1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кризис 2014 кто выиграл

Российский экономический кризис: антирекорды 2014 года в графиках

ВВП России по итогам ноября 2014 года ушел в минус, впервые с 2009 года. Падение составило 0,5%, сообщило Минэкономразвития 29 декабря. Это не единственный антирекорд года – 15 декабря курс рубля к доллару за несколько часов обвалился более чем на 8,5%. К тому моменту российская валюта с начала года обесценилась почти в два раза. Прошлый антирекорд по рублю был зафиксирован в январе 1999 года. Девальвации предшествовало снижение нефтяных цен на протяжении пяти месяцев, ужесточающиеся санкции ЕС и США и российские «антисанкции». Усугубило ситуацию решение стран ОПЕК не снижать квоту по добыче нефти. После этого цены на сырье рухнули, ускорились отток капитал и инфляция. Золотовалютные резервы продолжали тратиться, а рейтинг одобрения президента – расти. РБК решил продемонстрировать, как менялась ситуация в течение года, на примере девяти графиков.

В этом году Минэкономразвития пересматривало официальный прогноз по инфляции трижды. Первоначальный прогноз к концу года был увеличен почти в два раза – с 4,8 до 9% . В реальности же, как заявил 25 декабря министр финансов Антон Силуанов, «по году, скорее всего, она будет где-то 11,5% , может быть, чуть больше».

Если в начале года экономический блок правительства и банки в целом сходились во мнении, что за 12 месяцев ВВП увеличится на 2–3% , то уже весной даже минимальный рост был поставлен под сомнение. Причины сокращения ВВП — в снижении притока инвестиций в связи с ситуацией на Украине, существенное замедление роста производственных и торговых запасов и низкий внутренний спрос.

До середины 2014 года цены на нефть оставались стабильными в пределах $105-115 за баррель. В сентябре котировки пошли вниз и к декабрю упали до $60/барр . В самых пессимистических прогнозах аналитики предрекали снижение цены до $85/барр . Кроме того, бюджет России на 2015 год сверстан исходя из среднегодовой цены нефти Urals в $80/барр .

Всю первую половину года число россиян, одобряющих работу Владимира Путина на посту президента, росло. В июне рейтинг президента побил свой пятилетний рекорд. Этому предшествовали олимпийские успехи России и присоединение Крыма. Благодаря патриотическому подъему и мобилизации против «врагов» в октябре рейтинг президента взлетел на новый максимум — 88% .

Объем золотовалютных накоплений России превысил отметку в $500 млрд в январе. Как оказалось, всего на несколько дней. В течение года Россия лишилась почти пятой части своих золотовалютных резервов и достигла по этому показателю четырехлетнего минимума. При этом тратилась в основном валюта. Причиной стало проведение ЦБ валютных интервенций, призванных поддержать рубль.

Первую половину года рубль вел себя так же стабильно, как и нефтяные цены. С середины года его курс к ведущим мировым валютам начал снижаться вместе с ценами на нефть. 10 ноября ЦБ отменил валютный коридор и отпустил рубль в свободное плавание. Неконтролируемое падение привело к тому, что 16 декабря на бирже евро стоил более 100 руб ., доллар – более 80 руб .

Импорт начал сокращаться втором полугодии, после введения санкций ЕС и США. Похожим образом вел себя и экспорт – его снижение замедлилось лишь на фоне обесценения рубля в последние месяцы года. Эксперты снижение импорта объясняют кризисом на Украине, санкциями и общим ухудшением инвестиционного климата, экспорта – политическими причинами и падением нефтегазовых цен.

Доходы граждан на протяжении почти всего года были близки к прошлогодним значениям. Но декабрьский обвал рубля потянул изменил ситуацию. Реальные располагаемые доходы, по данным Росстата, по итогам января-ноября 2014 года снизились на 0,3% . Реальные доходы граждан продолжат снижаться и в 2015 году, как ожидается, на 5-7% , их будет обесценивать высокая инфляция.

По прогнозу Минэкономразвития, отток капитала по итогам года – около $125 млрд (с учетом прогноза по 4 кварталу) – почти достигнет объемов кризисного 2008 года. Он связан с неопределенностью в экономике, переходом к плавающему курсу рубля и присоединением Крыма. Вопреки ожиданиям, санкции как таковые сказались не столь заметно – отток капитала резко возрос лишь в конце года, и главной причиной тому стало падение нефтяных цен.

Секрет девальвации: почему в 2014 году обвалился рубль

Набиуллина подняла глаза и пронзительным взглядом посмотрела на коллегу, который это сказал. Это не был совет — просто нервный, тихий возглас. Первый заместитель главы Центробанка Сергей Швецов оторопело смотрел на экран своего планшета, на котором было видно, как курс рубля стремительно падает. Зрелище не для слабонервных: видеть на экране, как из-за твоего решения обесценивается национальная валюта. Каждая секунда — потерянные миллиарды, россияне беднеют с каждым ползком рубля в сторону снижения курса по отношению к ведущим мировым валютам. Набиуллина переводила взгляд с планшета с ползущим рублем на Швецова и продолжала молчать. Кривая рубля скакнула вверх.

Швецов не выдержал и просящим тоном сказал: — Нужна интервенция!

Он знал, что предыдущий его шеф Сергей Игнатьев не допустил бы такой ситуации. Такого просто не могло быть: доллар уходит в поднебесные высоты, а ЦБ смотрит на это холодно и не выступает в защиту рубля, вкидывая на рынок валюту, чтобы сбить курс и накормить обезумевших трейдеров. Похожей ситуации не было уже много лет, все успели забыть те ощущения из 1990-х. Самый критичный момент за последние пятнадцать лет имел место в конце 2008 года, когда рубль стал обесцениваться на фоне снизившейся цены на нефть. Тогда Игнатьев рисковал и тратил валюту из международных резервов на поддержку курса. Потратил больше двухсот миллиардов долларов, и ему повезло: цена на энергоресурсы стала расти вновь. И рубль, провалившись, вслед за нефтяными котировками стал возвращаться на спокойные уровни. Все резкие перепады рубля роднит одно: никто не знает, что будет с экономикой и с ценой на нефть. Но тогда Игнатьев поддержал рубль валютой и выиграл. А сейчас Набиуллина, устав от интервенций, которые пришлось проводить несколько месяцев подряд, решила остановиться.

Делать интервенции — бессмысленно, остановить их — страшно.

Для Набиуллиной все началось в марте 2014 года, когда Владимир Путин согласился принять в Россию украинский Крым. На Украине шла борьба за власть, на улицах столицы и других городов вспыхивали вооруженные беспорядки, президент Янукович был отстранен от власти. Крымчане использовали момент и на спешно созванном референдуме проголосовали за воссоединение с Россией. Владимир Путин поддержал желание крымчан и, введя на полуостров российские войска, согласился присоединить Крым к России, куда он входил до 19 февраля 1954 года, когда по указу первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева Крымская область перешла в состав Украинской республики. Международное сообщество выступило резко против такой политики Путина: оно сочло воссоединение России и Крыма аннексией. Вступать в вооруженный конфликт с Россией, чтобы отвоевать Крым обратно, никто не стал, но с марта 2014 года страну стали воспринимать как агрессора.

Экономика России до присоединения Крыма и после — две разные экономики. До Крыма Россия была частью глобального мира, после — российская экономика начала все больше изолироваться. Изоляция шла медленно, но уверенно. Набиуллина не знала, что именно будет происходить дальше, но прекрасно понимала, что рублю такая политика не сулит ничего хорошего.

Новость о присоединении Крыма Набиуллина узнала почти вместе со всей страной, незадолго до того, как информация стала публичной. События происходили так быстро, что невозможно было хорошо подготовиться. В преддверии крымского референдума в марте 2014 года ЦБ готовился к возможному скачку рубля. Он увеличил ставку на 1,5 процентного пункта и изменил параметры курсовой политики. В месяц, когда прошел референдум о присоединении Крыма к России, Набиуллина дала согласие на то, чтобы потратить 22,3 миллиарда долларов из международных резервов страны на поддержку курса рубля. Это была рекордная интервенция за пять лет. Референдум экономика России переварила спокойно, перевалила март без больших потерь. Резкого падения не случилось, но началось медленное сползание в стагнацию. Сначала стала падать цена на нефть, потом западные страны ввели экономические санкции против России.

Санкции означали ограничения в работе с Россией для западных компаний, в основном американских и европейских. Некоторые из них начали сворачивать бизнес в стране, Россия медленно стала отделяться от остального экономического мира. Она начала отвечать на санкции контрсанкциями. Так, Путин наложил запрет на ввоз некоторых сельскохозяйственных товаров из Евросоюза и США, а также ряда других стран.

На рубле такая политика сказывалась плохо. Курс постоянно падал, ЦБ всю весну, лето и осень поддерживал его, потратив шестьдесят пять миллиардов долларов. Но это не сильно помогало отечественной валюте: курс рубля все равно снижался, а международные резервы катастрофически таяли. С марта по декабрь 2014 года они сильно похудели. Россия потратила из них, в том числе на поддержку курса, более ста миллиардов долларов, или больше 20% всех резервов.

Два молодых заместителя в Минфине, которые пришли в чиновники из инвестбанкиров, Алексей Моисеев и Максим Орешкин не могли хладнокровно наблюдать, как политика пожирает рубль, как быстро и впустую тратятся международные резервы. Они сочинили письмо в ЦБ о расточительстве. Мол, хватит выбрасывать валюту на ветер, наступила пора отпускать рубль в свободное плавание, то есть вводить режим free float. Это сбалансирует его, зафиксировав на комфортном уровне для нынешнего состояния экономики, и сбережет международные резервы, которые еще сто раз смогут пригодиться. Настала пора, уверяли они, сделать рубль самостоятельным, как долгое время уже обещали. Пришел тот самый момент. Набиуллина не хотела потрясений, она желала постоянства и, конечно, прекрасно знала, как сильно Путин ценит социальную стабильность. Поэтому к мнению молодых да умных из Минфина прислушиваться не стала и продолжала делать интервенции из международных резервов для того, чтобы курс валют не улетел в заоблачные высоты, а люди продолжали думать, что все хорошо.

Но траты если и помогали, то не сильно. Рубль летел. Если в марте за один доллар давали тридцать шесть рублей, то в декабре — уже пятьдесят. Политика для россиян становилась все дороже и дороже. Экономика медленно скукоживалась, финансовый рынок лихорадило, и никто не понимал, что будет завтра. Набиуллина тоже нервничала, заявляла одно, а делала другое. Она говорила, что ЦБ перешел к таргетированию инфляции, но продолжала таргетировать курс рубля. Финансовый рынок перестал верить Центробанку. Он стал ждать от Набиуллиной подвоха.

Момент, когда Путин стал жалеть международные резервы больше, чем ту самую социальную стабильность, Набиуллина пропустила. Президент стал говорить, что у него есть вопросы к ЦБ по поводу своевременности и качества принимаемых мер. Он заявлял, что палить резервы плохо.

Набиуллина не определилась до конца, что дальше делать с денежно-кредитной политикой. Глава ЦБ ощущала свою беззащитность перед внешними обстоятельствами, ее придавливала неопределенность будущих событий. Набиуллина, как и большинство, верила, что политический кризис рассосется, нефть подрастет, а санкции скоро снимут. Именно из-за неопределенности она продолжала интервенции, поддерживая рубль. Минфин настаивал на введении свободного плавания рубля, говорил, что это панацея. МВФ тоже настойчиво советовал: free float — больно, но эффективно.

Набиуллина нервничала, но как-то так получалось, что каждое следующее решение было только хуже. На этот раз подвела «Роснефть».

Эта крупнейшая нефтяная компания везде просила деньги, чтобы выплатить в декабре международным кредиторам семь миллиардов долларов. Из-за санкций она не могла перезанять эти деньги на внешнем рынке, а у российских банков катастрофически не хватало валюты. Курс рубля уверенно снижался. «Роснефть» пыталась найти деньги везде, где могла, в том числе в Фонде национального благосостояния России. Но отовсюду приходил либо отказ, либо обещания, что деньги получить в принципе можно. Но нескоро. И «Роснефть» пришла в ЦБ. Ведь тот в ноябре 2014 года запустил аукционы валютного РЕПО, а значит, банки могли принести в ЦБ облигации высокого качества и под залог получить валюту. «Роснефти» этот способ показался удобным.

Нефтяная компания совместно с крупным частным банком «Открытие» составила схему привлечения денег Банка России: «Роснефть» выпускает рублевые облигации, которые выкупят заранее определенные участники рынка, как правило «дочки» «Роснефти», и в итоге облигации через цепочку операций оказывались в «Открытии». Этому банку оставалось только взять валюту в ЦБ и отдать ее «Роснефти». Немного сложный, но гениальный замысел мог спасти репутацию компании перед внешними кредиторами, не допустить просрочки по кредитам. Набиуллина не мыслила стереотипами: она не считала Игоря Сечина, который возглавлял «Роснефть», ужасным разрушителем и тайным серым кардиналом Путина. Именно такая за ним закрепилась репутация — в основном потому, что именно он вел проект разрушения нефтяной компании ЮКОС Михаила Ходорковского. Все знали, что Сечин вел этот проект, и именно он стал главным бенефициаром от исчезновения ЮКОСа.

«Роснефть» получила почти все активы, которые раньше принадлежали компании Михаила Ходорковского. Но Набиуллина не вникала в прошлое, а работала в режиме реального времени: глава крупнейшей компании попросил денег — значит, надо помочь. Она вошла в трудное положение бывшего коллеги по правительству Игоря Сечина. И, наверное, она его, как основного силовика в команде Путина, немного опасалась. Когда она была министром, Сечин — всевластным вице-премьером; когда она была помощником президента, она видела, как часто Сечин наведывается к президенту, носит папочки с докладными записками.

Сечин попросил Набиуллину только об одном: включить быстро облигации «Роснефти» в ломбардный список ЦБ. Это значило, что банки могут под эти облигации брать в ЦБ валюту. Набиуллина согласилась. «Роснефть» стала слишком крупной для российской экономики, ей требовалось много кредитов, и чем дальше, тем больше. Санкции закрыли доступ «Роснефти» к западным деньгам. Ни один российский банк не мог удовлетворить ее аппетиты, только федеральный бюджет или печатный станок ЦБ.

Получив согласие ЦБ, «Роснефть» тут же объявила о размещении облигаций на огромную сумму — восемьсот миллиардов рублей. Такого объема российский рынок не видел никогда. Как только «Роснефть» сообщила о таком размещении облигаций, стали происходить чудеса: Московская межбанковская валютная биржа стремглав зарегистрировала эти выпуски. Потребовался всего час, чтобы закрыть книгу заявок. Беспрецедентное размещение биржевых облигаций прошло успешно.

В день, когда Сечин разместил свой огромный бонд, ЦБ провел совет директоров и решил в пятый раз за год поднять ключевую ставку на 1% — до 10,5%450. Это повышение было небольшим, финансовый рынок вообще никак не отреагировал: продолжали расти цены и курс евро к рублю. Участников рынка больше интересовала покупка валюты для «Роснефти».

На следующий день после совета директоров ЦБ быстро внес облигации «Роснефти» в ломбардный список. Два дня ушло на то, чтобы провернуть сделку на шестьсот двадцать пять миллиардов рублей.

Дальше уже было делом техники: «Открытие» купило облигации у «Роснефти», под них заняло деньги у ЦБ и перенаправило полученные сотни миллиардов рублей в нефтяную компанию.

Игорь Иванович облегченно вздохнул.

Финансовый рынок России напрягся. Никто не понял, что за операцию провернули Сечин с Набиуллиной и почему они так и не объяснили рынку суть этой огромной сделки. И ЦБ, и «Роснефть» забыли сказать, кто покупатель этих бумаг и в чем, собственно, цель приобретения.

Тайная сделка с Сечиным больно ударила по репутации Набиуллиной. Рынок и так не очень доверял новому центробанкиру из-за непоследовательной денежно-кредитной политики, а тут утратил последние иллюзии.

Участники финансового рынка интерпретировали череду происходящих событий примерно так: путинская компания использует ЦБ в своих шкурных интересах. Печатный станок обслуживает не денежную политику, а частные интересы. Такое объяснение большинству казалось логичным, тем более что ни сам ЦБ, ни «Роснефть» ничего не хотели объяснять. Никто понятия не имел, как «Роснефть» собирается использовать полученный огромный объем валюты. Все стали готовиться к тому, что он одномоментно вывалится на рынок.

Непрозрачная сделка разогрела рынок, сработала как выстрел: курс рубля продолжал снижаться, интервенции не помогали охладить валюту. Шуры-муры с Сечиным попали в спираль санкций, низкой цены на нефть, постоянно накаляющегося конфликта на Украине.

Подняв ставку в четверг, 11 декабря, ЦБ пообещал вернуться к этому вопросу в следующем, 2015 году. Но уже в понедельник, 15 декабря, стало очевидно, что ничего не помогает: курс летит в тартарары. За четыре дня, из которых два пришлись на выходные, доллар вырос на четыре рубля. Рынок не отреагировал на совет директоров ЦБ, зато откликнулся на тайную многомиллиардную сделку Сечина и Набиуллиной. Весь день оказался нервным, четкого плана действий не было. До позднего вечера в ЦБ решали, что делать. Простых решений не было.

Набиуллиной не верили. Это был вызов. Она поняла: если не справится сейчас, то не справится никогда. Выйти из тупика мог помочь только шок. Обезумевший финансовый рынок надо окатить холодной водой, как из ушата. Центробанкиры говорят: когда все плохо, надо доставать большую базуку. Пришло время действовать.

Хотели настоящий free float — получите. Запредельно высокая ставка вместе с ним приведет финансовый рынок в ступор и поможет охладить пыл игроков по раскручиванию курса рубля. Поздним вечером Набиуллина созвала внеочередное заседание совета директоров. Холодный колкий ветер дул за окном, в холле уже нарядили новогоднюю елку, которая не радовала совсем и казалась каким-то лишним атрибутом. За столом собрались усталые и подавленные коллеги. Остановились на варианте 17%. Именно такая ставка напугает рынок, но не завалит его, — так посчитали подчиненные Набиуллиной. Раз не завалит — значит, будет семнадцать. Предупредили Кремль, правительство.

Домой разъехались за полночь. Ночная Москва утопала в предновогодних огнях. В час ночи ЦБ разослал пресс-релиз: ставка 17% из-за инфляционных и девальвационных рисков. Рядом с ЦБ, где сосредоточено много ресторанов и кафе, сновало много гуляк.

Бессонная ночь. И нескончаемые сомнения: поможет ли.

Рано утром все вновь были вместе. Собрались в кабинете Набиуллиной, ждали открытия рынка.

— Нужна интервенция!
Швецов не мог без боли смотреть, как курс рубля ухает вниз.

Интервенция могла бы сбить это падение. Даже у Железного Дровосека было сердце.

Набиуллина продолжала молчать. Она встала из-за общего стола, подошла к своему рабочему месту, посмотрела на черном экране терминала кривую обесценивания рубля. Обернулась и тихо, но уверенно сказала:

— Мы больше не будем реагировать валютной интервенцией на каждое движение курса.

Подчиненные замерли. Набиуллина продолжила:

— Пусть наше молчание станет холодным ушатом воды для участников финансового рынка.

В абсолютной тишине все вместе наблюдали за ползущим рублем. Только сейчас окончательно стало ясно, что в ЦБ наступили другие времена. Жесткие и бескомпромиссные.

Кризис 2014 года анфас и профиль. Обменники без валюты и «новые бедные»

С чем страна подошла к «шоку четырнадцатого года» и что имеет после выхода из рецессии. Часть II

В декабре 2014 года обменные пункты в некоторых городах России перестали продавать валюту, а банки не могли вывести на табло курс рубля — он был трехзначным. В следующие годы в России появилось несколько миллионов «новых бедных», а начавшееся падение доходов граждан растянулось на 38 месяцев. Сегодня рецессия прекратилась, сменившись застоем. С чем Россия подходила к 2014 году и что имеет на выходе — в материале «Реального времени» (часть II).

Санкции. Нефть. Рубль

1 марта 2014 года Совет федерации санкционировал ввод российских войск на территорию Украины, а уже 18 марта в Кремле Владимир Путин обращался к Федеральному собранию и главам регионов в связи с присоединением Крыма: «В сердце, в сознании людей Крым всегда был и остается неотъемлемой частью России».

Внешний ответ не заставил себя ждать. В течение марта — апреля США заморозили на своей территории активы некоторых российских чиновников и должностных лиц госкомпаний, а также запретили своим гражданам вступать с ними в деловые отношения. Кроме того, были ограничены поставки в Россию продукции двойного назначения.

В июле 2014-го под санкции попали крупнейшие компании — «Роснефть», «Внешэкономбанк», «Газпромбанк», «Новатэк», «Уралвагонзавод», концерн «Калашников» и др. Им перекрыли доступ к долгосрочным кредитам со стороны финансового сектора США. В сентябре список подсанкционных компаний пополнился Сбербанком, ВТБ, «Россельхозбанком», «Транснефтью», «Газпром нефтью» и рядом других.

С августа к санкциям присоединился Евросоюз: сперва он заморозил поставки в Россию вооружений и товаров двойного назначения, а также приостановил экспорт технологий для нефтедобывающего сектора. А в сентябре, аналогично США, распространил санкции на российские оборонные, нефтяные предприятия и крупные банки.

Эльвира Набиуллина: «Мы действительно должны научиться жить в рублевой зоне, полагаться в большей степени на собственные источники финансирования и, по сути дела, дать шансы для импортозамещения». Фото Максима Платонова

Санкции вступали в силу на фоне крайне непростой ситуации с курсом валют. 1 января 2014-го доллар по официальному курсу Центробанка стоил 32,7 рубля. 4 марта он достиг отметки в 36,4 рубля — что соответствовало абсолютному на тот момент рекорду, ранее установленному в феврале 2009-го.

Но по-настоящему критическое падение рубля началось в конце 2014 года, когда вниз стремительно пошли цены на нефть. 7 сентября стоимость Brent на торгах впервые за 14 месяцев опустилась ниже $100 за баррель. 27 ноября ОПЕК, вопреки ожиданиям, решила, что не будет ограничивать объемы добычи, тем самым обрушив нефтяные котировки. В тот день цена Brent упала до $72. Это, однако, был не предел: 16 декабря Brent стоила уже менее $60.

В России в эти дни выстраивались очереди в обменные пункты. Днем 15 декабря и без того слабый в то время рубль начал еще быстрее терять позиции: к закрытию торгов курс опустился до 64,4 руб./$ и 78,9 руб./евро.

Ночью совет директоров ЦБ собрался на экстренном заседании, где в шестой раз за год принял решение повысить ключевую ставку. С предыдущего повышения прошло меньше недели (оно произошло 11 декабря), но на этот раз пришлось действовать решительнее: ставка была увеличена с 10,5 сразу до 17%. Ближе к полудню Эльвира Набиуллина дала короткое интервью «России 24», во время которого заявила: необходимо привыкать к новым условиям: «Мы действительно должны научиться жить в рублевой зоне, полагаться в большей степени на собственные источники финансирования и, по сути дела, дать шансы для импортозамещения».

Очередное повышение ставки никого не успокоило: рубль немного укрепился, однако возвращения к прежним уровням так и не произошло. 16 декабря в моменте курс доллара достигал 80 рублей, а евро торговался дороже 100. Отделения банков в некоторых городах не продавали валюту, поскольку ее раскупили; возле некоторых обменных пунктов в Санкт-Петербурге не горели электронные табло — они попросту не были рассчитаны на трехзначные числа.

Вечером на пресс-конференции после совещания у премьер-министра глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев дал совет россиянам — хранить деньги «ровно в том же, в чем хранили до сих пор».

Спекулятивные настроения на валютном рынке подогрела «Роснефть». 11 декабря она провела беспрецедентное по отечественным меркам размещение облигаций на 625 млрд рублей. Несмотря на свой масштаб, сделка готовилась в странных обстоятельствах: решение о размещении облигаций было принято всего за два дня до начала их фактической продажи; заявки от инвесторов принимались в течение часа вечером 10 декабря; цель привлечения займа компания не назвала.

Из-за непрозрачности сделки на рынке возникло мнение, что все привлеченные рубли компания собирается обменять на валюту. Глава «Роснефти» Игорь Сечин отрицал это, но вклад в распродажу рублевых активов уже был внесен.

16 декабря в 2014 году выпало на вторник. СМИ быстро закрепили за этим вторником эпитет «черный» — по аналогии то ли с 29 октября 1929 года (день грандиозного обвала Нью-Йоркской биржи, с которого принято отсчитывать начало «Великой депрессии»), то ли с 11 октября 1994-го (день критического падения рубля по отношению к доллару).

Бедность

«Бедность хотя и отступила — только немножко отступила, — но продолжает мучить еще 40 миллионов наших граждан», — говорил Владимир Путин в послании Федеральному собранию на втором году своего президентства. В следующем послании, 16 мая 2003-го, он снова повторил этот тезис («бедность отступает крайне медленно») — и назвал преодоление бедности одним из государственных приоритетов.

В первые полтора десятилетия нового века Россия добилась в этом больших успехов. Кризис 2014-го положил этому конец. Тренд на снижение бедности, господствовавший в течение многих лет, был прерван. Стремительный рост цен (в 2014 году инфляция выросла до 7,8%, в 2015-м — до 15,5%) обесценил зарплаты и сбережения. Уже в ноябре 2014-го реальные доходы россиян начали падать, это падение почти непрерывно продолжалось 38 месяцев — вплоть до начала 2018 года.

За один лишь 2014-й в ряды малоимущих попало около 600 тыс. человек, а всего в том году в этой категории находилось 16,1 млн граждан. Как стало ясно потом, это был не предел. В общей сложности с 2013 по 2017 год включительно в стране появилось 3,8 млн «новых бедных»; доля россиян, не дотягивающих до планки прожиточного минимума, выросла до 13,2%.

Большинство бедных домохозяйств сегодня проживают в городах, являются экономически активными и имеют несовершеннолетних детей. К слову, самая многочисленная категория малоимущих — это и есть дети в возрасте до 16 лет.

Особенно больно кризис ударил по экономически слабым регионам. В некоторых из них бедность разрослась до пугающих масштабов. Так, в Тыве доля малоимущих в 2016—2017 годах перешагнула отметку в 40%, в Ингушетии — в 30%, в Республике Алтай — в 25%. Всего по итогам 2017 года в стране насчитывалось 12 регионов, где уровень бедности составлял 20% и более.

Со временем населению становилось труднее обслуживать банковские кредиты. Доля просроченного долга, большую часть 2013 года продержавшаяся на уровне 4%, к середине 2016-го выросла до 9%. Просрочка по валютным займам увеличилась с 14% на начало 2014-го до 32% к лету 2017-го — на этом уровне она находится по сей день.

Глядя на похудевшие кошельки, россияне стали сокращать расходы. В 2014—2015 годах очищенные от инфляции расходы на конечное потребление снизились впервые с 2009-го. Сжатие внутреннего спроса дестимулировало инвестиционную активность бизнеса. Вкупе с сокращением иностранных инвестиций это отрезало шансы на экономический рост.

По-простому — застой

Рецессия в России давно прекратилась, но послекризисное восстановление никак нельзя назвать быстрым: в прошлом году рост экономики составил 1,5%, по итогам 9 месяцев 2018-го — 1,6%. Едва возобновившийся рост реальных доходов граждан идет с перебоями, его динамика после президентских выборов пошла на спад.

Власти надеются, что в ближайшие 6 лет смогут разогнать экономику до темпов, превышающих среднемировые. По базовому прогнозу МЭР, с 2021 года ВВП должен начать расти более чем на 3% в год. Однако многие сомневаются, что в среднесрочной перспективе России стоит рассчитывать на быстрый и устойчивый рост.

«Главным, на мой взгляд, препятствием для экономического развития сегодня является качество институтов — защиты прав собственности, правоохранительной системы, судебной системы и так далее, — считает завлабораторией исследований проблем экономического роста ИПЭИ РАНХиГС Мария Казакова. — Это накладывает некоторые ограничения на приток как внутренних, так и внешних инвестиций — одного из ключевых факторов роста. Кроме того, слабая защита прав собственности приводит к еще большему смещению структуры экономики в сторону простых производств (торговля, банки, страхование), не требующих привлечения передовых технологий и ноу-хау».

«Вторым серьезным ограничителем можно считать качество человеческого капитала. Причем решать эти две проблемы нужно одновременно. Даже если в результате реформы системы образования мы создадим много хороших вузов, увеличив таким образом предложение квалифицированного труда на рынке, их выпускники не смогут найти достойного применения своим навыкам до тех пор, пока бизнес-климат недостаточно развит. И тогда результатом реформы образования может стать отток человеческого капитала за рубеж, где эти выпускники смогут найти должное применения своим знаниям и навыкам», — рассуждает Казакова.

«То, куда зашла экономика, имеет имя собственное. Это называется низкие темпы экономического роста, а по-простому — застой», — констатирует экономист Сергей Хестанов. Причин много, и главная заключается в том, что модель сырьевого развития себя исчерпала: «Маловероятно, чтобы нефтяные цены и объем нашего экспорта сильно выросли». На это накладываются санкции, из-за которых Россия недополучает большой объем инвестиций. «Редкий случай: у нас нет ни нехватки капитальных мощностей, ни особого дефицита ликвидности финансовой системы. Это говорит о том, что денег в нашей экономике достаточно, — говорит Хестанов. — Проблема отсутствия роста не в отсутствии денег, а в отсутствии перспектив».

Справка

При подготовке материала использованы данные Росстата, Банка России, Минэкономразвития, Минфина РФ, Московской биржи, Института Гайдара, а также изданий «Коммерсантъ», «Ведомости», «Интерфакс», РБК, ТАСС.

Как ЦБ сделал кризис 2014 года. Хроника событий

Наверняка читатели задумываются, а насколько можно верить прогнозам, опирающимся на динамику денежной массы? Материал на эту тему ниже.

Хроника пикирующей экономики

О том, как экономика России входила в кризис 2014 года, видно по моим публикациям на сайте журнала «Эксперт». Как говорится, «все ходы записаны».

Декабрь 2013

Уже в конце 2013 года стало очевидным и для властей, и для экспертов, что экономический рост резко замедлился. Это доказывает: причины проблем не стоит искать ни в «украинском кризисе» ( Виктор Янукович тогда находился у власти), ни в санкциях (их тогда не было), ни в низких ценах на нефть (вплоть до декабря следующего, 2014 года, цены были выше 100 долларов за баррель).

О том, что причиной замедления экономики является замедление роста денежной массы, было сказано в статье « Причины падения и возможности роста » (24 декабря 2013).

«Начиная с 1 квартала 2011 года ЦБ сжимает денежную массу. Это, с определённым лагом, и приводит сейчас к замедлению роста ВВП России»

«Что делать? Необходимо обеспечить стабильный рост денежной массы темпами не менее 22%. Рост же денежной массы на уровне 35-40% обеспечит рост ВВП на уровне 5%.»

Февраль 2014

В статье « Требуется безработица » (21 февраля 2014) было показано, почему некорректны ссылки ЦБ на низкую безработицу (как повод воздержаться от денежного стимулирования и продолжать денежный зажим) .

«Глава Центробанка Эльвира Набиуллина говорит о текущей ситуации, что “… если у вас низкая безработица, то есть практически вся рабочая сила задействована ”, то денежное стимулирование экономике только повредит».

Март 2014

В статье « ЦБ – главный нефтяник страны » (17.03.2014) показано, что высокие цены на нефть (а они в марте 2014 года были 108 долларов за баррель) не спасают экономику от замедления, если ЦБ продолжает зажим денежной массы.

«Темпы роста денежной массы в России катастрофически падают уже третий год подряд. Рухнуло представление об определяющей роли нефтяных доходов в экономическом росте в России»

«… за все годы нахождения у власти Владимира Путина уверенный экономический рост наблюдался только тогда, когда темпы роста денежной массы были более 30%. Возврат к таким темпам роста денежной массы будет означать остановку падения и возобновление роста».

Апрель 2014

В статье « Куда ведёт нас Центробанк » (4 апреля 2014) было показано, что ситуация в экономике всё ближе по своим параметрам к ситуации осени 2008 года, то есть к кризису.

«Изъятие рублёвой ликвидности [в ходе валютных интервенций ЦБ] в марте 2014 года было больше, чем в сентябре 2008 года»

«С июня 2013 года изъятие рублей уже составило около 2,3 трлн. рублей. А это половина того, что было изъято в разгар кризиса 2008 года».

«Экономика падает не от валютных операций ЦБ как таковых, а от изъятия рублей из экономики в результате этих операций».

«Высшим пилотажем со стороны ЦБ будет наращивание денежной массы с минимальным влиянием на инфляцию и курсы валют»

Апрель 2014

В статье « Деньги, доллар и российская рецессия » (23 апреля 2014) было показано, насколько ошибки, совершаемые ЦБ, похожи на ошибки ФРС во время Великой депрессии в США (1929-1933).

«Повторение ошибки [ФРС во время Великой депрессии] Центробанком РФ выражается в ужесточении денежной политики в России с января 2011 года и продолжающееся до сих пор (материал подготовлен в апреле 2014 года). Мотивацией российского ЦБ (в отличие от ФРС в 1929 году) является «обуздание» инфляции, но результат один и тот же – замедление темпов роста денежной массы и проблемы в экономике»

Май 2014

В статье « Центробанк привёл нас в декабрь 2008 года » (5 мая 2014) было показано, что ЦБ продолжает денежный зажим, а темпы роста денежной массы опустились ниже значений декабря 2008 года.

«Денежная масса – показатель, который зависит в данной ситуации только от действий ЦБ. И от этого показателя, в свою очередь, зависит сценарий для экономики России. Пока наш Центральный банк реализует сценарий спада: динамика денежной массы уже хуже, чем в декабре кризисного 2008 года

Без изменения ситуации с денежной массой все остальные попытки вывести экономику из пике будут тщетны, как это уже было во времена Великой Депрессии в США. Не помогут ни крупные инфраструктурные проекты, ни улучшения институтов и никакие другие меры»

Июнь 2014

В статье « Длинные деньги и политика ЦБ » (5 июня 2014) было показано, что если растёт реальная денежная масса, то в экономике наблюдается рост вне зависимости от того, что происходит с курсом рубля – ослабляется он или укрепляется. А на рисунке 1 показано, что реальная денежная масса практически перестала расти.

«При росте реальной денежной массы 15% и более, ВВП уверенно растёт»

Июнь 2014

В статье « Как потушить пожар инфляции деньгами » (15 июня 2014) подчеркивалось, что рост денежной массы в России в реальном выражении практически остановился.

Эльвира Набиуллина уже добилась остановки роста денежной массы к июню текущего года. Ведь по состоянию на май 2014 года прирост реальной денежной массы (агрегат М2) составил всего 0,7%, что практически неотличимо от нуля. Неудивительно, что рост ВВП в 2013-2014 годах замедлился, ведь для роста ВВП на 5% и выше, требуется рост реальной денежной массы на 15% и выше.

Июнь 2014

К концу июня проблемы с ликвидностью в банковском секторе стали очевидны и даже выплеснулись в сообщения СМИ. Об этом было, в частности, сказано в заметке « Как поспорили Герман Оскарович с Сергеем Михайловичем » (23 июня 2014).

«Сейчас на рынке очень жесткий дефицит ликвидности, и мы видим повышательный тренд. Пока понижательного тренда я не вижу», — отметил Греф. «На мой взгляд, ситуация не просто острая, а очень острая…»

«… наращивание рублевой денежной массы всегда приводило к экономическому росту. И наоборот, падение темпов роста денежной массы вело к кризису. На этом графике отчетливо видно: сейчас мы находимся на пороге очередного кризиса.

Рис.1. У всех российских кризисов одна причина: сжатие рублевой денежной массы.

Источник: ЦБ РФ, Росстат, расчеты автора

Избежать кризиса можно, если ЦБ предпримет активные действия по наращиванию денежной массы».

По итогам июня 2014 года ЦБ переключил «денежный светофор» на красный.

Август 2014

В августе была написана, а 1 сентября 2014 года вышла в печатной версии журнала «Эксперт» статья « Ставки сделаны, ставок больше нет ». В ней не только в очередной раз констатировалось падение реальной денежной массы, но и был описан уникальный механизм наращивания денежной массы без риска для инфляции и курса рубля.

«У главы ЦБ России Эльвиры Набиуллиной есть все шансы превзойти Бена Бернанке по части инноваций. Для этого нужно всего лишь применить количественное смягчение, не используя снижение ставки вовсе, а то и увеличивая ее в случае необходимости»

«… в случае немедленного старта программы, с сентября 2014 года, первые результаты количественного смягчения будут видны уже через три-четыре месяца. А через шесть-восемь месяцев все досужие разговоры горе-экспертов о якобы предстоящем России многолетнем периоде низких темпов экономического роста просто будут забыты».

Сентябрь 2014

В статье « Волшебное свойство Стабфонда » (22 сентября 2014) в очередной раз констатировалось начавшееся падение реальной денежной массы в России. А также (учитывая бездействие ЦБ перед лицом нарастающего кризиса) было показано, что может сделать правительство в лице Минфина для улучшения ситуации в экономике.

«Сокращение реальной денежной массы ведет к падению ВВП»

«Когда пишутся эти строки (середина сентября 2014 года), рубль на валютной бирже ставит «антирекорды». Происходит его падение и по отношению к евро и по отношению к доллару».

Ноябрь 2014

В статье « Занятость как повод для бездействия ЦБ России » (7 ноября 2014) в очередной раз констатировалось падение реальной денежной массы. А также была показана несостоятельность ссылок Центробанка на высокую занятость, как на повод отказа от денежного стимулирования экономики.

«В связи со снижением темпов экономического роста активно обсуждается вопрос о применении мер денежно-кредитной политики для его стимулирования. По оценке Центрального банка, замедление роста в значительной степени обусловлено структурными факторами, и переломить влияние этих факторов денежно-кредитная политика не может», –сказала Эльвира Набиуллина , глава ЦБ России, выступая на заседании Правительства 25 сентября 2014 года (ссылка здесь ). В качестве важнейшего доказательства «структурной» природы замедления в экономике, она ссылается на то, что безработица «сохраняется вблизи исторически низких уровней» и что «доля работников, занятых неполное рабочее время, остается низкой, а средняя загрузка рабочей силы в часах достаточно высокая».

«От ЦБ не требуется денежно-кредитное стимулирование, достаточно поддержания «нейтралитета» в области денежного предложения. Но Банк России допустил сначала серьезное замедление, а затем и сокращение в области обеспечения экономики деньгами»

Ноябрь 2014: «Опасность кризиса велика как никогда»

Попытки ЦБ ограничить рублёвую ликвидность (с целью защитить курс рубля) ещё больше ухудшили ситуацию. Об этом говорилось в статье « Битва за Атлантику: пример для Центробанка » (24 ноября 2014).

«На эту статью меня сподвигли слова Эльвиры Набиуллиной, произнесенные 10 ноября 2014 года в интервью телеканалу «Россия 24»: «Мы временно ограничим предоставление рублевой ликвидности, потому что она используется не только для финансирования экономики, но и для игры на валютном рынке»

«… реальная денежная масса уже снижается, начиная с июня 2014 года. Опасность кризиса велика как никогда . И ЦБ может исправить эту ситуацию, если прекратит бездействовать».

Декабрь 2014: «Чёрный понедельник» 15 декабря

В начале декабря была написана статья « Эффект от девальвации, Минфин и Центробанк ». Курс рубля на начало декабря уже ослабел, приблизившись к уровню 50 рублей за доллар. На этом фоне руководство страны прониклось надеждой на «импортозамещение». В своей статье я показал беспочвенность этих надежд: экономика растёт не от того, слабый рубль или нет, а от того, растёт или сжимается денежная масса.

«… денежная масса в России сейчас сжимается, как это было и в предыдущие кризисы. Только происходит это медленно, плавно. Именно поэтому мы не сразу окунулись в кризис с головой, а сползаем в него постепенно»

«Самое время перейти к извечным вопросам российской интеллигенции: кто виноват и что делать.

Есть ли конкретные структуры, ответственные за это сползание в кризис? Да, это Минфин и Центральный банк России. Это их действия привели к такой динамике денежной массы. До декабря 2012 года главным виновником был Минфин. Именно его действия привели к изъятию из экономики около 3,5 трлн рублей за период с 1 января 2011-го по декабрь 2012 года.

Центробанк до июня 2013 года в этом отношении отставал от Минфина. Но после октября 2014-го, когда в результате валютных интервенций ЦБ изъял из экономики более 1,2 трлн рублей, его суммарный «вклад» в изъятие рублей из экономики за период с апреля 2013 года превысил 3,5 трлн рублей. Таким образом Центральный банк перехватил звание главного виновника падения денежной массы в стране у Минфина»

«…ЦБ в любом случае несет более высокую ответственность. Дело в том, что в его силах и власти полностью нивелировать возможное отрицательное влияние как действий Минфина, так и своих собственных действий»

Но предупреждать уже было поздно. По иронии судьбы эта статья вышла 15 декабря. В этот день, названный в последствии «чёрным понедельником», курс доллара подскочил до 64 рублей за доллар, Эльвира Набиуллина провела срочное «ночное» заседание ЦБ, на котором ключевую ставку резко подняли с 10,5 до 17%. Но рынок по инерции продолжал поддаваться панике: на следующий день, 16 декабря («чёрный вторник») курс евро взлетал до трёхзначных значений.

Подведём итог

Кризис не свалился неожиданно. К нему привели ошибки в денежно-кредитной политике, которые имели начало ещё в 2011 году.

Результат закономерен: падение реальной денежной массы неизбежно привело экономику к кризису.

К сожалению, падение реальной денежной массы после этого продолжалось ещё более года. Лишь по итогам февраля 2016 года денежная масса показала рост в годовом выражении.

И, в полном соответствии с многолетней зависимостью, вместе с ростом реальной денежной массы возобновился и рост экономики.

Маленький секрет: материалы этого блога можно на несколько часов (а иногда — дней) раньше прочитать на телеграм-канале «M2». В Телеграме его можно найти, введя в строку поиска @m2econ.

Миллиарды на крахе Как медик, предсказавший кризис недвижимости в США, стал миллиардером

Кризисы не только разоряют людей, но и обогащают, создавая новых миллиардеров. Выигрывает тот, кто умеет предвидеть последствия тех или иных действий. Одним из таких «провидцев» стал одноглазый и нелюдимый доктор медицины Майкл Берри. Его обогатил финансовый кризис 2008 года в США, вошедший в историю как кризис недвижимости класса subprime.

Хобби доктора

Майкл Берри (Michael Burry) хотел стать доктором и поначалу не помышлял о профессиональном инвестировании. Выучившись по специальности «Медицина» в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, он продолжил обучение в Вандербильтском медицинском университете в Теннеси. Затем вернулся в Калифорнию и устроился на работу в Стэнфордский госпиталь. Это была середина 1990-х годов, когда в США стремительно надувался пресловутый пузырь доткомов.

Люди скупали акции всех компаний, так или иначе связанных с интернетом. Считалось, что это многообещающий инновационный сектор, который принесет большую прибыль. Совсем не интересоваться финансовыми рынками в то время было просто невозможно. Не миновало всеобщее сумасшествие и молодого медика. Несмотря на загруженность в госпитале, Майкл стал читать материалы по инвестированию в интернете в свободное от работы время. Молодой человек был очень замкнут и нелюдим. Он даже сам поставил себе диагноз — Синдром Аспергера — нарушение развития, характеризующееся серьезными трудностями во взаимодействии с окружающими. Интернет стал для доктора-интроверта второй средой обитания.

Однажды, в 1996 году, Бэрри набрел на сайт, посвященный техническому анализу стоимости акций. Его чрезвычайно заинтересовала эта тема. Доктор стал изучать, как предсказывать динамику цен ценной бумаги на основе анализа изменения ее цены в прошлом. Берри стал вкладываться в ценные бумаги, попутно делясь своими прогнозами котировок в интернете. Поначалу финансисты, участвовавшие в форумах, относились к нему скептически, но со временем обнаружили, что его прогнозы довольно часто попадают в точку. Те, кто инвестировал, учитывая его прогнозы, стали зарабатывать немалые деньги. Его мнение приобрело большой вес. При этом сам он обыгрывал профессиональных финансистов, получая 50-процентную прибыль там, где другие инвесторы терпели убытки.

Майк Берри стал успешным инвестором несмотря на то, что у него на свое «хобби» оставалось совсем мало времени: рабочая смена в больнице длилась 16 часов, поэтому на работу с блогом у него оставалось не более 3 часов (с 24:00 до 3:00). В результате в 2000 году он принял решение оставить медицину и сделать свое увлечение профессией. Берри основал хедж-фонд Scion Capital.

Увидеть брешь

Старт инвестиционной деятельности Берри пришелся как раз на время, когда пузырь доткомов лопнул. Кульминация кризиса, принесшая многим инвесторам серьезные убытки (а кому-то хорошие барыши) произошла 10 марта 2000 года. Тогда индекс NASDAQ достиг 5132,52 пункта в течение торгов и упал до 5048,62 при закрытии. Последующая вера инвесторов в прогнозы Берри была обеспечена успехом его фонда после этого драматического падения рынка. В первые несколько лет фонд Берри принес своим инвесторам 250 процентов прибыли.

Лопнувший пузырь дал рынку новые идеи. Люди протрезвели от увлечения компаниями IT-сектора, за которыми зачастую не стояло никакой реальной стоимости. Во всяком случае, ее очень трудно было оценить. То ли дело недвижимость! Все зримо, надежно и имеет понятную и реальную стоимость. Однако Майкл Берри быстро понял, что этот рынок рано или поздно обвалится. И произойдет это, как ни странно, из-за «продвинутости» американского финансового рынка.

Выдавая ипотечные кредиты, банк, разумеется, проверяет заемщика. Заемщиков относят к соответствующим категориям — высокой надежности, средней и низкой, которым выдавать кредит рискованно. На ипотечные кредиты выпускались всевозможные производные инструменты. Классическими производными инструментами, торгуемыми на российском рынке, являются фьючерсы и опционы — контракты, предоставляющие право или обязанность купить товар в будущем по заранее оговоренной цене.

Производные в США, в силу развитости финансового рынка, имеют гораздо более сложную структуру, чем те, которые мы можем наблюдать в секции срочного рынка Московской биржи. Сложные финансовые продукты позволяли банкам и финансовым компаниями «упаковывать» кредиты с разной степенью риска в единый пул. В результате кредиты, выданные как надежным, так и ненадежным заемщикам, продавались как бы «в едином пакете». Отсюда и возникло название subprime mortgage — «недопервосортная ипотека». Вроде бы prime, но не совсем, с примесью. На деле же это были «мусорные» займы с небольшой примесью хороших.

В подобном структурированном продукте могли быть «зашиты» тысячи кредитов с разной степенью риска. Проверить их по отдельности нет никакой возможности. Вот рейтинговые агентства и не проверяли, выставляя таким «финансовым химерам» высшие оценки. А раз рейтинг высокий, то финансовый продукт хорошо торгуется и пользуется спросом. А если такое покупают, не проверяя базовый актив (то есть сами кредиты), значит, и выдавать кредиты можно, не особо обращая внимание на платежеспособность кредитополучателя.

Организация, изучавшая платежеспособность заемщиков, Федеральная корпорация по долгу и сбережениям (Federal Savings and Loan Insurance Corporation — FSLIC) эту брешь в финансовой системе не видела. Она исследовала в основном только уровень общей закредитованности заемщиков по отношению к валовому продукту, но плохо учитывала другие обязательные платежи домохозяйств.

Майкл Берри в 2005 году проанализировал несоответствие котировок по производным инструментам, базовым активом которых были ипотечные кредиты, вероятности дефолта по ним. По его оценке, неисполнение обязательств по данным инструментам было гораздо выше, чем оценивали рейтинговые агентства. А раз по таким бумагам грядет дефолт, то на этом можно заработать, решил Берри.

Купите банкротство

Сложный и развитый финансовый рынок США заложил мину под финансовую систему страны, и он же позволил Берри обогатиться. Поняв, что на ипотечном рынке надулся финансовый пузырь, талантливый финансист стал покупать бумаги, обеспечивающие выплаты в случае дефолта по производным на «субпраймовую» недвижимость. Это своеобразная страховка — держателю данной бумаги выплачивается определенная сумма, если компания не смогла расплатиться по своему обязательству. Такие страховки называются дефолтными свопами. Выпускала их Американская страховая корпорация (American International Group, Inc. — AIG). Стоили данные бумаги копейки, поскольку никто не верил в дефолт по бумагам крупных и солидных корпораций. Мало того, это же производные, завязанные на рынок недвижимости. А инвесторы считали, что американская недвижимость будет дорожать всегда, а инвестиции в нее особо надежны.

Тем не менее Майкл Берри стал не только сам активно скупать дефолтные свопы на производные, но и смог привлечь других инвесторов. Ему удалось убедить нужных людей, что бумаги, якобы обеспеченные недвижимостью, скоро превратятся в ничто. Тогда бумага, страхующая этот риск, принесет большие деньги. Были и те, кто, вложившись в фонд Майкла, потом стал беспокоиться за свои деньги. Но финансист, уверенный в правильности своих расчетов, аккумулировал в фонде Scion Capital страховок от банкротства на 1 миллиард долларов. Это были не только его собственные, но и чужие деньги.
Что произошло дальше, известно: в 2008 году держатели акций американских корпораций потерпели убытки примерно на 8 триллионов долларов. Общая стоимость их акций упала с 20 до 12 триллионов долларов. Многие сотрудники финансовых корпораций остались без работы. Волны кризиса «субпраймовой недвижимости» прокатились по всему миру.

А Майкл Берри заработал в страшном кризисном 2008 году 200 миллионов долларов. Теперь он не привлекает сторонних инвесторов, инвестируя только свои деньги. Хедж-фонд Scion Capital ему больше не нужен.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector