11 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто выиграл конкурс червона рута

КАК РАЗРУШАЛИ СССР: «ЧЕРВОНА РУТА»

Сегодня Украина, похоже, стала единственным в мире заповедником, где запрещают выступать музыкантам, которых нация признаёт вредными и опасными для государственной безопасности и суверенитета, угрожает смертью. Создавать этот заповедник начали в сентябре 1989 года.

«Радио Свобода» – о фестивале «Червона рута» 1989 года

С началом перестройки у лидеров национальной оппозиции республик СССР были уже выстроенные (или предоставленные «партнёрами») «концепции» использования молодёжи в деле развала советской системы. Одной из форм максимального охвата этого типа аудитории была популярная музыка, особенно в форматах музыкального самиздата и фестивалей.

Протестность легализованного «русского рока» и раскручиваемость попсы конца 80-х элементарно привязывалась к национальным претензиям оппозиционеров. Кроме того, музыка стала приносить прибыль, и на эти потоки сразу сели деловые лидеры республиканских организаций ВЛКСМ. В Прибалтике, Москве, Ленинграде уже гремели альтернативные фестивали, а УССР ещё только доходила до подобного использования молодёжной политики и заработков.

Идея проведения мовного музыкального фестиваля родилась не в Харькове или Одессе. По известной некрофильской традиции «правильную национальную музыку» связали с якобы убитым КГБ Владимиром Ивасюком.

Несмотря на то, что его «Червону руту» или «Я піду в далекі гори» исполняли по всему СССР и крутили по Всесоюзному радио, Ивасюка объявили якобы запрещённым и даже мучеником режима, а на его 40-летие 4 марта 1989 года во Львове провели молодёжный поход по городу до могилы на Лычаковском кладбище.

Поэтому не мудрено, что первый фестиваль «Червона рута» провели ещё в 1988 году в Кицмани на родине музыканта. Впоследствии тоже отталкивались от «бренда» Ивасюка.


Отец Владимира Ивасюка, Михаил Григорьевич (в середине) на фестивале«Червона рута». Черновцы, 1989 г.

Сегодня десятки украинцев называют себя организаторами фестиваля 1989 года или авторами идеи его проведения. Среди них – журналист Иван Лепша, телевизионщик Кирилл Стеценко, тогда ещё поэт Иван Малкович. Группа «Сёстры Тельнюк» уверяет, что идея принадлежит поэту Степану Тельнюку – отцу певиц.

Реально масштабный фестиваль 1989 года стал возможным благодаря «музыкознавцям» с комсомольскими корнями Тарасу Мельнику, Анатолию Калиниченко и Олегу Репецкому, а окончательно добро дал тогдашний заведующий идеологическим отделом ЦК КПУ Леонид Кравчук. За комсомольцами подтянулись и спонсоры, не обошлось без помощи диаспоры, работавшей через украинско-канадскую фирму «Кобза».

Местом проведения выбрали Черновцы, сценарием фестиваля занимались Стеценко и режиссёр Сергей Проскурня, тот самый, что писал оратории, посвящённые Небесной сотне и «героям АТО».

Главным условием участия в фестивале была украиномовность песен. А идеологическое наполнение фестиваля оказалось гуцуло-галичанским.


Открытие фестиваля


Публика «Червоной руты» 1989 г. Фото: Анатолий Мизерный

На стадионе «Буковина» жгли костры, дудели трембиты, бродили мужики в туземных костюмах, на фоне которых странновато смотрелись львовские общественники из общества «Кош», идентифицирующие себя запорожскими казаками. Уже тогда западенщина замахнулась на «приватизацию» казачества как якобы символа украинства.

Помнится, тогда организаторы даже «заказали» хорошую погоду у карпатского мольфара Михайлы Нечая, который реально бродил вокруг стадиона. Потом, кстати, Нечай высказывал сожаление об этом.

Комсомол, нацики, мольфары, казаки… Ощущение перестроечного «кафкианства» добавлял печатный ежедневник фестиваля с лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».


Ежедневная газета фестиваля

Символичными цветами «Червоной руты» стали красно-черно-белый триколор, причем красный цвет означал попсу, черный – рок, а белый – бардов и кобзарей. Однако на стадионе господствовал ещё нелегализованный сине-жёлтый, с избытком хватало трезубов, а на окружающих стадион-площадках, где выступали те, кого не допустили до главной арены, встречались и флаги УПА*, и гербы то ли Львова, то ли дивизии СС «Галичина».


Национал-хедлайнеры в окружении трезубцев


Гербы, флаги и «запрещённые» вышиванки на одной из фестивальных площадок

Разумеется, «под фестиваль» подтянулись политиканы, активно распространялась антисоветская литература, символика. Современные «мемуаристы», описывая события вокруг фестиваля, упирают на необычный прессинг со стороны милиции.

Якобы изымались флаги, разбили головы Тарасу Петриненко и Георгию Гонгадзе, на стадион не пускали людей в вышиванках. При этом на фото голова Петриненко цела, на стадионе масса людей в вышиванках, а львовянина Юрка Волощака и его друзей в костюмах казаков пропустили не только с саблями, но и с маленькой пушкой. Что же касается большого количества кордонов милиции, то сегодня их не меньше на любом футбольном матче. К тому же милиционеры уже имели опыт драк с представителями РУХа, «Товариства Лева» и СНУМа.

Если говорить, собственно, о музыке, то на тот момент спектр исполнителей был большой (до 300-400), но качество вызывало уныние.


Заключительный концерт фестиваля «Червона рута»

Тем не менее свою позитивную роль локомотива украинского шоу-бизнеса фестиваль сыграл. Народ радовался уже знакомым даже Москве «ВВ», «Братам Гадюкиным», хихикал над ужимками странноватого Андрея Миколайчука, аплодировал раскрученному фолку. Но задачи были другими, и само действо полностью отвечало задумкам организаторов. Музыка была вторичнее национализма.

Кобзарь Василий Жданкин затянул «Щеневемрлу», что назвали первым публичным её исполнением в СССР. Значительная часть исполнителей, ничем и никем не запомнившихся, выла свою бездарную заунывность, зачастую просто похищенную у других музыкантов.

Тарас Курчик – исполнитель ворованной европопсы на мове

Отличился юный спивак из Дрогобыча Тарас Курчик, который исполнил песню со словами «віддайте мову» с беспардонно украденной мелодией группы А-НА (Stay On These Roads). «Ми забули рідну мову, за яку колись діди кров свою пролили», – пел Курчик. «Радио Свобода» назвало эту песнь «гимном украинской мовы».

Не обошлось без антисемитского скандала в связи с песней «Сестрички Вики» (ныне бесславно уехавшей в США Виктории Врадий) «Ганьба», где прозвучало обвинение «жидам». Еврейская община Буковины было возмутилась, но обошлось без последствий. Ещё одна из песенок «Сестрички Вики» «Шахтёрские буги» рисовала публике образ горняка Донбасса – алкаша.

Член жюри Тарас Петриненко тоже решил «чёнить сбацать», и спел песню про Народный рух Украины.

Некой характеристикой фестиваля могут быть слова Андрея Середы, лидера группы «Кому вниз», официально признаваемой своей нацистами и скинхедами, что «именно «Червона рута» помогла нам отойти от совдепии и вернуться домой», ведь до фестиваля группа была русскоязычной.


Музыканты группы «Кому вниз»

Кстати, после «Червоной руты» большая часть зрителей и исполнителей вернулась во Львов, где провела митинг у будущего памятника Шевченко. О фестивале, как об этапе консолидации не музыкантов, а «свободной нации», как о скором предвестнике самостийности, тогда не говорил только ленивый.

Фестиваль предполагал награждение, а его «мовнонаправленность» указывала на то, что победителей из центральной и восточной частей УССР не будет. Исключениями стали Маричка Бурмака, тогда представлявшая Харьков, Андрей Миколайчук из Черкасс, несколько одноразовых исполнителей из Киева. 90% наград и дипломов взяли западенцы.

Но организаторы сделали выводы, и следующие фестивали проводили уже на восточных территориях (Запорожье, Донецк, Севастополь, Харьков, Днепропетровск…) уже как Drang nach Osten «мовномузыки». И надо отдать должное, такая украинизация частично удавалась.

«Червоной руте» – 50. Первая исполнительница песни: Между мной и Ивасюком была «химия». Он даже подарил мне золотое кольцо

Песне, ставшей по истине народной, исполняется полвека! Пятьдесят лет назад, 13 сентября 1970 года, «Червона рута» впервые прозвучала в исполнении ее автора Владимира Ивасюка и молодой вокалистки Елены Кузнецовой. Дуэт спел в телепередаче «Камертон хорошего настроения», которая транслировалась с Театральной площади Черновцов на всю Украину.

Местные жители до сих пор вспоминают это событие, ведь тогда в центре собралось полгорода! Говорят, во время той записи жизнь в Черновцах замерла на несколько минут: люди, затаив дыхание, зачарованно слушали выступление двух артистов.

Записывали по ночам

Студент Черновицкого медицинского института Владимир Ивасюк и молодая вокалистка Елена Кузнецова стали знаменитыми сразу же, как только «Червона рута» впервые прозвучала с телеэкранов. В жизни этих двух исполнителей еще было много песен. Владимира Ивасюка не стало в возрасте 30 лет. А Елена Кузнецова, или как ее называют в родном городе- Ляля, до сих пор живет в Черновцах. Несмотря на головокружительный успех «Руты» и «Водограя», которые она впервые исполнила с Ивасюком, вокалистка полностью посвятила себя педагогике. И на заслуженный отдых ушла лишь в прошлом году, в возрасте 70 лет.

Есть ли жизнь после сцены, а еще о музыке, любви и, конечно же, о Владимире Ивасюке Елена Кузнецова рассказала читателям «КП» в Украине».

— С Володей мы были знакомы давно. Помню, как, уже окончив Черновицкое музыкальное училище, на одном из концертов я выступала в ансамбле под руководством знаменитого украинского музыканта и композитора Леонида Затуловского, пела «Балладу о красках», — вспоминает Елена Николаевна. — Это очень сложное для исполнения произведение. За кулисами ко мне подошел Володя и сказал: «Куся (так он ласково меня назвал), как ты прекрасно исполнила эту песню!». А через некоторое время, в конце августа, Ивасюк нашел меня в педучилище, где я преподавала вокал. Говорит, послушай, что я тут написал.

Елена Николаевна вспоминает, что Ивасюк сел за фортепьяно, которое стояло в аудитории, и заиграл. Да так, что душа затрепетала!

— Это было что-то совершенно новое, с современной ритмикой. Прорыв в нашей тогдашней эстраде! — говорит Кузнецова. — Тогда Ивасюк подчеркнул, что в «Червоной руте» сложный вокал. И к Ляле Кузнецовой, то есть ко мне, ему посоветовал обратиться наш общий знакомый, звукорежиссер Вася Стрихович. Он меня хорошо знал, мы с ансамблем часто записывались у него на телестудии.

Тогда Владимир Ивасюк оставил ноты Ляле. И еще попросил посмотреть им же написанную песню «Водограй», потому что ее, по задумке автора, исполняют два голоса.

— И вы знаете, «Водограй» для меня — это душа, мой характер, — говорит вокалистка. — До сих пор для меня эта песня — первая. Своим высоким сопрано, которое у меня тогда было, я вложила в нее свою душу. И «Руту», и «Водограй» мы записывали на нашей местной студии по ночам, в свободное, так сказать, время, да на еще такой примитивной аппаратуре… Но запись удалась, мы были счастливы!

«Володя подарил мне золотое кольцо»

А потом были съемки в телепрограмме «Камертон хорошего настроения». На фотографиях того дня-Елена в обычной светлой блузке и юбке, сверху накинула жилетку из кожзама. Владимир надел белую рубашку и черные брюки. Ребята особо не готовились, даже прическу первая исполнительница «Червоной руты» делала сама себе.

— Помню, что накануне еще искала туфельки более-менее приличные, — с улыбкой вспоминает певица.

— Тогда вам с Владимиром было по 21 году. Молодые, красивые, талантливые. Была ли между вами та самая «химия»?

— Была… «Химия» была, — многозначительно вздыхает Елена. -Володя был замечательным человеком. Воспитанный, галантный, никаких пошлых шуток от него не было. К девушкам относился с большим уважением, ласково. Меня вот называл Лялечкой, Кусенькой (кошечкой). Помню, во время ночных записей в студии первым бежал за кефиром, булочками, чтобы перекусить. А еще Володя был глубоко творческим человеком. Был влюблен в Буковину, в украинский мелос (мелодии, напевы – Авт.). Много путешествовал по Карпатам, фотографировал, рисовал, писал песни, ставшие хитами.

После знаменитой видеосъемки Елена с Владимиром побывали и в Москве, на Всесоюзном съезде профсоюзов медицинских работников. Там их уже зналии принимали очень тепло. После тогдашнего выступления Ивасюк даже подарил Ляле золотое кольцо.

Но постепенно общение молодых людей сошло на нет. Елена вышла замуж, у Владимира тоже была своя жизнь, уже во Львове. Правда, в 1979-м они все же встретились в Черновцах. В последний раз.

— Я Вову тогда не узнала, прошла мимо, а он меня окликнул:»Куся»! Посидели в кафе… Всегда веселый и разговорчивый, тогда Володя был на себя не похож. Что-то сильно его волновало и подавляло. Помню, еще сказал, что собирается в жюри на какой-то конкурс. А в апреле Володи не стало…

С Софией Ротару сидела за одной партой

Елена Кузнецова в те годы пережила многое. Еще долго в Черновцах не утихали споры, почему это вокалистка с русской фамилией исполнила украинскую песню.

— Мой отец — россиянин, из Орловской области, мама -киевлянка, а я родилась в Черновцах, и я до глубины души украинка, — говорит Елена Кузнецова. — Мама, Антонина Константиновна, прекрасно говорила на украинском языке, читала нам, детям (в семье было тридочерии один сын.– Авт.), сказки, пела. И помню, как,поступив в музучилище,услышала от мамы просьбу: «Ляля, выучи,пожалуйста,»Стояла я іслухала весну» на слова Леси Украинки».

— Не жалеете, что оставили карьеру певицы и ушли на педагогическую работу?

— Ни минуты не жалею! Педагогика – это продолжение моего творчества и моей сцены, тут я себя реализовала. В педагогике я себя нашла. Работать педагогом пришла совсем молодая, в 21 год. Преподавала и вокал, и дирижирование. Сама подбирала репертуар, делала аранжировки, расписывала, и каждый день у меня было по 7-8 уроков эстрадного пения. Передо мной сидела аудитория, которая меня обожала. До сих пор они меня зовут на все встречи выпускников. Все же мое призвание — педагогика. Я из ничего вытаскивала и ставила голоса, например, в Центре детского и юношеского творчества в Черновцах. Приходит ребенок: ни слуха, ни голоса. Я говорю родителям: дайте полгода. И получалось! С теплотой вспоминаю свои годы в преподавании. Ну и пела я, конечно, много и долго.

Поет и дочь Елены, которая пошла по стопам матери и преподает музыку в музыкальной школе. Прекрасный голос и у 15-летней внучки Софии.

— Вы хорошо знаете еще одну голосистую Софию. Ротару!

— О, с Сонечкой мы сидели за одной партой в музучилище, нас четверо подружек было, у меня где-то и фотография есть с тех лет. Мы долго поддерживали связь с Соней Ротару. Как-то она мне сказала: ну чего ты сидишь на кухне, а не поешь. А я ответила: Соня, пой ты за меня. Знаете, тогда время было такое, мне нельзя было высовываться.

А вот о нынешней эстраде Елена Николаевна отказалась говорить. Отметила лишь, что смотрела часть концерта на День Независимости. Но не досмотрела, выключила телевизор. К сожалению, хитов, которые хоть частично бы полюбились народу как «Червона рута» или «Водограй» сегодня нет.

КСТАТИ

История «Червоной руты»

Однажды юный Володя Ивасюк наткнулся в отцовской библиотеке на изданный в 1906 году сборник коломыек Владимира Гнатюка, в котором были строки о «троєзіллі червоної рутоньки». Уже позже, путешествуя по Карпатам, композитор нашел другие варианты песен о «чар-зіллі». Рассказали ему гуцулы и легенду о червоной руте. Якобы девушка, которая отыщет и сорвет этот волшебный цветок, сможет приворожить любого парня.
В декабре 1968 году Мария Соколовская, которая училась вместе с Владимиром в Черновицком медицинском институте и была участницей ансамбля «Трембита», первой увидела вариант стихотворения, которое впоследствии стало песней «Червона рута». Однако над будущим хитом композитор работал так долго, что до сих пор неизвестна точная дата окончательного варианта текста.

СПРАВКА «КП»

Владимир Ивасюк родился 4 марта 1949 года в городе Кицмань на Буковине. Один из основоположников украинской эстрадной музыки, автор 107 песен, 53 инструментальных произведений, музыки к нескольким спектаклям. Учился в мединституте, позже – во львовской консерватории.

В 23 года переехал во Львов. В то время был самым востребованным и популярным молодым композитором. В 1970-м его «Червона рута» сразу стала хитом, побив все песенные рекорды СССР. Песни Ивасюка в исполнении Софии Ротару, Назария Яремчука, ансамбля «Песняры» звучали в передачах республиканского и Всесоюзного радио и телевидения, а грампластинки издавали миллионными тиражами. Ивасюк был лауреатом Всесоюзных телевизионных конкурсов «Песня-71» и «Песня-72».

18 мая 1979 Владимира Ивасюка обнаружили повешенным в Брюховецком лесу под Львовом. Официальная версия — самоубийство — вызвала сомнение общественности. Похороны композитора 22 мая 1979 во Львове превратились в массовую акцию протеста против советской власти.

В 2014-м Генеральная прокуратура Украины возобновила закрытое уголовное дело о смерти Владимира Ивасюка.

В феврале 2015 экс-прокурор Львовской области Роман Федик заявил, что якобы композитора убили сотрудники КГБ.

13 июня 2019 Киевский научно-исследовательский институт судебных экспертиз пришел к выводу, что Владимир Ивасюк физически не мог совершить самоубийство.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Десять лет назад 30 июля скончался знаменитый композитор Николай Мозговой.

Как разрушали СССР: «Червона рута»

Сегодня Украина, похоже, стала единственным в мире заповедником, где запрещают выступать музыкантам, которых нация признаёт вредными и опасными для государственной безопасности и суверенитета, угрожает смертью. Создавать этот заповедник начали в сентябре 1989 года.

«Радио Свобода» – о фестивале «Червона рута» 1989 года

С началом перестройки у лидеров национальной оппозиции республик СССР были уже выстроенные (или предоставленные «партнёрами») «концепции» использования молодёжи в деле развала советской системы. Одной из форм максимального охвата этого типа аудитории была популярная музыка, особенно в форматах музыкального самиздата и фестивалей.

Протестность легализованного «русского рока» и раскручиваемость попсы конца 80-х элементарно привязывалась к национальным претензиям оппозиционеров. Кроме того, музыка стала приносить прибыль, и на эти потоки сразу сели деловые лидеры республиканских организаций ВЛКСМ. В Прибалтике, Москве, Ленинграде уже гремели альтернативные фестивали, а УССР ещё только доходила до подобного использования молодёжной политики и заработков.

Идея проведения мовного музыкального фестиваля родилась не в Харькове или Одессе. По известной некрофильской традиции «правильную национальную музыку» связали с якобы убитым КГБ Владимиром Ивасюком.

Несмотря на то, что его «Червону руту» или «Я піду в далекі гори» исполняли по всему СССР и крутили по Всесоюзному радио, Ивасюка объявили якобы запрещённым и даже мучеником режима, а на его 40-летие 4 марта 1989 года во Львове провели молодёжный поход по городу до могилы на Лычаковском кладбище.

Молодёжный марш во Львове. 9 марта 1989 г.

Поэтому не мудрено, что первый фестиваль «Червона рута» провели ещё в 1988 году в Кицмани на родине музыканта. Впоследствии тоже отталкивались от «бренда» Ивасюка.

Отец Владимира Ивасюка, Михаил Григорьевич (в середине) на фестивале«Червона рута». Черновцы, 1989 г.

Сегодня десятки украинцев называют себя организаторами фестиваля 1989 года или авторами идеи его проведения. Среди них – журналист Иван Лепша, телевизионщик Кирилл Стеценко, тогда ещё поэт Иван Малкович. Группа «Сёстры Тельнюк» уверяет, что идея принадлежит поэту Степану Тельнюку – отцу певиц.

Реально масштабный фестиваль 1989 года стал возможным благодаря «музыкознавцям» с комсомольскими корнями Тарасу Мельнику, Анатолию Калиниченко и Олегу Репецкому, а окончательно добро дал тогдашний заведующий идеологическим отделом ЦК КПУ Леонид Кравчук. За комсомольцами подтянулись и спонсоры, не обошлось без помощи диаспоры, работавшей через украинско-канадскую фирму «Кобза».

Местом проведения выбрали Черновцы, сценарием фестиваля занимались Стеценко и режиссёр Сергей Проскурня, тот самый, что писал оратории, посвящённые Небесной сотне и «героям АТО».

Главным условием участия в фестивале была украиномовность песен. А идеологическое наполнение фестиваля оказалось гуцуло-галичанским.

Открытие фестиваля

Публика «Червоной руты» 1989 г. Фото: Анатолий Мизерный

На стадионе «Буковина» жгли костры, дудели трембиты, бродили мужики в туземных костюмах, на фоне которых странновато смотрелись львовские общественники из общества «Кош», идентифицирующие себя запорожскими казаками. Уже тогда западенщина замахнулась на «приватизацию» казачества как якобы символа украинства.

Помнится, тогда организаторы даже «заказали» хорошую погоду у карпатского мольфара Михайлы Нечая, который реально бродил вокруг стадиона. Потом, кстати, Нечай высказывал сожаление об этом.

Комсомол, нацики, мольфары, казаки… Ощущение перестроечного «кафкианства» добавлял печатный ежедневник фестиваля с лозунгом «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

Ежедневная газета фестиваля

Символичными цветами «Червоной руты» стали красно-черно-белый триколор, причем красный цвет означал попсу, черный – рок, а белый – бардов и кобзарей. Однако на стадионе господствовал ещё нелегализованный сине-жёлтый, с избытком хватало трезубов, а на окружающих стадион-площадках, где выступали те, кого не допустили до главной арены, встречались и флаги УПА*, и гербы то ли Львова, то ли дивизии СС «Галичина».

Национал-хедлайнеры в окружении трезубцев

Гербы, флаги и «запрещённые» вышиванки на одной из фестивальных площадок

Разумеется, «под фестиваль» подтянулись политиканы, активно распространялась антисоветская литература, символика. Современные «мемуаристы», описывая события вокруг фестиваля, упирают на необычный прессинг со стороны милиции.

Якобы изымались флаги, разбили головы Тарасу Петриненко и Георгию Гонгадзе, на стадион не пускали людей в вышиванках. При этом на фото голова Петриненко цела, на стадионе масса людей в вышиванках, а львовянина Юрка Волощака и его друзей в костюмах казаков пропустили не только с саблями, но и с маленькой пушкой. Что же касается большого количества кордонов милиции, то сегодня их не меньше на любом футбольном матче. К тому же милиционеры уже имели опыт драк с представителями РУХа, «Товариства Лева» и СНУМа.

Если говорить, собственно, о музыке, то на тот момент спектр исполнителей был большой (до 300-400), но качество вызывало уныние.

Заключительный концерт фестиваля «Червона рута»

Тем не менее свою позитивную роль локомотива украинского шоу-бизнеса фестиваль сыграл. Народ радовался уже знакомым даже Москве «ВВ», «Братам Гадюкиным», хихикал над ужимками странноватого Андрея Миколайчука, аплодировал раскрученному фолку. Но задачи были другими, и само действо полностью отвечало задумкам организаторов. Музыка была вторичнее национализма.

Кобзарь Василий Жданкин затянул «Щеневемрлу», что назвали первым публичным её исполнением в СССР. Значительная часть исполнителей, ничем и никем не запомнившихся, выла свою бездарную заунывность, зачастую просто похищенную у других музыкантов.

Тарас Курчик – исполнитель ворованной европопсы на мове

Отличился юный спивак из Дрогобыча Тарас Курчик, который исполнил песню со словами «віддайте мову» с беспардонно украденной мелодией группы А-НА (Stay On These Roads). «Ми забули рідну мову, за яку колись діди кров свою пролили», – пел Курчик. «Радио Свобода» назвало эту песнь «гимном украинской мовы».

Не обошлось без антисемитского скандала в связи с песней «Сестрички Вики» (ныне бесславно уехавшей в США Виктории Врадий) «Ганьба», где прозвучало обвинение «жидам». Еврейская община Буковины было возмутилась, но обошлось без последствий. Ещё одна из песенок «Сестрички Вики» «Шахтёрские буги» рисовала публике образ горняка Донбасса – алкаша.

Член жюри Тарас Петриненко тоже решил «чёнить сбацать», и спел песню про Народный рух Украины.

Некой характеристикой фестиваля могут быть слова Андрея Середы, лидера группы «Кому вниз», официально признаваемой своей нацистами и скинхедами, что «именно «Червона рута» помогла нам отойти от совдепии и вернуться домой», ведь до фестиваля группа была русскоязычной.

Музыканты группы «Кому вниз»

Кстати, после «Червоной руты» большая часть зрителей и исполнителей вернулась во Львов, где провела митинг у будущего памятника Шевченко. О фестивале, как об этапе консолидации не музыкантов, а «свободной нации», как о скором предвестнике самостийности, тогда не говорил только ленивый.

Фестиваль предполагал награждение, а его «мовнонаправленность» указывала на то, что победителей из центральной и восточной частей УССР не будет. Исключениями стали Маричка Бурмака, тогда представлявшая Харьков, Андрей Миколайчук из Черкасс, несколько одноразовых исполнителей из Киева. 90% наград и дипломов взяли западенцы.

Но организаторы сделали выводы, и следующие фестивали проводили уже на восточных территориях (Запорожье, Донецк, Севастополь, Харьков, Днепропетровск…) уже как Drang nach Osten «мовномузыки». И надо отдать должное, такая украинизация частично удавалась.

Червона рута (фестиваль)

Из Википедии, бесплатной энциклопедии

Червона рута
Жанрмузыкальный фестиваль
Языкукраинский
Даты проведения1989 — по сегодняшний день (раз в два года)
Расположение
Город проведенияЧерновцы
СтранаУкраина

Червона рута — регулярный украинский музыкальный фестиваль. Проводится с 1989 года.

Содержание

  • 1 Первый фестиваль «Червона Рута»
  • 2 Победители фестивалей «Червона рута» в течение 20 лет
    • 2.1 Червона рута-89, Черновцы
    • 2.2 Червона рута-91, Запорожье
    • 2.3 Червона рута-93, Донецк
    • 2.4 Червона рута-95, Севастополь-Симферополь
    • 2.5 Червона рута-97, Харьков
    • 2.6 Червона рута-99, Днепропетровск
    • 2.7 Червона рута-2001, Киев
    • 2.8 Червона рута-2003, Киев
    • 2.9 Червона рута-2005, Киев
    • 2.10 Червона рута-2007, Киев
  • 3 Ссылки

Первый фестиваль «Червона Рута» [ править | править код ]

Первый фестиваль «Червона Рута» прошёл ещё во времена СССР 24 сентября 1989 года в Черновцах.

Предварительные отборочные конкурсы проводились в нескольких местах, не обязательно областных центрах. Так например, отборочный конкурс по Черкасской области проходил в местном Дворце культуры Умани в середине августа. Победу в этом отборочном конкурсе, а заодно и путёвку в Черновцы получили черкащяне Эдуард Драч, Кость Павляк, рок-группа «Экология», а также представитель тогдашнего украинского андерграунда Андрей Миколайчук (позже — «Лысый и Босой»).

Победители фестивалей «Червона рута» в течение 20 лет [ править | править код ]

Червона рута-89, Черновцы [ править | править код ]

Гран-при: Василь Жданкин (Львов); Солисты и ансамбли поп-музыки:

  • Первая премия — не присуждалась.
  • Вторая премия: Тарас Курчик (Львовская область), Андрей Миколайчук (Черкасская область), «Млын» (Львов).
  • Третья премия: «Мальвы» (Львов), Павел Дворский (Черновцы), «Заграва» (Коломыя, Ивано-Франковская область).
  • Награждены дипломами: Галина и Леся Тельнюк, Александр Гаркавый (Луцк), Марина Музыка-Беджанова (Оренбург), «Аванс» (Запорожье), «Край» (Закарпатская область), «Эней» (Ровенская область), Виталий Свирид (Киев), В.Грицишин (Кривой Рог).

Рок-группы

  • Первое место: «Сестричка Вика» (Львов)
  • Вторые места: «Кому вниз» (Киев), «Братья Гадюкины» (Львов)
  • Третьи места: «Зимний Сад» (Київ), «Незаймана Земля» (Нетронутая земля) (Луцк)
  • Дипломами награждеены: Юрий Товстоган (Киев), «Кафедра зелёной музыки» (Днепропетровск), «Перон», «Рок-ціп-клуня-бенд», «ВВ», «Гуцулы» (Косов), группа Евгения Масловича (Донецк), «Воля» (Львов).

Барды (в оригинале укр. «Співці» )

  • Первое место: Эдуард Драч (Черкассы), Виктор Морозов (Львов).
  • Второе место: Андрей Панчишин (Львов), Мария Бурмака (Харьков).
  • Дипломами награждены: Владимир Давыдов (Кировоградская область), Олег Покальчук (Луцк), Иван Ситарский (Львовская область), Леся Улична и Леся Горова (Львов), Игорь Кравчук (Черновцы), Володимир Киндратишин (Ивано-Франковск), Андрей Чернюк (Киев), Станислав Щербатых (Ивано-Франковск), Іван Козаченко (Киев), Кость Павляк (Черкассы), Василь Чинч (ЧССР), Олесь Доля (Львов), «группа Рутения» (Киев), Тарас Чубай (Львов).
  • «Пролетело лето» муз. О.Мельника, сл. О.Мезенцевой.
  • «Мольба» муз. Г. Гаврилец, сл. Д. Павлычко.
  • «Я буду жить» муз. В. Грицишина, сл. І. Франко.
Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector