7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Когда александр сокуров выиграл золотого льва

Фауст в Венеции Картина Сокурова получила «Золотого льва» на Венецианском кинофестивале

Фильм «Фауст» дался режиссеру Александру Сокурову непросто. И дело тут вовсе не в отсутствии вдохновения — на съемочном процессе негативно отразился банальный недостаток финансовых ресурсов. В конце апреля 2011 года в прессе даже появились сообщения о том, что работа над картиной была приостановлена. И это при том, что режиссер вообще-то планировал представить «Фауста» на кинофестивале в Каннах в середине мая. Правда, к концу апреля уже было известно, что Сокуров от этой идеи отказался. Премьеру картины перенесли на начало сентября — она должна была состояться в рамках 68-го Венецианского кинофестиваля.

Тем не менее, вопрос о том, успеет ли Сокуров доделать «Фауста», оставался открытым. На сайте режиссера сообщалось, что к марту 2010 года материал для фильма был не только отснят, но и смонтирован, картину оставалось только озвучить. Именно на этот процесс и не хватало денег.

Согласно некоторым источникам, Фонд поддержки отечественного кинематографа все-таки выделил часть необходимой суммы, но буквально «в последнюю секунду». При этом традиционная процедура, которую необходимо пройти заявке на финансирование проекта, соблюдена не была. Деньги были выделены вопреки решению экспертного совета Фонда — тот фактически счел картину Сокурова бесперспективной и предпочел выделить ресурсы на съемки, скажем, вот такой ленты. В результате решение о поддержке «Фауста» вынес попечительский совет Фонда. На завершение картины выделили-таки 42 миллиона рублей (при том, что создателям фильма требовались 56 миллионов).

Картину все же успели доделать. Как и планировалось, первыми «Фауста» увидели посетители Венецианского кинофестиваля. Премьера состоялась 8 сентября, и сразу же после нее ленту Сокурова стали называть основным претендентом на главную награду мероприятия — «Золотого льва».

В результате «Фаусту» досталась не одна, а сразу три награды. 10 сентября было объявлено, что лента Сокурова была отмечена призом Всемирной католической ассоциации по коммуникациям (SIGNIS) и Future Film Festival Digital Award. Вечером того же дня на церемонии закрытия Венецианского кинофестиваля было объявлено, что «Фаусту» был присужден и «Золотой лев». «Есть ленты, которые заставляют вас плакать. Есть картины, заставляющие вас смеяться. И есть фильмы, после просмотра которых вы меняетесь навсегда. ‘Фауст’ — один из них», — прокомментировал решение жюри его председатель, режиссер Даррен Аронофски.

Примечательно, что после победы в Венеции Сокуров предпочитает думать не о прокате «Фауста» в России, а о судьбе «Ленфильма». Напомним, что уже несколько лет идут разговоры о приватизации этой киностудии. В рамках этого процесса «Ленфильм» должен стать частью концерна «Всемирные русские студии». В августе 2011 года Сокуров и его коллега, режиссер Алексей Герман, подготовили открытое письмо к премьеру России, в котором просили Путина спасти студию от приватизации. С точки зрения режиссеров, фактически эта сделка стала бы «общественным банкротством» «Ленфильма».

Теперь Сокуров надеется, что сможет использовать «Золотого льва» в качестве своего рода рычага, который поможет отстоять «Ленфильм».

Что же касается прокатной судьбы фильма-призера в РФ, то режиссер открыто заявляет: «Я не уверен, что мы сможем показать ‘Фауста’ в нашей стране». При этом режиссер не отрицает, что хотел бы представить свою работу российским зрителям — просто он не уверен, что на картину будет спрос. Более того, Сокуров подчеркивает, что при работе над «Фаустом» имелся финансовый дефицит и у создателей картины просто не осталось денег на ее рекламу и продвижение в РФ. («Мы пока смогли сделать только то, что может обеспечить международный прокат», — отмечает при этом режиссер.) Можно предположить, что одним только «Золотым львом» отечественного зрителя в кинотеатры не заманишь.

В словах Сокурова чувствуется обида — и это вполне объяснимо. В конце концов, еще до завершения работы над фильмом чиновники из киноиндустрии дали ему понять, что в России «Фауст» никому особо не нужен.

Полный список лауреатов 68-го Венецианского кинофестиваля можно посмотреть на официальном сайте мероприятия.

Сокуров получил главный приз кинофестиваля в Венеции

Александр Сокуров стал третьим российским режиссером, получившим «Золотого льва»

Российский режиссер Александр Сокуров в субботу получил главный приз Венецианского кинофестиваля – «Золотого льва» – за фильм «Фауст».

Интерпретация сюжета Гете об ученом, продавшем душу дьяволу ради знания, является также заключительной частью цикла фильмов Сокурова о Гитлере, Ленине и японском императоре Хирохито – «Молох», «Телец» и «Солнце».

Получив статуэтку льва из рук председателя жюри кинофестиваля Даррена Аронофски, Сокуров признался, что для него это волнующий момент.

«Он [лев] такой маленький и такой длинной дорогой пришлось идти, чтобы он оказался в моих руках. Должен сказать, что я счастлив, что живу в кинематографе и что мы все любим и можем понять друг друга», — приводит слова кинорежиссера агентство РИА Новости.

Сокуров стал четвертым российским режиссером, получившим главный приз на Венецианском кинофестивале.

До него «Золотого льва» получали Андрей Тарковский за «Иваново детство» в 1962 году, Никита Михалков за фильм «Урга. Территория любви» в 1991 году и Андрей Звягинцев за фильм «Возвращение» в 2003 году.

Другие призеры

«Серебряного льва» как лучший режиссер получил китайский кинематографист Цай Шанцзюн за фильм «Люди горы люди море», включение которого в программу фестиваля стало в этом году сюрпризом.

Майкл Фассбендер победил в номинации «лучший актер» за роль одержимого сексом топ-менеджера в фильме Стива Маккуина «Стыд». «Лучшей актрисой» стала Дини Ип, сыгравшая престарелую служанку в фильме гонконгского режиссера Энн Хуэй «Простая жизнь».

«Фауст» Александра Сокурова трудно назвать легким или развлекательным фильмом, но он с самого начала был в числе фаворитов Венецианского фестиваля.

Сокуров поставил своеобразный рекорд среди российских кинематографистов по кассовым сборам за пределами страны: его «Русский ковчег», уникально снятый в петербургском «Эрмитаже» одним дублем длиной в полтора часа , собрал 7 млн долларов, говорил в 2007 году в интервью bbcrussian.com главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей.

Подобная репутация сделала Сокурова заметной фигурой в ряду защитников архитектурного наследия Санкт-Петербурга, где он живет, от новых строительных проектов. В частности, он неоднократно публично выступал против строительства небоскреба, в котором «Газпром» хочет разместить свою новую штаб-квартиру.

В конце прошлого года тогдашний губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко объявила о переносе башни под рабочим названием «Охта-центр» дальше от центра города на берег Финского залива.

Сокуров выступал также оппонентом кинорежиссера Никиты Михалкова как главы Союза кинематографистов России и в прошлом году вошел в альтернативное объединение КиноСоюз.

Фильм «Фауст» получил 42 млн рублей (1,4 млн долларов по текущему курсу) из российского государственного Фонда кино, но это малая часть общего бюджета картины, говорил летом продюсер фильма Андрей Сигле.

До Сокурова «Золотого льва» получали Андрей Тарковский за «Иваново детство» в 1962 году, Никита Михалков за фильм «Урга — Территория любви» в 1991-м и Андрей Звягинцев за «Возвращение» в 2003-м.

«Золотого льва» на Венецианском кинофестивале получил «Фауст» Александра Сокурова

Режиссер Александр Сокуров

РИА �Новости�

Александр Сокуров – сложный человек и совсем непростой режиссер, недоброжелателей у него хватает. И уж конечно, найдутся те, кто объявит «Фауста» мыльным пузырем, а победу режиссера в Венеции объяснит политическими причинами или коррупцией. Однако награждение новой картины Сокурова «Золотым львом» было принято несколькими тысячами гостей 68-го фестиваля как должное – или даже как единственно возможное и справедливое решение. Недаром президент жюри Даррен Аронофски специально отметил со сцены, что вердикт был вынесен единогласно. Ничего близкого по художественному масштабу и оригинальности языка, глубине мысли и точности метафоры в конкурсе этого года не было.

И если в культурной памяти от Венеции-2011 останется только «Фауст», это будет справедливо.

Очевидных наград, собственно, было всего две: «золото» Сокурову и Кубок Вольпи за актерскую работу Майклу Фассбендеру в «Стыде» Стива Маккуина. Остальное распределялось по менее внятной логике. К примеру, присужденный китайцу Цаю Шандзюню «Серебряный лев» за режиссуру (появившийся в программе в последний момент фильм-сюрприз «Люди моря, люди гор») явно связан с намерением поддержать постановщика-диссидента. В бытовой драме о мести бедного крестьянина за убийство брата нет ничего выдающегося, зато современный Китай там показан жестко и откровенно, что, судя по всему, и впечатлило жюри. Год назад в Венеции оказался другой китайский фильм-сюрприз, «Канава» Вань Биня, и та картина была значительно сильнее и ярче, однако осталась вовсе без призов.

Или взять пожилую даму из Гонконга Дини Йип, сыгравшую в мелодраме Анны Хуи «Простая жизнь» домработницу, отправленную после инсульта в дом престарелых; если и стоило награждать эту актрису Кубком Вольпи, то только для разительного контраста с триумфом Фассбендера. Присуждение специального приза «Terraferma» Эмманюэле Криалезе тоже компромисс: фильм откровенно слабый, но все-таки самый вменяемый из трех итальянских конкурсантов, а хозяев фестиваля надо было уважить. Медали «Озелла» вручили по остаточному принципу: греку Йоргосу Лантимосу за сценарий «Альп» (на самом деле концепция там интереснее исполнения) и оператору Робби Райану за «Грозовой перевал» (действительно исключительный по своим визуальным свойствам).

Вернемся к Сокурову. Что значит его победа?

Что она значит для России, пока непонятно. Повод для национальной гордости вполне существенный, но превратить его в тенденцию вряд ли получится. Такие художники, как Сокуров, — штучный товар, и клонировать еще трех-четырех фаустов для побед в Берлине, Канне и на «Оскаре», увы, невозможно. Сможет ли венецианский триумф убедить российского зрителя смотреть авторское кино? Вряд ли. Повлияет ли на государственную политику в этой области? Хочется надеяться, но пока не особо верится.

Что она значит для Сокурова, догадаться несложно. Он часто говорил о том, как мало важны для подлинного художника подобные атрибуты, но другой логики трудно было ждать от режиссера, дожившего до шестидесяти лет и признанного живым классиком, но ни разу не получавшего за свои фильмы сопоставимых по масштабу призов.

Это признание. Всемирное. Стопроцентно заслуженное. Пришедшее поздно, но не слишком: все-таки «Золотой лев» не почетный ветеранский приз «за вклад», а награда для актуального автора в самом расцвете творческих сил, на пике карьеры.

Добавим в скобках, что Сокурова до сих пор очень мало знают даже в России: в магазинах вы найдете на dvd не больше семи картин из тех сорока, что он снял. С 60-летием его поздравляли руководители государства, но ни больших ретроспектив хотя бы в Москве или Петербурге, ни переизданий фильмов никто сделать не подумал. Возможно, триумф «Фауста» — путь к публике?

Что значит сокуровская победа для мирового кинематографа? Очень, очень многое.

Конкурс Венецианского фестиваля был признанием капитуляции бескомпромиссного авторского кино перед мейнстримом.

Крупные мастера Роман Полански и Дэвид Кроненберг сделали по замечательной картине, но и «Резню», и «Опасный метод» можно показывать в мультиплексах: горизонты они не раздвинули и нового языка не предложили. Мрачный детектив Эми Канаан Манн «Поля», черная комедия Уильяма Фридкина «Киллер Джо», политический триллер Джорджа Клуни «Мартовские иды», шпионская головоломка Томаса Альфредсона «Шпион, выйди вон», слезоточивые мелодрамы французской иранки Марджан Сатрапи «Цыпленок со сливами» и обитательницы Гонконга Анны Хуи «Простая жизнь» — свидетельства того, как талантливые люди заискивают перед широким зрителем, чьи запросы становятся год от года все менее прихотливыми. Напротив, прихотливая режиссура и неповторимый стиль Тодда Солондза («Темная лошадка»), Филиппа Гарреля («То лето любви») или Абеля Феррары («4:44 Последний день на Земле») ведут к аутизму и самовлюбленному копанию в собственных клише.

«Фауст», конечно, не решение проблем и не ответ на вопросы, хотя несложно провести параллель между продажей души дьяволу и сдачей позиций настоящего искусства перед циничными требованиями рынка. «Фауст» — манифест непримиримого служения кинематографу, высокого гуманизма и серьезных требований к зрителю, который обязан подняться на уровень художника, чтобы вступить с ним в адекватный диалог. Награждение этого фильма – прямое указание на то, каким должно быть авторское кино, чтобы выжить, выдержав самую жесткую конкуренцию и не растворившись в попсе.
Конечно, не вполне справедливо приписывать одному лишь Сокурову служение этим идеалам. Есть у него и единомышленники. Некоторые из них даже присутствовали на том же самом фестивале, хотя и вне конкурса – в отданной на откуп экспериментальному кинематографу секции «Горизонты».

Открыл этот параллельный конкурс блестящий фильм «Стоп. Снято» Амира Надери – иранца, много лет живущего в Штатах и сделавшего свою новую картину в Японии.

Герой – безнадежный синефил, показывающий немногочисленным товарищам классику мирового кино на крыше собственного дома по ночам, а днем медитирующий на могилах кумиров — Одзу, Мидзогути и Куросавы. Когда его брата убивает якудза, к герою по наследству переходят внушительные долги непутевого родственника (тот, впрочем, заимствовал деньги у бандитов, чтобы финансировать деятельность киноклуба). Чтобы расплатиться, герой нанимается к якудза живой боксерской грушей: за удар по лицу он берет деньги и, к удивлению злодеев, находит в себе силы выстоять под их жестокими побоями. Секрет прост: при каждом ударе он вспоминает о своих любимых фильмах, а в финале, выдерживая на спор сто ударов по лицу, составляет рейтинг лучших картин (их названия, режиссеры и год производства всплывают как дополнительные титры). К слову, в этой сотне только два российских фильма – «Броненосец «Потемкин» и «Андрей Рублев», но лицо Сокурова тоже появляется на экране — на одном из плакатов к очередному сеансу.

Киноманская версия «Бойцовского клуба», фильм Надери – мощное концептуальное высказывание: искусство не имеет права быть умозрительным, а зритель должен пройти через боль и страдания, чтобы завоевать право на катарсис. Об этом же говорила другая картина, закрывавшая те же «Горизонты», — «Столетие рождений» Лава Диаза. Этот режиссер – отец-основатель филиппинского авторского кино, выступающий в собственных картинах также как сценарист, продюсер, оператор и монтажер. Его черно-белые, невероятно длинные, медленные и виртуозные ленты – воплощение киноманского резистанса.

«Столетие рождений», которое длится шесть часов, рассказывает три параллельные истории.

В первой из них монашка решает познать радости плоти, для чего сходится с выпущенным из тюрьмы после тридцатилетней отсидки насильником и убийцей. Во второй кинорежиссер снимает и монтирует фильм о монашке и преступнике, сопровождая работу пространными рассуждениями о сути подлинного искусства. В третьей фотограф (также называющий себя художником) похищает из тоталитарной секты девственницу и насилует ее, чтобы таким образом доказать несостоятельность учения главы секты, харизматичного лжепророка. Надуманный сюжет «фильма в фильме» отзывается трагедией в реальном мире, где лишенная спасительных иллюзий сектантка сходит с ума. Возникает провокационный вопрос: так ли уж плоха секта, если ее члены разделяют искреннюю веру даже в самые абсурдные догматы? И не должен ли кинематограф, превращающий творческий процесс в индустриальный, поучиться у религии?

На показе «Столетия рождений» в последний день фестиваля было человек десять.

Казалось бы, более точного и простого резюме не придумать: чем бескомпромиссней произведение, тем менее оно нужно публике, даже самой отборной и умной. Однако с первыми фильмами Сокурова было точно так же: их не хотели ни прокатывать, ни смотреть. Причем совсем недавно. На первый сеанс «Фауста» самый большой зал Венецианского фестиваля набился битком, не оставалось ни одного свободного места.

Выходит, для того чтобы заслужить свое «золото», неминуемо придется сначала выдержать четыреста ударов по лицу.

Сокуров выиграл «Золотого льва» и призвал реформировать кинофестивали

Режиссер Александр Сокуров получил главный приз Венецианского кинофестиваля — «Золотого льва» — за свой фильм «Фауст», завершающий историческую тетралогию о власти и людях, в которую также входят «Молох», «Телец» и «Солнце».

Глава жюри Даррен Аронофски, вручая приз, сказал, что «Фауст» из тех фильмов, после просмотра которых меняется каждый. Сам Сокуров был взволнован и, с трудом подбирая слова, поблагодарил всех, кто помогал, а также зрителей за терпение и доверие, передает РИА «Новости».

В основу фильма положена первая часть поэмы Гете, сценарий написал Юрий Арабов. Для съемок построили целый город в окрестностях Праги. Роль Фауста исполнил немецкий театральный актер Йоханес Цайлер, который разговаривал в кадре на родном языке, Мефистофиля-ростовщика сыграл основатель театра DEREVO Антон Адасинский, также в фильме снялся Леонид Мозговой.

«Серебряного льва» получил режиссер Цай Шанцзюнь, чья картина «Люди горы люди море» стала фильмом-сюрпризом фестиваля, объявленном намного позже всей программы. Это история о пятерых братьях, которые пытаются выследить преступника в одной из отдаленных китайских провинций.

Еще один приз фестиваля ушел в Китай, а именно «Кубок Вольпи» за лучшую женскую роль актрисе Дине Йип — она сыграла в фильме «Простая жизнь» (Tao jie, или A Simple Life) режиссера Энн Хуэй (Ann Hui) домработницу, 62 года прослужившую в семье гонконгского продюсера — реально существовавшего человека.

Европейцам уделили совсем мало призов. Заслуженно, по мнению критиков, лучшим актером стал ирландец Майкл Фассбендер — в конкурсе показали сразу два фильма с его участием: «Стыд» Стива Маккуина, где он сыграл сексуально одержимого жителя Нью-Йорка, и «Опасные связи» Дэвида Кроненберга, где ему пришлось стать Юнгом.

Сокуров призвал реформировать кинофестивали

Обладатель «Золотого льва» Венецианского кинофестиваля за фильм «Фауст» режиссер Александр Сокуров в своей речи после церемонии награждения призвал радикально реформировать кинофорумы класса А и главное — отказаться от конкурса.

В мире 13 международных кинофестивалей категории А, включая Канны, Венецию, Берлин, Москву и прочие. Во всех них традиционная схема — есть основной конкурс с призами за лучший фильм, режиссера и так далее, и несколько параллельных конкурсов. «Мне много раз приходилось говорить, что конкурсная система фестивалей класса А себя изжила. Надо придумать новую систему киновыставок и, опираясь на опыт Венеции, создавать именно киновыставки, а не конкурсные соревнования. Конечно, это может не понравиться журналистам. Но, поверьте, меньшинство не всегда заблуждается», — заявил журналистам Сокуров.

Он подчеркнул, что в Венецию приехал «не для того, чтобы получить премию, а для того, чтобы показать картину, дать старт ее жизни, приблизить к людям». «Но произошел тот случай, когда мы оказались поняты. Это бывает не так уж часто», — заметил режиссер.

В своей речи Сокуров также напомнил, что «культура — не роскошь, а абсолютно необходимое основание для развития общества», но «если культура, как и прежде, будет деликатной, мягкой, осторожной и молчаливой, нас проглотят — нас просто не будет».

«Нам, обществу, нужно бороться за культуру на всех уровнях», — заключил Сокуров, добавив, что свой фильм не собирается навязывать зрителям с помощью рекламных кампаний.

«Фильму зритель не нужен. Это зрителю должен быть нужен фильм», — убежден режиссер.

На его взгляд, «Фауст» нуждается в целевом прокате, «чтобы не было разочарований ни у зрителя, ни у режиссера». «Я пять минут назад говорил с премьер-министром России и надеюсь на поддержку государства в тех случаях, где государство может нам помочь», — полагает Сокуров.

Ранее его продюсер и композитор Андрей Сигле сообщал, что российская премьера «Фауста» должна состояться в октябре-ноябре, в дальнейшем фильм может быть показан по одному из центральных каналов, что касается проката — то здесь заинтересованность больше проявляли западные прокатчики, нежели российские.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector