3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что было бы если бы гитлер выиграл войну книга

Что было бы если бы гитлер выиграл войну книга

Другая победа. Если бы победил Гитлер (Сборник)

© ООО «ТД Алгоритм», 2015

«Победителем из Второй мировой войны вышла Германия». В данной книге подобное утверждение выглядит не просто поставленным с ног на голову, но даже пугающим. Оно также заставляет задуматься. Слишком часто история человечества, в особенности его военная история, рассматривается нами как нечто, движущееся по уже заданной и хорошо накатанной колее. «Мы победили во Второй мировой войне, потому что нам было предназначено победить» – подобный ход рассуждений доставляет удовольствие. Однако следовать ему – опасное занятие. Если мы и знаем что-то в отношении истории, так это то, что ее можно сравнить с комом влажной глины, который мы держим в своих руках.

Не только великие полководцы, герои, гении день за днем творят нашу историю; в этом процессе также принимает участие бесчисленное множество безымянных людей. Часовой, который устал до предела и который до такой степени полон решимости исполнить свой воинский долг, что упирает штык ружья себе в подбородок, для того чтобы не заснуть на посту, по-своему тоже является великим творцом истории. Армия солдат, подобных ему, совершит великие дела. Солдат, который беспечно заснул на посту, и командование, что попустительствует ему, они тоже оставят свой след в истории. Характер человека, принимаемое им решение и причины, подтолкнувшие его к тому или иному решению, – это могущественные составляющие исторического процесса. Все они являются рациональными, поддающимися логическому истолкованию, элементами, участвующими в формировании человечеством своей истории. Но у этого процесса есть и иные составляющие.

Речь идет о таких преходящих и неподвластных человеческому предвидению категориях, как случайность и возможность. Их влияние на развитие событий является весьма сильным. Но тогда и вся история в основном может быть представлена, как взаимодействие случайностей и возможностей. Данное положение было исследовано мною в книге «Восходящее солнце победы. История о том, как японцы могли выиграть войну на Тихом океане» (Rising Sun Victorious: The Alternate History of How the Japanese Won the Pacific War, Гринхилл, 2001). Сказанное там целесообразно повторить и здесь.

«Взаимоотношение между случайностью и возможностью определяет пульс всей войны. Это имел в виду Клаузевиц, когда говорил: «На войне все подвластно случаю. Большего поля действия не предоставляет ему ни один другой вид человеческой деятельности: столь постоянно и по столь многим поводам с этим непрошеным гостем не сталкивается ни один из видов человеческой активности. Случай делает все гораздо менее предсказуемым, и он вмешивается во все течение событий»[1]. Наполеон также отметил существование связи между случайностью и возможностью, сказав: «Война состоит из одних только случайностей… и военачальнику следует никогда не упускать из виду все, что дает ему возможность использовать эти случайности с выгодой для себя. В этом-то и заключается искусство гения»[2]. Целью этой книги является анализ непройденных путей, анализ неиспользованных возможностей, которые, будь они реализованы, могли бы привести к гигантским последствиям».

Во время войны с Германией возможность проиграть эту войну возникала неоднократно. Анализу путей подхода к подобному мрачному финалу посвящена каждая из десяти глав этой книги. Каждая глава представляет собой самостоятельное исследование какого-то одного конкретного сражения, кампании или конфликта в свете реалий своей собственной альтернативной действительности. В них отражены варианты развития событий, так, как их видит независимо от других каждый из десяти авторов. Поскольку во всех главах в основу развития конфликта ложатся новые мотивы и события, каждая из них создает предпосылки для новых оценок событий с позиций историка. Каждую главу следует читать так, как если бы в ней давалась история событий, действительно имевших место. Такой подход обеспечивает наиболее полное восприятие описываемых событий. Так, например, если в битве за Англию победила Германия, то, следовательно, спустя должное время по данному вопросу должны были бы появиться исторические работы иного содержания. Вместе со сведениями о работах, отражающих действительное течение событий, упоминания о подобных трудах также присутствуют в библиографических ссылках к каждой главе. Для того чтобы альтернативная история выглядела как можно более убедительно, факты и вымысел должны как можно более тесно переплетаться друг с другом.

Конечно, такое использование «альтернативной действительности» может оказать плохую услугу неосторожному читателю, который захочет, не жалея сил и средств, пуститься на поиски новых источников информации, от которых захватывает дух. Чтобы избежать лавины бесцельных и не дающих ничего, кроме раздражения, поисков, подобные «альтернативные» труды помечены звездочкой (*), стоящей перёд порядковым номером ссылки. Тем не менее, все работы, упоминаемые в библиографических ссылках, которые приводятся к каждой главе отдельно, являются «реальными».

Кроме того, с тем, чтобы читатель не путался в наименованиях, названия всех подразделений союзных войск, даны прямым шрифтом, а подразделения войск стран «оси»[3] обозначены курсивом (за исключением названий кораблей и судов).

Главы книги расположены в соответствии с хронологией событий. В силу этого обстоятельства угроза, нависшая над Великобританией в те годы, стала основной темой первых глав данной работы. Действительно, на первом этапе войны наш венценосный остров стал единственной преградой, которая встала перед Гитлером на его пути к легкой и быстрой победе. В главе «Маленький адмирал» Уэйд Дадли проводит исключительный по глубине проникновения анализ событий начала столетия и исследует поразительно важную роль, которую сыграла бы для Гитлера его служба в военно-морском флоте Германии во время Первой мировой войны. В течение трехсот лет Британия была владычицей морей, побеждая потенциальных завоевателей Европы, которые, к счастью для нее, не понимали важной роли военно-морских сил. Можно только гадать, каково бы ей пришлось, имея дело со злым гением, который все свои удары сосредоточил бы на Королевском военно-морском флоте, как на основе военной мощи Великобритании.

Центром внимания двух следующих глав являются другие опасности, подстерегавшие Великобританию на ранней стадии войны. Стивен Бэдси в главе «Дюнкеркская катастрофа» описывает катастрофу, постигшую Британские экспедиционные силы на континенте, когда они оказались буквально на волосок от полного поражения и последующего начала вторжения на берега Англии. В 3-й главе Чарлз Мессенджер рассказывает о битве за Англию. Достаточно было лишь незначительного изменения в военном планировании, лишь малейшего каприза удачи, чтобы положить конец возможности войск ПВО защитить небо над Англией.

Когда Гитлер оставил в покое так и не покоренную Британию и начал готовиться к военным действиям против Советского Союза, история на какой-то миг открыла перед ним громадные возможности и скрыла их раньше, чем Гитлер успел оценить их. В 1941 году Сталин рассматривал возможность нанести удар первым. В главе «Буря» и «Вихрь» Джил Виллаэрмоза рисует впечатляющую и захватывающую дух картину того, как ударная группа советских армий под руководством Жукова наносит упреждающий удар по немецким войскам, которые тоже изготовились для нанесения удара в соответствии с планом «Барбаросса», гитлеровским планом вторжения в Советский Союз.

В середине войны судьба вновь ставит Великобританию на грань поражения, и в главе с соответствующим названием «Дверь захлопнулась» Педди Гриффите, рассказывает о том, насколько близко был Роммель к тому, чтобы в 1942 году в Эль-Аламейне закрыть двери, связывающие три континента. Аналогичным образом Джон Джилл в своей главе «В глубь Кавказа» анализирует захватывающие дух перспективы, которые открывались бы перед Турцией, вступи она в войну на стороне Германии. Если не считать стран обеих Америк, Турция была самой большой страной мира, которая сохраняла нейтралитет. Если бы она в 1942 году вступила в войну в качестве союзника Германии, это до предела истощило бы ресурсы советского государства, и именно тогда, когда они были слабее всего. В главе «Хорошо знакомые противники и вынужденные союзники» Джонн Бэртт анализирует два самых крупных сражения того времени – Курскую битву и высадку десанта в Сицилии, которые шли практически одновременно и оказались до удивления тесно связанными между собой, и дает общую оценку среднему периоду войны.

Другая победа. Если бы победил Гитлер

Победителем из Второй мировой войны вышла Германия. Города в руинах, миллионы убиты или ждут своей участи в лагерях смерти. Человечество на столетия погружается в глубину варварства…

Сейчас, когда мир снова вступил в грозовую пору, полезно представить себе, чем могут заканчиваться войны. И что бывает, когда в войнах побеждают «плохие парни». Такая фантазия – лучшее предупреждение.

В книге авторы задаются вопросом: что было бы, если бы Германия первой изобрела атомную бомбу? Что было бы, если бы Турция напала на СССР в 1942 году? Что было бы, если бы союзники проиграли битву в Нормандии? Как развивалась бы дальше мировая история?

Книга адресована широкому кругу читателей, увлекающихся военной историей XX века.

Уэйд Дж. Дадли — Маленький адмирал: Гитлер и германский военно-морской флот 2

Стивен Бэдси — Дюнкеркская катастрофа: Поражение Великобритании, 1940 год (Стивен Бэдси) 12

Чарлз Мессенджер — Битва за Англию: Триумф Люфтваффе 24

Джильберто Виллаэрмоза — «Буря» и «Вихрь»: Жуков бьет первым 31

Педди Гриффит — Дверь захлопнулась: От Эль-Аламейна до Басры, 1942 год 42

Джон Г. Джилл — Направление – Кавказ: Турция наносит удар по России, 1942 год 50

Джон Д. Бэртт — Хорошо знакомые противники и вынужденные союзники: Сицилия и Курск, 1943 год 60

Дэйвид С. Исби — Триумф люфтваффе: провал операции бомбардировочной авиации союзников в 1944–1945 годах 70

Форрест Р. Линдси — Бомба в руках у Гитлера. Цель: Лондон и Москва 78

Питер Дж. Цаурас — Роммель против Жукова: решение вопроса на Восточном фронте, 1944–1945 годы 84

Другая победа. Если бы победил Гитлер (Сборник)

Введение

«Победителем из Второй мировой войны вышла Германия». В данной книге подобное утверждение выглядит не просто поставленным с ног на голову, но даже пугающим. Оно также заставляет задуматься. Слишком часто история человечества, в особенности его военная история, рассматривается нами как нечто, движущееся по уже заданной и хорошо накатанной колее. «Мы победили во Второй мировой войне, потому что нам было предназначено победить» – подобный ход рассуждений доставляет удовольствие. Однако следовать ему – опасное занятие. Если мы и знаем что-то в отношении истории, так это то, что ее можно сравнить с комом влажной глины, который мы держим в своих руках.

Не только великие полководцы, герои, гении день за днем творят нашу историю; в этом процессе также принимает участие бесчисленное множество безымянных людей. Часовой, который устал до предела и который до такой степени полон решимости исполнить свой воинский долг, что упирает штык ружья себе в подбородок, для того чтобы не заснуть на посту, по-своему тоже является великим творцом истории. Армия солдат, подобных ему, совершит великие дела. Солдат, который беспечно заснул на посту, и командование, что попустительствует ему, они тоже оставят свой след в истории. Характер человека, принимаемое им решение и причины, подтолкнувшие его к тому или иному решению, – это могущественные составляющие исторического процесса. Все они являются рациональными, поддающимися логическому истолкованию, элементами, участвующими в формировании человечеством своей истории. Но у этого процесса есть и иные составляющие.

Речь идет о таких преходящих и неподвластных человеческому предвидению категориях, как случайность и возможность. Их влияние на развитие событий является весьма сильным. Но тогда и вся история в основном может быть представлена, как взаимодействие случайностей и возможностей. Данное положение было исследовано мною в книге «Восходящее солнце победы. История о том, как японцы могли выиграть войну на Тихом океане» (Rising Sun Victorious: The Alternate History of How the Japanese Won the Pacific War, Гринхилл, 2001). Сказанное там целесообразно повторить и здесь.

«Взаимоотношение между случайностью и возможностью определяет пульс всей войны. Это имел в виду Клаузевиц, когда говорил: «На войне все подвластно случаю. Большего поля действия не предоставляет ему ни один другой вид человеческой деятельности: столь постоянно и по столь многим поводам с этим непрошеным гостем не сталкивается ни один из видов человеческой активности. Случай делает все гораздо менее предсказуемым, и он вмешивается во все течение событий» . Наполеон также отметил существование связи между случайностью и возможностью, сказав: «Война состоит из одних только случайностей… и военачальнику следует никогда не упускать из виду все, что дает ему возможность использовать эти случайности с выгодой для себя. В этом-то и заключается искусство гения» . Целью этой книги является анализ непройденных путей, анализ неиспользованных возможностей, которые, будь они реализованы, могли бы привести к гигантским последствиям».

Во время войны с Германией возможность проиграть эту войну возникала неоднократно. Анализу путей подхода к подобному мрачному финалу посвящена каждая из десяти глав этой книги. Каждая глава представляет собой самостоятельное исследование какого-то одного конкретного сражения, кампании или конфликта в свете реалий своей собственной альтернативной действительности. В них отражены варианты развития событий, так, как их видит независимо от других каждый из десяти авторов. Поскольку во всех главах в основу развития конфликта ложатся новые мотивы и события, каждая из них создает предпосылки для новых оценок событий с позиций историка. Каждую главу следует читать так, как если бы в ней давалась история событий, действительно имевших место. Такой подход обеспечивает наиболее полное восприятие описываемых событий. Так, например, если в битве за Англию победила Германия, то, следовательно, спустя должное время по данному вопросу должны были бы появиться исторические работы иного содержания. Вместе со сведениями о работах, отражающих действительное течение событий, упоминания о подобных трудах также присутствуют в библиографических ссылках к каждой главе. Для того чтобы альтернативная история выглядела как можно более убедительно, факты и вымысел должны как можно более тесно переплетаться друг с другом.

Конечно, такое использование «альтернативной действительности» может оказать плохую услугу неосторожному читателю, который захочет, не жалея сил и средств, пуститься на поиски новых источников информации, от которых захватывает дух. Чтобы избежать лавины бесцельных и не дающих ничего, кроме раздражения, поисков, подобные «альтернативные» труды помечены звездочкой (*), стоящей перёд порядковым номером ссылки. Тем не менее, все работы, упоминаемые в библиографических ссылках, которые приводятся к каждой главе отдельно, являются «реальными».

Кроме того, с тем, чтобы читатель не путался в наименованиях, названия всех подразделений союзных войск, даны прямым шрифтом, а подразделения войск стран «оси» обозначены курсивом (за исключением названий кораблей и судов).

Главы книги расположены в соответствии с хронологией событий. В силу этого обстоятельства угроза, нависшая над Великобританией в те годы, стала основной темой первых глав данной работы. Действительно, на первом этапе войны наш венценосный остров стал единственной преградой, которая встала перед Гитлером на его пути к легкой и быстрой победе. В главе «Маленький адмирал» Уэйд Дадли проводит исключительный по глубине проникновения анализ событий начала столетия и исследует поразительно важную роль, которую сыграла бы для Гитлера его служба в военно-морском флоте Германии во время Первой мировой войны. В течение трехсот лет Британия была владычицей морей, побеждая потенциальных завоевателей Европы, которые, к счастью для нее, не понимали важной роли военно-морских сил. Можно только гадать, каково бы ей пришлось, имея дело со злым гением, который все свои удары сосредоточил бы на Королевском военно-морском флоте, как на основе военной мощи Великобритании.

Центром внимания двух следующих глав являются другие опасности, подстерегавшие Великобританию на ранней стадии войны. Стивен Бэдси в главе «Дюнкеркская катастрофа» описывает катастрофу, постигшую Британские экспедиционные силы на континенте, когда они оказались буквально на волосок от полного поражения и последующего начала вторжения на берега Англии. В 3-й главе Чарлз Мессенджер рассказывает о битве за Англию. Достаточно было лишь незначительного изменения в военном планировании, лишь малейшего каприза удачи, чтобы положить конец возможности войск ПВО защитить небо над Англией.

Что было бы если бы гитлер выиграл войну книга

© ООО «ТД Алгоритм», 2015

«Победителем из Второй мировой войны вышла Германия». В данной книге подобное утверждение выглядит не просто поставленным с ног на голову, но даже пугающим. Оно также заставляет задуматься. Слишком часто история человечества, в особенности его военная история, рассматривается нами как нечто, движущееся по уже заданной и хорошо накатанной колее. «Мы победили во Второй мировой войне, потому что нам было предназначено победить» – подобный ход рассуждений доставляет удовольствие. Однако следовать ему – опасное занятие. Если мы и знаем что-то в отношении истории, так это то, что ее можно сравнить с комом влажной глины, который мы держим в своих руках.

Не только великие полководцы, герои, гении день за днем творят нашу историю; в этом процессе также принимает участие бесчисленное множество безымянных людей. Часовой, который устал до предела и который до такой степени полон решимости исполнить свой воинский долг, что упирает штык ружья себе в подбородок, для того чтобы не заснуть на посту, по-своему тоже является великим творцом истории. Армия солдат, подобных ему, совершит великие дела. Солдат, который беспечно заснул на посту, и командование, что попустительствует ему, они тоже оставят свой след в истории. Характер человека, принимаемое им решение и причины, подтолкнувшие его к тому или иному решению, – это могущественные составляющие исторического процесса. Все они являются рациональными, поддающимися логическому истолкованию, элементами, участвующими в формировании человечеством своей истории. Но у этого процесса есть и иные составляющие.

Речь идет о таких преходящих и неподвластных человеческому предвидению категориях, как случайность и возможность. Их влияние на развитие событий является весьма сильным. Но тогда и вся история в основном может быть представлена, как взаимодействие случайностей и возможностей. Данное положение было исследовано мною в книге «Восходящее солнце победы. История о том, как японцы могли выиграть войну на Тихом океане» (Rising Sun Victorious: The Alternate History of How the Japanese Won the Pacific War, Гринхилл, 2001). Сказанное там целесообразно повторить и здесь.

«Взаимоотношение между случайностью и возможностью определяет пульс всей войны. Это имел в виду Клаузевиц, когда говорил: «На войне все подвластно случаю. Большего поля действия не предоставляет ему ни один другой вид человеческой деятельности: столь постоянно и по столь многим поводам с этим непрошеным гостем не сталкивается ни один из видов человеческой активности. Случай делает все гораздо менее предсказуемым, и он вмешивается во все течение событий»[1]. Наполеон также отметил существование связи между случайностью и возможностью, сказав: «Война состоит из одних только случайностей… и военачальнику следует никогда не упускать из виду все, что дает ему возможность использовать эти случайности с выгодой для себя. В этом-то и заключается искусство гения»[2]. Целью этой книги является анализ непройденных путей, анализ неиспользованных возможностей, которые, будь они реализованы, могли бы привести к гигантским последствиям».

Во время войны с Германией возможность проиграть эту войну возникала неоднократно. Анализу путей подхода к подобному мрачному финалу посвящена каждая из десяти глав этой книги. Каждая глава представляет собой самостоятельное исследование какого-то одного конкретного сражения, кампании или конфликта в свете реалий своей собственной альтернативной действительности. В них отражены варианты развития событий, так, как их видит независимо от других каждый из десяти авторов. Поскольку во всех главах в основу развития конфликта ложатся новые мотивы и события, каждая из них создает предпосылки для новых оценок событий с позиций историка. Каждую главу следует читать так, как если бы в ней давалась история событий, действительно имевших место. Такой подход обеспечивает наиболее полное восприятие описываемых событий. Так, например, если в битве за Англию победила Германия, то, следовательно, спустя должное время по данному вопросу должны были бы появиться исторические работы иного содержания. Вместе со сведениями о работах, отражающих действительное течение событий, упоминания о подобных трудах также присутствуют в библиографических ссылках к каждой главе. Для того чтобы альтернативная история выглядела как можно более убедительно, факты и вымысел должны как можно более тесно переплетаться друг с другом.

Конечно, такое использование «альтернативной действительности» может оказать плохую услугу неосторожному читателю, который захочет, не жалея сил и средств, пуститься на поиски новых источников информации, от которых захватывает дух. Чтобы избежать лавины бесцельных и не дающих ничего, кроме раздражения, поисков, подобные «альтернативные» труды помечены звездочкой (*), стоящей перёд порядковым номером ссылки. Тем не менее, все работы, упоминаемые в библиографических ссылках, которые приводятся к каждой главе отдельно, являются «реальными».

Клаузевиц. Clausewits, Carl von, On War, edited and translated by Howard, Michael, and Paret, (Princeton University Press, Princeton, NJ, 1976) р. 101

«Гитлер капут» или «Гитлер-победитель». Альтернативная история как литературный жанр

Альтернативная история Второй мировой войны. Людям всегда было интересно узнать, что было бы, если бы… Таково уж свойство человеческой фантазии. Что было бы, если бы ты 13-го числа в пятницу 2013-го года свернул бы, идя по улице, налево, а не направо, как ты сделал это в реальности… Может быть, именно там тебя бы сбила машина, а может, там ждала бы тебя девушка твоей мечты. Что было бы, если бы Александр Македонский не умер в Вавилоне, а Юлий Цезарь внял голосу разума и в день мартовских ид не пошел бы в Сенат?! Франциск Первый выиграл битву при Павии, а «марнские такси» забуксовали из-за проливного дождя? Наконец, что было бы, если бы Гитлер взял Москву, а державы Оси победили во Второй мировой войне?

В одном издательстве мне популярно объяснили, какие книги сейчас особенно в цене. Про изменение истории и попаданцев. Значит, так: некий спецназовец (иначе откуда у него знание приемов каратэ и бугры мускулов?) проваливается во временную «дыру» и попадает… в древний Рим, там он спит с Клеопатрой, становится великим вождем славян и, создав новую славянскую империю, возвращается назад, где видит себе памятник!

Однако ничуть не менее популярна и другая тема: победа во Второй мировой войне стран нацистского блока («Оси»: Рим – Берлин – Токио) и прежде всего, конечно, нацистской Германии и Японской империи. Есть данные «Alternate History Month», что победа именно этих двух стран (Италия, как всегда, мало кого интересует) наиболее часто используется в произведениях на английском языке по альтернативной истории. Вторая популярная тема, прежде всего в США, это победа южан в Гражданской войне между Севером и Югом. Третьей по популярности является тема революции в России и изменение итогов Первой мировой войны. В немецкой газете Die Welt считают, что теме победы Третьего рейха в войне посвящено не менее двух третей всей альтернативно-исторической фантастической литературы.

Причем самое интересное, что родилась эта тема еще до того, как на полях сражений реально загрохотали орудия, вот даже как! Оказывается, что еще когда фашизм и нацизм в Европе уже получили распространение, но еще нигде не доминировали, появились работы как в области художественной литературы, так и в области публицистики, где вторая мировая война не только предсказывалась, но и в качестве ее участников назывались именно те страны, которым впоследствии как раз и пришлось реально воевать. То есть по сути это были футурологические работы, причем многие предвидения их авторов впоследствии полностью оправдались.

В частности, теме войны на Тихом океане была посвящена книга «Тихоокеанская проблема в XX столетии», принадлежавшая перу нашего соотечественника-эмигранта, Николая Головина, профессора Русского историко-филологического факультета Парижского университета, которую он написал в соавторстве с адмиралом Александром Бубновым. В 1922 году ее издали в Нью-Йорке и Лондоне, затем в 1924 в Праге, и, наконец, в 1925 году ее напечатали даже в Москве вместе с предисловием, написанным Карлом Радеком.

В ней авторы проанализировали перспективы военного противостояния США и Японии на Тихом океане и сделали любопытный вывод о неизбежности побед последней на начальном этапе войны. Великобритания рассматривалась ими и как… возможный союзник Японии, и как потенциальный союзник США, в зависимости от складывающейся ситуации.

Британский философ и писатель-фантаст Олаф Стэплдон в 1930 году написал роман «Последние и первые люди», в котором история человечества прослеживалась на протяжении… двух миллиардов лет! За это время на планете сменяется целых 18 биологических видов людей, включая людей-рептилоидов (вот ведь – ничто не ново под Луной!) и столь же потрясающее количество земных цивилизаций. И вот что интересно, речь там в начале идет о будущей германо-советской войне, хотя, казалось бы, с чего бы писать о войне между СССР и Германией именно в 1930 году? Да к ней не было тогда абсолютно никаких предпосылок. Было Рапалло, была торговля… а вот поди ж ты… такое он написал.

В книге рассказывается о том, как Советская Россия вследствие нэпа становится все более и более зависимой от США, и, хотя коммунистическая риторика в ней по-прежнему сохраняется, она на деле превращается в их экономический придаток. Между Россией и Европой растет напряженность, поскольку Европейская Конфедерация опасается, что вслед за полным подчинением ресурсов России монополиям США, американцы захотят также доминировать и над Европой.

Поводом к войне назван выход в Германии книги, в которой физиогномика русского лица описывается. как содержащая обезьяньи и даже более – недочеловеческие черты. Москва требует запрета этой книги, Берлин говорит о свободе слова и ни одна из сторон не уступает другой. В итоге на главные города России и Германии падают химические бомбы. От Черного моря и до Балтики моря погибает все живое, причем не только люди, но даже животные и растения. Конфедерация вроде бы побеждает, но ядовитые газы разносятся ветром и причиняют победителям непоправимый ущерб.

В итоге США спасают в Европе то, что там еще можно спасти, но… прибирают ее к своим рукам. Россия по сути уничтожена, но… ее русский дух, культуру и, в особенности, идеи большевизма перенимает поднимающийся между тем Китай, хотя Америка и старается его разложить всеми силами. То есть, надо полагать, их столкновение не за горами!

В 1934 году в Лондоне вышла книга советского разведчика, активиста компартии Германии Семена Ростовского, назвавшегося псевдонимом Эрнст Генри. Называлась она «Гитлер над Россией?» и была продолжением книги «Гитлер над Европой?» В ней он описал нападение Третьего рейха на Советский Союз. Причем, непосредственной причиной этого события, как он считал, стало уничтожение Гитлером Эрнста Рема 30 июня 1934 года. Были предсказаны такие события, как аншлюс Германии Австрии и последовавшее за ним расчленение Чехословакии. Правда, по его мнению, немцев в их походе против Советской России должна была в обязательном порядке поддержать японская Квантунская армия, а союзником Гитлера в Европе стать не Италия, а… Англия! И Польша также у него не жертва первого удара нацистов, а еще один союзник Германии, вместе со странами Балтии. Того, что они станут советскими, он не предвидел. Зато Турция у него – союзник СССР, явно в память дружеских отношений в эпоху Кемаля Ататюрка, а победа над Германией достигается в результате… восстания германского пролетариата, последовавшего после налетов советских тяжелых бомбардировщиков на германские города. Книга была также переведена на русский язык и издана у нас в СССР в 1938 году.

В романе-антиутопии 1937 года «Ночь свастики» (или «Долгая ночь») британская феминистка Кэтрин Бердекин (псевдоним Мюррей Константайн) также описала будущую победу Германии и Японии. Действие в романе происходит семьсот лет спустя после их победы в «Двадцатилетней войне» установления нацистской диктатуры. СССР завоеван Германией до Урала, японцы владеют территорией США, Австралией и опять-таки СССР тоже до Урала, однако обе сверхдержавы продолжают воевать между собой, хотя и без надежды на успех, поскольку силы их равны. А вот дальше совсем любопытно: в мире, описанном Кэтрин, процветают гомосексуализм и откровенное, женоненавистничество, христиане являются маргиналами, евреи, понятно, уничтожены совсем. Женщины лишены гражданских прав, а деторождение презирается. Правда, последствия этого вполне предсказуемы – население обоих сверхдержав стремительно сокращается.

Интересный авторский ход: Гитлеру там поклоняются в качестве белокурого арийского бога, и когда главный герой случайно видит фотографию реально существовавшего Гитлера, он шокирован. Правда, его там убивают, но он все же успевает рассказать сыну правду, и есть надежда, что «долгая ночь» все же закончится. Кстати, теперь становится понятно, откуда Джордж Оруэлл позаимствовал многие сюжетные ходы своего романа «1984». Зачем придумывать что-то новое, когда много всего интересного было придумано до тебя. Надо всего лишь умело это переписать!

А вот роман австрийского эмигранта Эрвина Лесснера «Иллюзорная победа. Четвертый рейх: 1945–1960» интересен прежде всего тем, что был написан им еще в годы войны, а вышел из печати в 1944 году, и в нем было описано… возрождение германского фашизма после победы союзников во Второй мировой войне. Мол, да, союзники победили, Германия была повержена, но затем нацисты медленно, но верно вновь захватывают власть. Возникает Четвертый рейх во главе с новым фюрером, а германские ВМС уже в 1951 году не уступают флоту США. Спустя четыре года Европа и Россия становятся колониями Германии – они так и не оправились после предшествующий войны, и в 1960 году Германия вновь атакует Великобританию. История повторятся!

Про роман Дж. Оруэлла здесь смысла говорить не имеет, хотя там и звучит тема новой войны, а вот о книге Жана-Франсуа Тириара, изданной в 1975 году, упомянуть стоит. Это не роман, а работа политолога, но она интересна своей направленностью. Пожалуй, он первым указал, что главным врагом Европы является не СССР, а… США и вполне доказательно это обосновал!

Она написал, что «Гитлер проиграл войну не в России, он проиграл её уже в тот день, когда он согласился на „испанский нейтралитет“ (и отказался от Гибралтара) и в дальнейшем не придавал должного значения Северо-Африканскому фронту. Победу рейх должен был добывать на Средиземном море…».

Другая решающая ошибка Гитлера заключалась в онемечивании покоренных земель, куда немцы должны были бы приходить как освободители! Более того особые надежды автор возлагал на советизацию — как интернациональную по своей сути концепцию, которая должна была бы привести к взаимной интеграции западной культуры и новой культуры России. И, кстати, разве не у нас Запад перенял очень многое из того, что мы традиционно считаем «завоеваниями социализма»? И разве это не интеграция наших достижений в социальной сфере в более отсталую в этом плане культуру Западной Европы, которая в результате сделала очевидный шаг вперед?! А вот ислам и Китай Тириар рассматривал скорее, как геополитических противников новой Европы.

В 1995 году писатель и военный историк Кеннет Макси выпустил сборник «Упущенные возможности Гитлера» в которой он выявил несколько точек бифуркации, когда его принятое (или не принятое!) им решение самым роковым образом отразилось на судьбе Рейха.

В одном из сюжетов он делит Европу с СССР, захватывает Великобританию и устанавливает в ней марионеточное правительство, а Вторая мировая война по сути дела не имеет в истории места вообще.

Вообще, точки бифуркации, то есть исключительных поворотных моментов истории, всегда привлекали особое внимание исследователей. Ведь человеческий социум – конструкция исключительно инертная и повернуть ее развитие в ином направлении необыкновенно трудно. Но можно, изредка, и благодаря случайному стечению обстоятельств. Что было бы, если бы Равальяк не зарезал Генриха IV, а Ленин, купаясь на реке в деревне Кокушкино, утонул в 1880 году? Интересно, не так ли? А главное – вполне возможно, вот ведь что. И вот книга профессора военной истории и военного корреспондента Би-би-си Эрика Дуршмида «Победы, которых могло не быть», пущенная в 1999 году, как раз и посвящена «теме Его величества случая». Так он рассматривает возможность полного разгрома англичан в Дюнкерке в мае 1940 года; и что случилось бы, если бы не будь потоплен линкор «Бисмарк»; какое значение имел бы всего один месяц, начни Гитлер компанию против СССР 22 мая, а Зорге не предупредил бы Москву о перемене вектора японской агрессии, из-за чего сибирские дивизии не были бы своевременно переброшены с востока на запад.

Для англичан всегда большое значение имел Ближний и Средний Восток. Поэтому неудивительно, что многие альтернативщики-британцы именно этому театру военных действий уделяют пристальное внимание. Например, по мнению Джона Кигана, план «Барбаросса» был худшим выбором Гитлера. Куда лучше было бы овладеть Левантом и Средним Востоком. Ведь там было сырье, которого ему так не хватало. Да и формальный повод у него тогда был: 3 апреля 1941 года в Ираке случился госпереворот и пришедший к власти Рашид Али именно к Германии обратился с просьбой о помощи. Гитлеру только и оставалось, что помочь…

Использованная литература:
1. Стэплдон, О. Последние и первые люди: история близлежащего и далекого будущего. СПб., М.: ACT, Ермак, 2004.
2. Генри, Э. Гитлер против СССР. Грядущая схватка между фашистскими и социалистическими армиями. М.: Государственное социально-экономическое издательство, 1938.
3. Тириар, Ж. Евро-советская империя от Владивостока до Дублина. «Элементы», № 1, 1992.
4. Макси, К. Упущенные возможности Гитлера / Пер. и отв. ред. С. Переслегин. М., СПб.: АСТ, Терра Фантастика, 2000.
5. Дуршмид, Э. Победы, которых могло не быть. Как слепой случай и глупость меняли историю = The Hinge Factor (1999) / Пер. М. Пчелинцева. М., СПб.: АСТ, Терра Фантастика, 2002.

Чудовищные замыслы: что было бы, если бы Гитлер выиграл войну

Более 3 млн немецких и свыше 600 тыс. военнослужащих союзных войск отправились летом 1941 года на Восток. Наступательная операция стала крупнейшей за всю историю, говорится в статье. Первые недели и месяцы после начала операции отметились феноменальными успехами. В начале декабря «войска немецкого диктатора вплотную подошли к Ленинграду и Москве. На юге почти полностью была захвачена Украина», напоминает автор.

Гитлер уже давно жаждал этой войны. «Поход на Восток» задумывался не как война в общепринятом смысле этого слова и отличался от планов годичной давности, когда войска Гитлера атаковали союзников на Западе. Диктатор стремился уничтожить такое ненавистное ему явление, как «еврейский большевизм», и создать «великую германскую империю». Вначале казалось, что Гитлеру удается блестяще реализовывать этот замысел.

Германская империя по замыслу Гитлера должна была растянуться до Урала: переселенцы немецкого происхождения должны были постепенно заселить всю завоеванную территорию. Германия единолично владела бы всей этой территорией на Востоке, мечтали Гитлер и его приспешники, и получила бы доступ к гигантским запасам нефти, зерна и рабочей силы.

«Местное славянское население при этом ожидала бы поистине чудовищная судьба», — говорит историк Йоханнес Хюртер из Института современной истории в Мюнхене. Жители завоеванных территорий должны были либо стать рабами, либо быть депортированы в Сибирь, либо уничтожены. Так, разработанный руководством СС генеральный план «Ост» предусматривал уничтожение от 30 до 50 млн человек с целью создания необходимого пространства для расселения 10 млн переселенцев из Германии.

Местным жителям, которых оставили бы в живых, была уготована жестокая судьба под кнутом самозваных «сверхлюдей». Они должны были бы работать на них, прозябая в невыносимых условиях, влачить нищенское существование, жить впроголодь, не сопротивляться и подчиняться воле «хозяев». Еще в 1940 году рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер выражал уверенность в том, что будет достаточно, если «неарийское население на Востоке» будет уметь писать свое имя и немного владеть устным счетом. В школе их должны учить «подчиняться немцам, быть честными и послушными».

Еще в кайзеровской Германии, замечает автор статьи, консервативная элита лелеяла надежду на колониальное порабощение «восточных территорий». А Гитлер в 1920-е годы в своей книге «Майн Кампф» бахвалился тем, что обеспечит народу Германии достойное место под солнцем, и призывал обратить свои взоры на Восток.

«Неудивительно, что планы нацистов пользовались массовой поддержкой и одобрением. Боссы немецкой экономики, к примеру, не были склонны испытывать угрызения совести и уже потирали руки в ожидании большого куша. Вермахт также надеялся извлечь выгоду от завоеваний», — говорится в статье.

Уже в начале войны германские завоеватели начали реализовывать свои чудовищные замыслы. Захваченная Польша стала экспериментальной площадкой для «обкатки» стратегии, предусмотренной для Советского Союза.

В том, что Германии удастся выиграть войну на Востоке, руководство страны вокруг Гитлера сначала не сомневалось. «И уже вскоре после наступления на Советский Союз гитлеровская Германия начала активизировать усилия по укреплению военно-морского и военно-воздушного флота, чтобы вооружиться для войны с Англией и, возможно, с США», — поясняет Хюртер.

Однако Советский Союз оказался «не колоссом на глиняных ногах», каким его видел Гитлер. В конце 1941 года немецкие войска потерпели поражение в битве под Москвой, таким образом «блицкриг» потерпел поражение.

Не позднее 1943 года стало очевидно, что из планов по созданию «великой германской империи» ничего не выйдет. Эти чудовищные замыслы уже стоили жизни нескольким миллионам человек, и трудно себе представить, какие еще безмерные страдания принесла бы победа Германии в этой войне, резюмирует автор.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector