «Смерч», большое количество противотанкового оружия, переносных зенитно-ракетных комплексов, зенитно-ракетные комплексы «Тор М2КМ», дивизион ракетных комплексов «Искандер-Э».

Некоторые закупки, правда, вызывали недоумение и даже критику в Армении. Так многие считают бессмысленной покупку в 2019 году четырех Су-30СМ. Эти самолеты — тяжелые истребители, более скоростные и мощные, чем азербайджанские МиГ-29, оказались также слишком дорогими, а их боеспособность — избыточной для карабахского театра боевых действий.

К тому же их поставили в ударной модификации, так что они не настолько же эффективны как средство ПВО, как истребители в конфигурации оборудования для воздушного боя.

Еще одной закупкой, вокруг которой в Армении произошел скандал, стала поставка из Иордании нескольких десятков единиц модернизированных зенитно-ракетных комплексов «Оса АК», о которой сообщал Jane’s Defense Weekly и подтверждали источники Би-би-си, близкие к армянской власти. Собеседники ставили под вопрос мотивацию закупок достаточно старых комплексов из третьих стран, если Армения может напрямую закупать современные ЗРК из России.

Как будут развиваться события в зоне конфликта после перемирия?

«Армяне не лучшим образом использовали даже те скромные ресурсы, которые у них были, и то, что война длилась так долго, это показатель того, что у армян не было проблем с морально-психологическими качествами — они были на высочайшем уровне. Оборона была очень упорной, а качество личного состава неплохим», — сказал Василий Кашин.

Почему слабо использовали пилотируемую авиацию

Обе страны перед началом войны проводили учения, причем Азербайджан проводил их совместно с Турцией, а Армения — с Россией.

С 29 июля по 10 августа во время учений на азербайджанском аэродроме Гянджа дислоцировались турецкие истребители. Впоследствии в Армении утверждали, что часть этих истребителей могла остаться там и поддерживать азербайджанские силы во время войны.

Ереван даже обвинил турецких пилотов в том, что они сбили армянский штурмовик Су-25.

  • Армения утверждает, что турецкий истребитель сбил ее Су-25. Можно ли доказать, что он был?

Эту информацию подтвердить не удалось, но фотографии турецких истребителей в Гяндже на спутниковых снимках впоследствии опубликовал в своем твиттере журналист New York Times Кристиан Триберт.

Позже Азербайджан признал, что турецкие истребители действительно находились на аэродроме в Гяндже, но в боевых действиях не участвовали.

При этом ни Карабах, у которого имелось некоторое количество боевых вертолетов и самолетов, ни Азербайджан, который имел на вооружении не только вертолеты и штурмовики, но и собственные (не турецкие) истребители, активно пилотируемую авиацию не использовали — обе стороны подозревали друг друга в наличии эффективных средств ПВО. В боях в Карабахе в основной массе противовоздушной обороной оказались старые комплексы «Оса» и «Стрела».

По словам специалиста в области ПВО Михаила Ходаренка, в случае с Карабахом и стоящей за ним Арменией вряд ли получилось бы создать развитую систему противовоздушной обороны с быстрым обнаружением целей, обработкой и передачей информации средствам поражения. В стране просто не хватило бы денег на организацию ПВО. Затраты на создание полноценной системы ПВО он оценил в десять годовых бюджетов Армении.

Кроме того, существующая ПВО в Нагорном Карабахе, по словам эксперта, была ориентирована на борьбу с ударными вертолетами и штурмовиками, а в небе им противостояли небольшие дроны.

Cтратегия и тактика Азербайджана

Сложно определить, насколько успех этой военной операции Баку был предопределен, стал ли он следствием тщательной подготовки и планирования, или же обстановка сложилась определенным образом и военные удачно импровизировали.

Российский военный эксперт, главный редактор журнала «Арсенал отечества» Виктор Мураховский отметил, что Азербайджан начал войну с масштабной разведки боем всеми корпусами. Нащупав слабое место, азербайджанская армия сначала продавила армянскую оборону и затем развивала успешную операцию.

По мнению Мураховского, азербайджанская армия действовала осторожно, полагаясь на тщательную разведку, дальнее огневое поражение и удары беспилотников: «Мы не видели здесь паровой каток наступления с артиллерией, огневыми валами, танками и так далее».

Мураховский отметил в действиях ВС Азербайджана стиль турецкой армии, которая использовала ту же самую тактику в 2018 году в сирийском городе Африн и провинции Идлиб. Тогда турецкие военные проводили операцию «Оливковая ветвь».

Такая тактика выдавливания хороша только против противника, у которого нет возможности оперативно перебрасывать подкрепления с одного участка на другой и нет эффективной авиации, говорит эксперт.

Баку изначально планировал южное направление как главное направление удара, полагает азербайджанский военный эксперт Азад Исазаде. На севере граница Карабаха находилась ближе к линии разделения сторон, с которой началось наступление, но там Баку мешала гористая местность. На юге же азербайджанские части действовали на равнине, на местности, благоприятной для наступательных боев.

По мнению эксперта, армянская сторона больше укрепляла северную часть линии соприкосновения, ближе к Нагорному Карабаху, а южная, в силу отдаленности, рассматривалась как второстепенное направление.

Изменение военных планов Азербайджана произошло когда часть войск двинулась к Шуше по горным дорогам, вместо того чтобы наносить основной удар через Лачин.

Слабые места армянской обороны

«[Наступать Азербайджану] тяжело было первые несколько дней. После того как первая линия обороны была прорвана, фронт буквально посыпался», — сказал Азад Исазаде.

По словам азербайджанского эксперта, власти Нагорного Карабаха не предусмотрели возможность того, что наступление будет вестись на южном фланге, и там не было подготовлено серьезной обороны: «Объяснения этому я найти не могу, это безумная беспечность, ее нельзя ни простить, ни понять, это безумие».

Автор фото, ARIS MESSINIS/AFP

Позиции армянских сил на севере Карабаха были подготовлены к обороне лучше, чем на юге

В карабахской обороне было два слабых места — на юге и в Агдамском районе, а северное направление, где действовал первый корпус, было укреплено серьезно, уточнил Исазаде.

Равнинная местность, которая простирается до Гадрутского района, по словам армянского военного эксперта, может обороняться только при наличии серьезных фортификационных оборонительных укреплений, установки минных полей.

Об их отсутствии, считает он, было хорошо известно Азербайджану, и поэтому основное наступление началось именно там.

«С армянской стороны явно не было проявлено серьезного отношения к подготовке обороны, долговременной фортификации, маскировке, разведке [. ]. Причем все эти недостатки в армянском планировании были видны еще по итогам предыдущих вспышек конфликта с Азербайджаном, начиная с 2016 года, но никаких выводов они не сделали», — сказал Василий Кашин.

«Одна сторона подготовилась очень хорошо, шла к этому десятилетиями, другая сторона была слабее и готовилась кое-как», — подводит итог эксперт.

Армения заключила мир с Азербайджаном и потеряла территории в Нагорном Карабахе В Ереване начались беспорядки. В зону конфликта вводят российских миротворцев

Премьер-министр Армении Никол Пашинян подписал совместное заявление с президентами Азербайджана и России Ильхамом Алиевым и Владимиром Путиным о прекращении военных действий в Нагорном Карабахе. Свое решение он назвал «тяжелым для себя и всех нас», но лучшим в сложившейся ситуации.
Стороны договорились о полном прекращении огня в Нагорном Карабахе — начиная с 00.00 10 ноября. Армения и Азербайджан останавливаются на занятых позициях, при этом они должны обменяться военнопленными и телами убитых. Все транспортные узлы в Нагорном Карабахе разблокируются.
По словам пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова, работа над договоренностями о перемирии началась задолго до инцидента со сбитым российским вертолетом Ми-24. Одновременно Путин выразил уверенность, что соглашение создаст условия для долгосрочного урегулирования конфликта.

В соответствии с договоренностями, до 20 ноября Агдамский район и территории, удерживаемые армянской стороной в Газахском районе, возвращаются Азербайджану. Кроме того, до 15 ноября Армения передает Кельбаджарский район, а до 1 декабря — Лачинский район. При этом армянской стороне остается Лачинский коридор шириной пять километров для связи с Нагорным Карабахом.
К тому же Азербайджан сохраняет позиции, захваченные в ходе активных боевых действий, в том числе город Шуши, расположенный в 10 километрах от столицы непризнанной Нагорно-Карабахской республики (НКР).
Беженцы должны будут вернуться в регион и прилегающие к нему районы. Процесс будет контролировать Управление Верховного Комиссара ООН по делам беженцев.

В зоне нагорно-карабахского конфликта появятся российские миротворцы. В Министерстве обороны России сообщили, что контингент будет состоять из 1960 военных, 90 бронетранспортеров, 380 единиц автомобильной и специальной техники.
Основу составят подразделения 15-й отдельной мотострелковой бригады Центрального военного округа. Российские наблюдательные посты будут выставлены вдоль линии соприкосновения и вдоль Лачинского коридора.
Российские миротворцы будут находиться в спорном регионе пять лет, если Баку или Ереван не разорвут соглашение в течение полугода. Кроме того, в Нагорном Карабахе развернут центр по контролю за прекращением огня.
По словам президента Азербайджана Ильхама Алиева, в регионе будет действовать совместная миротворческая миссия России и Турции. В частности, военнослужащие двух стран будут представлены в миротворческом центре.
Согласно данным РИА Новости, российские миротворцы уже выдвинулись в Нагорный Карабах. Около двух тысяч военных доставляют в регион самолетами Ил-76 из аэропорта Ульяновска.

«Военная фаза заканчивается, и мы переходим к политическому урегулированию. Это максимально выгодный для нас вариант. Это фактически военная капитуляция Армении», — заявил Алиев, выступая с телевизионным обращением к нации вскоре после подписания соглашения. По его мнению, документом ставится точка в деле урегулирования многолетнего конфликта.
При этом Алиев рассказал, что Пашинян отказался подписать совместное заявление о прекращении военных действий, но ему «придется это сделать», передает «Sputnik Азербайджан». «Пашинян должен ответить за свои действия перед своей страной, перед своим народом, и Пашинян подпишет это соглашение, потому что мы сделали его обязательным, а не потому, что ему это нравится», — сказал президент.
В свою очередь Пашинян, выступая в прямом эфире, на своей странице в Facebook заявил, что был вынужден пойти на нынешний шаг в отношении Нагорного Карабаха. Он пояснил, что соглашение пришлось подписать, так как армяне воевали одновременно с террористами, Азербайджаном и армией страны-члена НАТО Турцией.

Кто победил в войне в Карабахе?

Действительно, а кто победил в конфликте в Карабахе? Номинально, получается, что Азербайджан. На самом деле – нет. Азербайджан проиграл эту войну — и весьма неожиданно. И теперь можно сколько угодно утешать себя фактом приобретения земель путем, скажем так, внезапной, но подготовленной агрессии. Но факт в том, что результаты войны оказались весьма и весьма непредсказуемыми.

Каждый преследовал свои цели

То, что Азербайджан выигрывал эту войну «за явным преимуществом», а официальный Ереван занимался сложно понимаемыми процессами и фактически просто все пустил на самотек – это факт.

То, что «армия» НКР не в состоянии была справиться с азербайджанскими вооруженными силами, да еще и при поддержке Турции, — это понятно.

То, что Армения упорно ждала, что вот-вот вмешается Россия и начнет защищать своего… союзника, это тоже очевидно. Интернет сейчас пестрит высказываниями типа: «Нас предали!» (в исполнении армян).

Но согласитесь, все эти люди, которые в ночь подписания перемирия громили государственные здания, били депутатов и совершали прочие «подвиги», почему они геройствовали в Ереване, а не в Шуше?

Впрочем, ничего удивительного. Так часто случается. Ибо бросить камень в окно дома намного проще, нежели бросить гранату в танк, например.

Так что никаких претензий к сторонам: каждая преследовала свои цели.

Кто что получил

Другой вопрос: кто что получил?

Азербайджан (как я уже сказал) получил территории трех районов. В целом – это скорее политический момент, чем экономический. Потому что история противостояния Армении и Азербайджана в Карабахе насчитывает уже больше ста лет.

Однако, получив территории, решил ли Баку проблему Карабаха в целом? Нет! Более того, там теперь возникла ситуация (о которой поговорим ниже), которая, вообще, все сводит на нет.

Теперь об Армении более подробно. Если вкратце: Ереван не просто проигрывал войну, — а с треском. Армия НКР уже фактически прекратила сопротивление, а официальный Ереван практически лгал, что «все под контролем».

В итоге, при таком раскладе (когда Ереван сидел и ждал вмешательства Москвы и вообще не предпринимал ничего) разгром был обеспечен. По идее, Армения шла к потере всего Карабаха.

Это ли не «подарок судьбы»? В момент полного разгрома получить такое? Оплаченное, опять же, российскими жизнями.

Ценой русских жизней

Летчики майор Юрий Викторович Ищук и старший лейтенант Роман Васильевич Федин фактически ценой своих жизней спасли неминуемый разгром в Карабахе.

И от этого теперь никак не отвертеться никому в Армении.

«Чудесное» (а иное слово на ум не приходит) спасение НКР произошло именно благодаря весьма странной ситуации с российским вертолетом.

Сейчас многие бросились в конспирологию. Начали задаваться вопросом: «А что ночью делал Ми-24 в районе границы?». И подобных неясностей, переводящих ситуацию в ранг некоей провокации, много.

Да, Ми-24, возможно, не лучший вертолет для боевых действий ночью. Может, даже худший. И что? Наш вертолет летел над территорией Армении, на что у его экипажа были все права и разрешения. Разведка, наблюдение, сопровождение – да какая разница, в конце концов? Вертолет имел право находиться в воздушном пространстве Армении, и на этом мы ставим жирную точку.

Далее. Мог или не мог попасть ракетой азербайджанский расчет? Снова точка. Официальный Баку признал, что ракета их. Стреляли с их территории. Приносят извинения. Готовы компенсировать и т.д.

Остальные размышления на темы: «могли или не могли», «случайно или не случайно», «провокация или нет» и т.п. – это уже на совести каждого.

По факту, наш экипаж ни в кого не стрелял, угрозы ни для кого не представлял. Поэтому трактовать ситуацию можно по-разному. Но реально все получилось в пользу Армении.

Также можно пофантазировать, что все это подстроено. Да, действительно, как-то уж очень своевременно для армянской стороны все произошло. Но это случилось. Соответственно, именно экипаж майора Ищука спас сотни армянских жизней.

Повторю для непонятливых любителей конспирологии и фантастики: майор Ищук и старший лейтенант Федин закрыли собой сотни армянских солдат. И Армения обязана этим двум летчикам, что бы там не говорили. И очень сильно обязана.

Армения не проиграла, Азербайджан не победил

Обязана прежде всего тем, что вообще хоть что-то сохранила в Карабахе. Да, потеряли Шуши, который теперь будет Шуша. Потеряли три района. Но остальное-то сохранили! А могло быть совершенно по-другому. Армянские СМИ и официальные лица рассказывали сказки всему неравнодушному сообществу. А тем временем азербайджанские войска занимали один квадратный километр за другим. И заняли бы такими темпами весь Карабах.

Так что, в таком-вот свете поражение Армении – это на самом деле не совсем и поражение.
Равно как и победа Азербайджана тоже выглядит весьма неоднозначно.

И вот мы подошли к самому основному. Кто победил в Карабахе?

Миротворчество России

А в Карабахе победила Россия.

Давайте посмотрим правде в глаза: победа оказалась за Российской Федерацией, даже несмотря на то, что Россия ни за кого не выступала.

Ведь еще этой весной министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что правительство Пашиняна рассматривает и обсуждает «поэтапный план урегулирования в Карабахе». По поводу этого плана высказалось огромное количество специалистов. И большинство из них признали, что план неприемлем для обеих сторон. И что его реализация может привести к захвату Карабаха Азербайджаном.

Что, собственно, и получилось.

Никол Пашинян. Однозначно не союзник России. Его танцы с Западом оценили все. Крики: «Хотим в НАТО. Полное пренебрежение, которое он демонстрировал к Путину в октябре 2019 года. Уничижительные заявления. – Все это не характеризовало его как союзника и друга.

Внимание, вопрос: «Зачем России поддерживать такого… соседа?»

С Азербайджаном все проще, на мой взгляд. С этой страной можно просто сотрудничать, не обременяя себя какими-либо глобальными проектами.

Когда Армению захватила «бархатная революция», вектор стал стремительно смещаться. Турция-не-друг, Азербайджан-не-враг, Грузия-не-совсем-враг и Армения-не-друг: вот вам и расклад, при котором Россия начала стремительно терять свое влияние в Закавказье.

Понятно, что Турция хотела бы заместить собой Россию. Турок и азербайджанец – это более чем братья (в привычном понимании). Это как индиец и пакистанец. Один народ, просто разделенный границами.

И союз Турции и Азербайджана – это сильный и крепкий союз, разрушить который не совсем реально. И этот союз запросто мог определять политику за Кавказским хребтом.

Выводы

Что мы имеем сегодня?

Инцидент с российским вертолетом развернул Россию: из статуса «наблюдателя» — в статус «пострадавшей стороны». Азербайджан сразу сдал назад, а Армения выдохнула.

Да, Азербайджан вернул значительную часть «своих» территорий, которые принадлежали ему издавна. Но сама проблема Карабаха так и не будет пока решена.

Более того, «победивший» Азербайджан получил на «своих обретенных» территориях в качестве наблюдателя и контролера Россию.

Именно российские миротворцы будут наблюдать за исполнением подписанных документов и контролировать прекращение огня в течение следующих пяти лет.

Именно российские пограничники будут осуществлять контроль за работой Лачинского коридора между Карабахом и Арменией и аналогичного коридора между Азербайджаном и Нахичеванской Автономной Республикой.

Именно Россия вернула себе контроль над регионом. Пусть сама того не желая.

Можно много теперь говорить о том, что стало причиной: роковая случайность или хорошо спланированная операция.

Факт в том, что Россия снова в политической игре Закавказья. На ближайшие пять лет. Что будет дальше – увидим через пять лет. Но то, что борьба за Карабах, которая началась в 1918 году, будет продолжена, это реальность. Ни армяне, ни азербайджанцы просто так не остановятся. Одни будут стремиться вернуть утраченное, вторые – забрать все, что осталось.

Но хотелось бы напомнить, что теперь в игре Россия. Наши летчики майор Ищук и старший лейтенант Федин своими жизнями оплатили тишину и спокойствие в регионе. И об этом стоит помнить всем сторонам.

Не самый лучший расклад – сделать Россию наблюдателем и «разводящим» в вековой сваре вокруг Карабаха. Но если так получилось – придется попробовать навести в регионе порядок.

Это не понравится многим по обе стороны вчерашней линии фронта. Но это не наша инициатива, это не наша была цель. Просто России в очередной раз придется за свой счет сберегать чужие жизни.

Но нам исторически не привыкать. Вот только очень хотелось бы, чтобы жертв с нашей стороны, пусть и во имя жизни, было как можно меньше.

За счет чего Азербайджан победил Армению в прошлом году

Боевые действия в Нагорном Карабахе, 27 сентября 2020 года

Анализ боевых действий в ходе 44-дневной войны между вооруженными силами Азербайджана и армянскими формированиями обычно начинают с перебора тактико-технических характеристик турецких беспилотных летательных аппаратов (БЛА) типа Bayraktar TB2 и барражирующих боеприпасов израильского производства типа IAI Harop. Чаще всего этим дело и заканчивается. Однако успех любого вооруженного противоборства зависит далеко не только от боевого применения инновационных образцов вооружения.

Победу Азербайджану принесли не столько Bayraktar TB2, сколько грамотно выстроенная линия поведения высшего военно-политического руководства страны. Причем задолго до начала конфликта.

Злая шутка первой победы

В годы существования Советского Союза военная служба была не популярна среди представителей Азербайджанской ССР. Количество азербайджанцев среди старших офицеров и генералов в кадровом составе советской армии было минимальным по сравнению со многими другими национальностями. Показательный пример: до 1991 года Военную академию Генерального штаба СССР закончил всего-навсего один азербайджанец — Валех Баршадлы, ставший первым министром обороны Азербайджана.

Поэтому после обретения независимости в 1991 году даже руководящие должности в Минобороны Азербайджана часто занимали лица с очень экзотическими и невоенными биографиями. Квалифицированных кадров, чтобы укомплектовать Минобороны и Генеральный штаб Азербайджана, катастрофически не хватало. Опыта военного строительства и оперативно-стратегического планирования у новых выдвиженцев быть по определению не могло.

У Еревана, напротив, бывшие советские кадровые военные были в избытке. Достаточно сказать, что главой армянской армии стал знаменитый военачальник генерал-лейтенант Норат Тер-Григорянц — один из руководителей афганской военной кампании СССР.

Победа окрылила армянские вооруженные формирования, но в дальнейшем сыграла с ними откровенно злую шутку. Военно-политическое руководство Армении и НКР решило, что отныне так будет всегда и «проспало» последующее рождение в Азербайджане современной и боеспособной армии.

Ильхам Алиев против Никола Пашиняна

Президент Азербайджана Ильхам Алиев сделал две важных вещи для будущей победы. Во-первых, он создал действенный инструмент для реализации своих политических целей — собственно вооруженные силы Азербайджана. Это стоило огромных усилий и ресурсов. Во-вторых, Алиев заручился поддержкой Турции. Без всякого преувеличения, Анкара сегодня — региональный лидер.

Никол Пашинян и представители высшего государственного и военного руководства Армении на фоне Баку смотрелись откровенно бледно. Очень мало было сделано как в плане заблаговременной подготовки страны и вооруженных сил к войне, так и для поддержания постоянной боевой и мобилизационной готовности армянских формирований.

Похоже, никто не задумался в Ереване и над тем, что надо формировать стратегические резервы, создавать необходимые запасы материальных средств, прорабатывать, как восстанавливать их (а также вооружение и технику) в ходе войны. Очень было мало сделано армянской стороной и в плане подготовки территории региона в интересах вооруженных сил (оперативного оборудования театра военных действий), в первую очередь в сфере защиты войск, важных военных и тыловых объектов от ударов противника.

А без боеспособных вооруженных сил любые политические заявления ничего не стоят. Рассчитывать же на чью-то бескорыстную помощь Еревану, по всей видимости, не стоит. Запад от Армении далеко и ничего кроме озабоченности не генерирует. России же ввязываться в эту историю по полной программе и целиком на стороне Еревана — совершенно не с руки. Москва много раз заявляла, что для нее партнерами являются одновременно и Армения, и Азербайджан.

Ереван без военной авиации

Азербайджанская армия в ходе Второй карабахской войны почувствовала вкус победы. Значение этого факта трудно переоценить. Теперь в Баку не намерены обсуждать вопрос о статусе Нагорного Карабаха. Более того, Ильхам Алиев заявил, что «вопрос статуса вообще должен быть исключен из повестки дня».

А это означает, что точка в карабахском конфликте пока не поставлена. На пути очередного обострения обстановки в Нагорном Карабахе пока стоят две тысячи российских миротворцев. Срок пребывания миротворческого контингента Москвы в зоне конфликта – пять лет с возможностью автоматического продления на следующую пятилетку при отсутствии возражений какой-либо из трех сторон (России, Азербайджана, Армении). Сколько миссия продлится на самом деле – сегодня не может сказать пока никто.

В целом ситуация для Еревана пока складывается откровенно неблагоприятно. Страна с весьма небольшим (причем к тому же еще убывающим) населением и ограниченными финансовыми ресурсами просто не может создать функционально законченной современной армии.

Большая печаль Еревана – создание национальных военно-воздушных сил. К примеру, более или менее готовыми к боевому применению в условиях этого театра войны считались бы ВВС Армении, насчитывающие примерно 100 боевых самолетов.

Стоимость одного истребителя поколения 4++ — $120-150 млн. Соответственно, только на закупку авиатехники (и это еще без учета авиационных средств поражения, а их требуется, как минимум на 30 суток ведения боевых действий) надо где-то изыскать $15 млрд.

Что касается Азербайджана, то его военно-экономический потенциал значительно превосходит соответствующий армянский и этот разрыв продолжает стремительно возрастать. И чем больше он возрастает, тем больше у Баку соблазна прибегнуть к силе. В этом смысле третья война в Карабахе неизбежна. Вопрос только в сроках.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Биография автора:

Михаил Михайлович Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru», полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).

Как Азербайджан выиграл войну за Карабах — АНАЛИЗ РБК

В Армении не утихают массовые выступления против премьер-министра Никола Пашиняна, фактически принявшего азербайджанские условия прекращения войны в Карабахе. РБК разбирался в причинах поражения армянских сепаратистов, передает Day.Az.

Война в Нагорном Карабахе, начавшаяся рано утром 27 сентября, закончилась через 44 дня фактическим поражением Армении. Глубокой ночью 10 ноября премьер-министр страны Никол Пашинян поставил подпись под соглашением, по которому армянская сторона передает Азербайджану оккупированные ею почти тридцать лет назад территории семи районов, прилегавших к Нагорно-Карабахской автономной области, а также городов Шуша, Гадрут и ряда других сел.

Что случилось под Шушой

Самые напряженные дискуссии в Армении и ее зарубежной диаспоре идут вокруг сдачи Шуши. Город находится на трассе, соединяющей Армению и Нагорный Карабах. Если ехать по ней — хорошо видно, какие ожесточенные в этом районе шли бои. Вдоль обочины десятки рваных и обгоревших бушлатов и ботинок — все это вещи, снятые с трупов. На склонах — россыпи гильз, следы наспех выкопанных позиций минометных расчетов. Из проезжей части торчат хвостовики реактивных снарядов, повсюду воронки и обугленные деревья. Такая же картина наблюдается на протяжении нескольких километров и в направлении Лачина — уже после Шуши. Очевидно, что азербайджанская армия здесь проводила масштабное наступление и встречала отпор по всей линии.

Именно после падения стратегически важного города Шуша в Ереване решили, что больше не в силах продолжать войну. Споры вокруг сдачи Шуши еще более обострились, после того как президент России Владимир Путин сообщил, что 19-20 октября Пашиняну предлагалось передать часть территории, но при этом сохранить Шушу. Условием стало возвращение в город азербайджанских беженцев, покинувших город в первую войну.

Ереван на это не согласился, потому что до 1992 года азербайджанцы составляли до 90% населения Шуши и потому что не было понятно, как обеспечить безопасность проживающих там армян, пояснил РБК собеседник в армянском МИДе. Кроме того, утверждает он, по соглашению, если бы оно было заключено тогда, азербайджанские беженцы должны были вернуться и в другие армянские районы Карабаха, и здесь также ребром вставал вопрос безопасности.

Азербайджанская армия шла на Шушу от села Аветараноц. После атакующая группировка разделилась: часть заходила по дороге от Дашалты, другая — с востока через ущелье. «Там можно подняться», — показывает Сурен на карте. Когда его отделение получило приказ отступать, он находился в пригороде, где шли бои. Сурен — разведчик и диверсант, у них с экипировкой, включая приборы ночного зрения, проблем не было, уверяет он. Другое дело — простые солдаты на позициях. На Агдеринском направлении ночью опускается абсолютная темнота. На подходах к окопам с блиндажами, укрытыми простым деревом, рассыпали все, что звонко хрустит, в самих окопах — связки пустых консервных банок. Это была вся система предупреждения. «Это при том что у них круглосуточно по несколько дронов летали — они нас постоянно видели как на ладони», — рассказывает Вадим.

С чем стороны подошли к конфликту

Согласно открытым данным, армии Армении и сепаратистов перед началом конфликта отставали от Азербайджана по количеству тяжелой наземной техники, танкам, артиллерии и живой силе.

По данным справочника Международного института стратегических исследований (IISS) Military Balance за 2019 год, численность «армии» сепаратистов насчитывала 18-20 тыс. человек. Она располагала примерно 200-300 танками Т-72 и примерно таким же количеством артиллерии. Активную поддержку сепаратистам всегда оказывала армия Армении, поэтому непонятно, сколько из этой техники было армянской. Армия Армении в 2019 году насчитывала 44 800 человек, включая призывников, и имела мобилизационный резерв около 220 тыс. человек. У страны было не менее 109 танков. Большинство из них — Т-72, остальные более древние. Был также один Т-90.

Численность азербайджанской армии — 66 950 человек (сухопутные войска, ВВС, флот), мобилизационный резерв — около 300 тыс. человек. У Баку были минимум 439 танков, из них минимум 100 Т-90, но большинство (244 единицы) — Т-72.

Артиллерия Армении насчитывала не менее 232 единиц техники, включая 38 САУ (122-миллиметровые «Гвоздики» и 152-миллиметровые «Акации»), 131 гаубицу (основа — пушки Д-20 и Д-30, а также «Гиацинт-Б») и 63 установки РСЗО, в том числе 47 «Градов» и не менее шести «Смерчей», а также несколько китайских WM-80.

У Баку, по данным Military Balance, было не менее 598 единиц артиллерийской техники, включая 96 САУ (основу также составляют «Гвоздики» и «Акации», но были и чешские M-77 Dana, а также израильские ATMOS 2000), 207 гаубиц (в основном, как и у Армении, это пушки Д-20 и Д-30, а также «Гиацинт-Б») и РСЗО, включая более 60 «Градов», не менее 18 «Солнцепеков» и 30 «Смерчей». Также на вооружении были несколько белорусских «Рысей», «Полонезов» и как минимум 21 «Касырга». Были также и чешские RM-70 «Вампир» и хорватские РАК-12.

Кроме того, на вооружении у Армении стояли минимум 16 ракетных комплексов: восемь «Эльбрусов», четыре «Точки» и четыре «Искандера». Армения — единственная, кроме России, страна, у которой есть «Искандеры». На вооружении Азербайджана — ракетные комплексы «Точка» и израильские оперативно-тактические ракеты LORA.

В 2019 году, уже после прихода к власти Никола Пашиняна, Армения купила у России четыре истребителя 4+ поколения Су-30М. До этого у страны уже были минимум 15 штурмовиков Су-25 в разных модификациях, из вертолетов — не меньше семи ударных Ми-24 и десять многофункциональных Ми-8 и другие. У Армении также были разведывательные беспилотники собственного производства «Крунк». Азербайджан располагал не менее 37 истребителями и штурмовиками: 16 Миг-29 различных модификаций, а также 19 Су-25 и несколько тактических бомбардировщиков Су-24. 26 ударных вертолетов Ми-24 и более 20 многофункциональных Ми-8. Кроме того, у страны в 2019 году было не менее 16 разведывательных беспилотников израильского производства — «Хероны», «Аэростары» и «Гермесы». Летом 2020 года появилась информация о планах Азербайджана купить «десятки» турецких ударных БПЛА Bayraktar TB2. Последние в итоге активно применялись в конфликте 2020 года.

Из ПВО у Армении были несколько расчетов С-300. Из других средств на вооружении стояли старые ЗРК меньшего радиуса действия «Круг», С-75 «Двина», «Бук», «Куб», С-125 «Печора», «Оса» и другие. Кроме того, у армии на вооружении стояли ПЗРК «Игла» и «Верба». Также собственные силы ПВО были у сепаратистов — практически те же виды. Однако, отмечают эксперты, часть этой техники может быть армянской.

Как стороны распорядились своими потенциалами

Данные справочников, подобных Military Balance, отражают только одну из составляющих военного потенциала сторон, тогда как важнейшим элементом современной войны являются средства разведки, говорит завсектором Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин. И здесь было главное преимущество Азербайджана, уверен эксперт: «У вас может быть паритет по количеству единиц артиллерии, по тяжелой наземной технике, танкам, но потенциал определяется не количеством стволов, а эффективностью разведки». Кроме того, добавляет он, данные не отражают оснащенность страны современными боеприпасами: «У вас одинаковые РСЗО или пушки времен холодной войны, но одна сторона имеет современные типы корректируемых боеприпасов, а другая — нет».

Роль ударных беспилотников вроде Bayraktar TB2 в этой войне сильно преувеличивается, уверен Кашин, потому что основным средством нанесения потерь была артиллерия, которой помогала наводиться разведка. «Азербайджанцы проделали огромную работу с соцсетями (на все время конфликта они были заблокированы. — РБК) и по соблюдению дисциплины. Но армяне явно очень слабо представляли себе расположение азербайджанских военных объектов. Это видно, потому что даже те средства тяжелых РСЗО, которые у них были, применялись не на полную дальность», — поясняет свою точку зрения эксперт.

Армения малоэффективно действовала в сфере противовоздушной обороны. «Вся оборона была представлена какими-то отдельными очагами и к тому же устаревшими типами техники вроде «Осы», — поясняет Кашин. — Еще со времен вьетнамской войны залогом выживания систем ПВО стали постоянные маневры, быстрый уход с позиций сразу после стрельбы. Но, видимо, проблема была и с управлением теми скудными силами, которыми обладали армяне. Они в целом, как мне представляется, не вникали особо в опыт вооруженных конфликтов последних десятилетий».

Баку проводил гораздо более осмысленную закупочную политику в сфере вооружений, продолжает Кашин. «У армян был хороший потенциал в сфере создания собственных беспилотников и систем РЭБ. Но вместо этого тратились деньги на бессмысленные вещи — например, на покупку Су-30М, которые даже не использовались в этом конфликте, и покупку у Иордании нескольких десятков ЗРК «Оса»», — говорит он.

«В итоге Азербайджан, чей бюджет был в 3-5 раз больше армянского на протяжении последних нескольких лет ($1,79 млрд против $528,7 млн в 2019 году. — РБК), целенаправленно и непрерывно готовился к этой войне, привлекая страны-поставщики — Россию, Израиль, Турцию — и тщательно изучая опыт последних конфликтов. То, что у армян не было денег, — это еще полбеды. Тщательное стратегическое планирование компенсировало бы неравенство, но у них не было и этого», — резюмирует Кашин.

В чем заключались системные проблемы

19 ноября начальник Военной контрольной службы Минобороны Армении Мовсес Акопян дал пресс-конференцию, где сделал несколько сенсационных заявлений, самое важное из них — о том, что во время войны в стране не была проведена полноценная мобилизация, хотя военное положение в Армении объявили в первый же день конфликта. «Глава государства остановил пополнение. Премьер-министр страны издает приказ остановить пополнение и вместо этого отправить добровольцев на передовую на третий день войны», — сообщил генерал-полковник и добавил, что многие из добровольцев погибли, а около 1,5 тыс. в панике бежали. Их изолировали в Карабахе, «чтобы они не вернулись и не вызвали панику в Армении». В итоге к 30 сентября сепаратисты выполнили план пополнения на 78%, а Армения — на 52%. Хотя, по словам Акопяна, этот план должен был быть выполнен «в течение 40 часов», и отсюда, по его словам, и пошли дальнейшие проблемы.

Главная ошибка армянской стороны, и она была допущена на самом высшем уровне, — первоначальный настрой на короткую войну, считает Карен Вртанесян. «Те действия и те мессенджи, которые посылало государство, — все свидетельствовало об этом. Так и не была проведена нормальная мобилизация. Никто до сих пор так и не опроверг то, что сказал Мовсес Акопян, — говорит Вртанесян. — Даже отступление на новые рубежи, которое могло проводиться эффективно и с сохранением живой силы и техники, не было проведено, потому что в первые дни войны было ощущение, что это ненадолго».

Вторая причина поражения — полная неготовность госаппарата к военной ситуации, продолжает эксперт. «В 2015 году были проведены очень серьезные, масштабные учения, во время которых был задействован весь госаппарат, даже отыгрывался сценарий эвакуации Национальной картинной галереи», — напоминает он. Но после того как в 2018 году Армения перешла к парламентской форме правления, механизмы мобилизации государства в полной мере отработаны не были, считает он. «Тому, кто внимательно наблюдал, было понятно, что в системе госуправления Армении есть серьезнейшие проблемы и новые власти с ними не справляются», — говорит Вртанесян.

Другая проблема — «кадровая чехарда» и некомпетентное военное командование. После революции 2018 года и к моменту возобновления конфликта в Армении сменились четыре главы СНБ, три начальника генштаба, в Карабахе — три командующих «армией обороны». Уже после начала войны к управлению войском не были допущены «старые» и опытные командующие — участники первой карабахской войны. «Все это просто не может не отразиться на боеспособности армии», — резюмирует Вртанесян.

То, что до командования не были допущены «старые» генералы, РБК подтвердил генерал-майор в отставке, ветеран первой войны Виталий Баласанян. «Они не пустили меня и других опытных командиров», — говорит он. Еще 29-го [сентября] мы им говорили, что нужно политическое решение — мощь была несравнима», — добавляет он. Плохое командование, практически полное отсутствие современного оружия, ПВО и нормальных бетонных укреплений, предательство — перечисляет он другие причины, приведшие к поражению.

«Третья война в Карабахе неизбежна. Вопрос только в сроках»

За счет чего Азербайджан победил Армению в прошлом году

27 сентября 2020 года началась Вторая карабахская война — крупномасштабный конфликт между вооруженными силами Азербайджана с одной стороны и вооруженными формированиями непризнанной Нагорно-Карабахской Республики (НКР) и Армении с другой. Военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок разобрал причины, по которым в этой войне победил Баку, и оценил перспективы нового конфликта.

Анализ боевых действий в ходе 44-дневной войны между вооруженными силами Азербайджана и армянскими формированиями обычно начинают с перебора тактико-технических характеристик турецких беспилотных летательных аппаратов (БЛА) типа Bayraktar TB2 и барражирующих боеприпасов израильского производства типа IAI Harop. Чаще всего этим дело и заканчивается. Однако успех любого вооруженного противоборства зависит далеко не только от боевого применения инновационных образцов вооружения.

Злая шутка первой победы

В годы существования Советского Союза военная служба была не популярна среди представителей Азербайджанской ССР. Количество азербайджанцев среди старших офицеров и генералов в кадровом составе советской армии было минимальным по сравнению со многими другими национальностями. Показательный пример: до 1991 года Военную академию Генерального штаба СССР закончил всего-навсего один азербайджанец — Валех Баршадлы, ставший первым министром обороны Азербайджана.

Поэтому после обретения независимости в 1991 году даже руководящие должности в Минобороны Азербайджана часто занимали лица с очень экзотическими и невоенными биографиями. Квалифицированных кадров, чтобы укомплектовать Минобороны и Генеральный штаб Азербайджана, катастрофически не хватало. Опыта военного строительства и оперативно-стратегического планирования у новых выдвиженцев быть по определению не могло.

У Еревана, напротив, бывшие советские кадровые военные были в избытке. Достаточно сказать, что главой армянской армии стал знаменитый военачальник генерал-лейтенант Норат Тер-Григорянц — один из руководителей афганской военной кампании СССР.

Победа окрылила армянские вооруженные формирования, но в дальнейшем сыграла с ними откровенно злую шутку. Военно-политическое руководство Армении и НКР решило, что отныне так будет всегда и «проспало» последующее рождение в Азербайджане современной и боеспособной армии.

Ильхам Алиев против Никола Пашиняна

Президент Азербайджана Ильхам Алиев сделал две важных вещи для будущей победы. Во-первых, он создал действенный инструмент для реализации своих политических целей — собственно вооруженные силы Азербайджана. Это стоило огромных усилий и ресурсов. Во-вторых, Алиев заручился поддержкой Турции. Без всякого преувеличения, Анкара сегодня — региональный лидер.

Похоже, никто не задумался в Ереване и над тем, что надо формировать стратегические резервы, создавать необходимые запасы материальных средств, прорабатывать, как восстанавливать их (а также вооружение и технику) в ходе войны. Очень было мало сделано армянской стороной и в плане подготовки территории региона в интересах вооруженных сил (оперативного оборудования театра военных действий), в первую очередь в сфере защиты войск, важных военных и тыловых объектов от ударов противника.

А без боеспособных вооруженных сил любые политические заявления ничего не стоят. Рассчитывать же на чью-то бескорыстную помощь Еревану, по всей видимости, не стоит. Запад от Армении далеко и ничего кроме озабоченности не генерирует. России же ввязываться в эту историю по полной программе и целиком на стороне Еревана — совершенно не с руки. Москва много раз заявляла, что для нее партнерами являются одновременно и Армения, и Азербайджан.

Ереван без военной авиации

Азербайджанская армия в ходе Второй карабахской войны почувствовала вкус победы. Значение этого факта трудно переоценить. Теперь в Баку не намерены обсуждать вопрос о статусе Нагорного Карабаха. Более того, Ильхам Алиев заявил, что «вопрос статуса вообще должен быть исключен из повестки дня».

А это означает, что точка в карабахском конфликте пока не поставлена. На пути очередного обострения обстановки в Нагорном Карабахе пока стоят две тысячи российских миротворцев. Срок пребывания миротворческого контингента Москвы в зоне конфликта — пять лет с возможностью автоматического продления на следующую пятилетку при отсутствии возражений какой-либо из трех сторон (России, Азербайджана, Армении). Сколько миссия продлится на самом деле — сегодня не может сказать пока никто.

В целом ситуация для Еревана пока складывается откровенно неблагоприятно. Страна с весьма небольшим (причем к тому же еще убывающим) населением и ограниченными финансовыми ресурсами просто не может создать функционально законченной современной армии.

Большая печаль Еревана — создание национальных военно-воздушных сил. К примеру, более или менее готовыми к боевому применению в условиях этого театра войны считались бы ВВС Армении, насчитывающие примерно 100 боевых самолетов.

Что касается Азербайджана, то его военно-экономический потенциал значительно превосходит соответствующий армянский и этот разрыв продолжает стремительно возрастать. И чем больше он возрастает, тем больше у Баку соблазна прибегнуть к силе. В этом смысле третья война в Карабахе неизбежна. Вопрос только в сроках.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Биография автора:

Михаил Михайлович Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru», полковник в отставке.

Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976), Военную командную академию ПВО (1986).

Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980-1983).

Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986-1988).

Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988-1992).

Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992-2000).

Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).

Обозреватель «Независимой газеты» (2000-2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010-2015).

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector