4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что будет если выборы в сша выиграет клинтон

Триумф Трампа: почему американцы выбрали неожиданного президента

Прошедшие в этот вторник выборы президента США оказались едва ли не самыми удивительными по своим итогам за всю историю страны. Подавляющее большинство экспертов утверждали, что победу с высокой вероятностью одержит кандидат от Демократической партии Хиллари Клинтон.

Наиболее доброжелательно к победившему в итоге Дональду Трампу было настроено агентство FiveThirtyEight — накануне выборов оно оценивало его победу с вероятностью в 28,6%, другие агентства давали ему от 1%.

Как смог выиграть кандидат, получивший меньше голосов?

К вечеру четверга, 10 ноября, по всей стране было обработано 92% голосов, гласит счетчик на сайте телекомпании CNN. Хиллари Клинтон набрала 59,94 млн голосов избирателей, тогда как Дональд Трамп — 59,71 млн. Тем самым кандидат от демократов опережает победителя на прямых выборах, но получает всего 43% голосов коллегии выборщиков.

За все 58 избирательных кампаний в истории США это пятый случай, когда победитель получает меньше голосов избирателей, нежели побежденный соперник. Последний раз это произошло в 2000 году, а до этого — еще в 1888 году. Коллегия из 538 выборщиков распределяется между штатами согласно количеству жителей, а число выборщиков на штат пересматривается после каждой переписи населения, раз в десять лет.

И все же в разных штатах количество жителей на одного выборщика может различаться в несколько раз. Например, в обеих Дакотах, Аляске, Вайоминге и некоторых других малозаселенных штатах одного выборщика получают 300 тыс. избирателей, а в Калифорнии — около 700 тыс. избирателей. Система настроена так, чтобы не дать густозаселенным штатам слишком сильно доминировать над небольшими.

Свою роль играет и принцип «победитель получает все» при голосовании по штатам — обладая 50% плюс один голос, кандидат забирает весь штат. Например, от Флориды и штата Нью-Йорк в коллегии по 29 выборщиков. В первом штате с минимальным перевесом победил Трамп, а во втором — Клинтон с большим отрывом. Совокупно в двух штатах Клинтон получила 8,6 млн голосов, а Трамп — 7,2 млн, но в коллегии выборщиков эти штаты дали им равное преимущество.

Куда смотрели социологи?

Победа Трампа удивила мир — на завершающих этапах предвыборной гонки осенью 2016 года опросы общественного мнения показывали незначительное, но стабильное преимущество его соперницы. Клинтон опережала республиканца на 3–5 п.п., что в масштабах страны делало ее президентство почти неизбежным.

The New York Times ежедневно с момента выбора демократами и республиканцами своих претендентов на Белый дом оценивала их шансы на победу. У Клинтон с конца лета они колебались между 70 и 93%. Британская же The Independent за день до открытия избирательных участков сообщила о «математических причинах» неизбежной победы Клинтон.

The Washington Post обратила внимание сразу на несколько противоречий между стереотипами, возникшими на основе ранних опросов и реальным голосованием. Например, экзитполы показали, что 29% граждан США латиноамериканского происхождения во время голосования поддержали Трампа — вопреки устоявшемуся мнению, что эта группа населения выберет Клинтон. Демократ не смогла привлечь подавляющее большинство молодых избирателей — традиционно социально либеральной страты общества. За нее проголосовало 54% молодых американцев, а за Трампа — 37%. Для сравнения, в 2012 году среди избирателей от 18 до 29 лет почти 70% поддержали Обаму.

NYT признала, что ее прогностическая модель не сработала. Издание усомнилось в способности big data верно предсказывать важные события. Ошибки социологов были вызваны неверными вопросами, а также недостатками с анализом полученных данных и их интерпретацией.

Телеканал ABC показал, что команда Клинтон не сумела наладить диалог с избирателями. В то время как в обществе созрел запрос на перемены, демократы апеллировали к опытности своего кандидата.

Сами социологи объяснили свои ошибки нежеланием избирателей раскрывать свои реальные предпочтения. По словам президента Британского совета по изучению общественного мнения Джона Кертиса, это особенно верно для сторонников консервативных взглядов.

Почему Трамп победил в демократических штатах?

Республиканцу Трампу удалось одержать победу в шести штатах, которые на многих прошлых выборах голосовали за демократического кандидата. Причем в некоторых случаях регион не окрашивался в красный (цвет Республиканской партии) уже несколько десятилетий.

Среди «приобретений» кандидата-республиканца — Флорида, Айова, Огайо (все впервые с 2004 года), Мичиган, Пенсильвания (оба впервые с 1988 года) и Висконсин (впервые с 1984 года). Клинтон же не удалось победить ни в одном штате, взятом республиканцем в 2012 году.

За исключением Флориды, которая традиционно является «колеблющимся штатом», отобранные Трампом у демократов штаты входят в так называемый ржавый пояс старых индустриальных регионов. Как отмечает Detroit Free Press, Клинтон настолько была уверена в своей поддержке в этих штатах, что даже не посетила, например, Висконсин за все время кампании.

Опорой Трампа в этих штатах все же стали сельские округа: во всех мало-мальски значимых индустриальных центрах «ржавого пояса» (Милуоки, Детройт, Цинциннати, Кливленд, Питтсбург) победила Клинтон. Но ее отрыв от соперника оказался там заметно ниже, чем у Обамы на прошлых выборах.

По мнению социолога, исследователя Среднего Запада Эдварда Макклелланда, победа Трампа в «ржавом поясе» вызывает к жизни феномен «рейгановских демократов» из 1980-х годов. Этим термином называли белых рабочих консервативных взглядов, которые традиционно голосовали за демократов, но после затяжного кризиса в 1970-е годы отдали свой голос республиканцу Рональду Рейгану.

Почему за Трампа голосовали благополучные американцы?

В ходе предвыборной кампании эксперты и СМИ в США говорили, что Трампа поддерживают прежде всего белые избиратели-мужчины с невысоким уровнем дохода — типичные «средние» избиратели.

Но экзитполы и опросы показывают, что этот стереотип может быть не совсем верным. Например, относительно состоятельные — с годовым доходом более $50 тыс. — белые американцы мужчины в большинстве поддержали Трампа.

После экономического кризиса 2008–2009 годов в США происходит размывание традиционного «среднего класса» — доходы домохозяйств (household income) снижаются или в лучшем случае не растут. Во Флориде в 2013 году средний доход был на 13,7% ниже, чем в предкризисном 2007 году.

Во всех четырех штатах, которые 8 ноября поддержали Трампа, — Висконсине, Флориде, Огайо и Пенсильвании — средний доход домохозяйств незначительно вырос по сравнению с 2010 годом. Однако если взять для сравнения 2008 год — приход к власти Обамы на фоне разочарования от Джорджа Буша-младшего, то везде он окажется в 2016 году ниже, чем был восемь лет назад. Отсутствие видимого прогресса в экономике служит одним из объяснений запроса американцев на перемены, которые им обещает Трамп.

Все ли на выборах было, как прежде?

Помимо вышеперечисленного на результаты голосования так или иначе повлияли и другие факторы, которые станут предметом дальнейшего анализа политологов. Например, еще до выборов Forbes предупреждал, что новые ограничения для избирателей в некоторых штатах повлияют на явку электората Демократической партии в отрицательную сторону.

Дело в том, что с момента предыдущих президентских выборов в девяти штатах при голосовании стало обязательным требованием предъявление удостоверения личности с фотографией. Считается, что тем самым контролируемый республиканцами конгресс попытался отсечь голоса бедняков, бездомных и меньшинств, которые традиционно поддерживают демократов. По мнению NY Daily News, этот шаг позволил Трампу укрепить позиции на «красном» Юге и перехватить инициативу на «синем» Севере.

Эксперт: Трамп победит, только если вокруг Клинтон разразится скандал

Тед Круз отказался продолжать борьбу за президентское кресло, тем самым повысив шансы Дональда Трампа стать официальным кандидатом от Республиканской партии. В настоящий момент, вероятней всего, основная борьба развернётся между миллиардером и Хиллари Клинтон. Сможет ли Трамп обойти свою главную соперницу от демократов и стать следующим президентом Америки, АиФ.ru рассказал руководитель Центра анализа международной политики ИГСО Михаил Нейжмаков.

Наталья Кожина, АиФ.ru: Тед Круз отказался от президентской гонки, получается, что официальным кандидатом от Республиканской партии станет Трамп?

Михаил Нейжмаков: По большому счёту, да. До сих пор Тед Круз оставался относительно серьёзным оппонентом Трампа. Губернатор Огайо Джон Кейсик, который в данный момент остался единственным противником Трампа в лагере республиканцев, выигрывал праймериз только в своём родном штате Огайо, а потому считался более «легковесным» кандидатом.

Надежды Круза связывали даже не с самой победой, а с вероятностью того, что он просто не даст Трампу набрать необходимое количество голосов. В настоящих условиях шансы осуществить задуманное — мизерные. Сценарий «открытого съезда», когда ни один из кандидатов не набрал бы большинства голосов и делегаты затем смогли бы голосовать, не будучи связаны результатами праймериз, всё менее осуществим. На этом фоне Трампу уже мало что может помешать стать официальным кандидатом от республиканцев.

И, кстати, не стоит считать Трампа совсем уж «одиноким волком». В его поддержку высказывались республиканские политики, достигавшие больших высот в политической карьере. Например, легендарный экс-мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани или Ньют Гингрич, бывший спикером палаты представителей в 90-е.

— С самого начала представители республиканских элит с трудом могли объединиться для противодействия Трампу. А всё потому, что мы наблюдаем кризис в рядах Республиканской партии, само появление Трампа — один из симптомов данного кризиса.

Про Трампа говорят, что ему будет крайне сложно победить на президентских выборах, имея довольно большой антирейтинг, что это троянский конь Клинтонов. Для Круза эта задача тоже была бы трудновыполнимой, поскольку он представитель крайне правого крыла. Получается, что мотивов для объединения вокруг какого-то одного из кандидатов, противостоящих Трампу, было гораздо меньше.

— Если говорить о демократах, на сегодняшний день официальным кандидатом от них, скорее всего, будет Хиллари Клинтон?

— Да, по уже набранным делегатам у Хиллари порядка 90% от числа, необходимого для выдвижения, т. е. она буквально в шаге от того, чтобы получить номинацию. Безусловно, могут быть какие-то сюрпризы в отдельных штатах, но в любом случае они не способны как-то переменить сложившуюся картину. Но я не исключаю вариант, при котором может произойти какой-то громкий скандал, способный настолько дискредитировать Клинтон, что ей придётся самой снять свою кандидатуру с президентской гонки.

— Согласны ли вы с мнением, что если в борьбу за президентское кресло вступят Клинтон и Трамп, то последний проиграет? И какие рычаги есть у Трампа, чтобы переломить данную ситуацию?

— Трампа обвиняют в том, что он излишне консервативен и резок. Предыдущие президентские выборы показывают, что проигрывает тот кандидат, которому не достаёт консерватизма в некоторых вопросах, поэтому консерватизм Трампа не так плох, как может показаться. Это не тот камень на шее, который обязательно его утопит. Но поскольку идёт столкновение между двумя основными кандидатами, то в любой другой стране это был бы сценарий второго тура. А в нём избиратель голосует за того, кто ему менее неприятен. Под этим углом эпатажный имидж Трампа может играть против него.

— Кто из данных кандидатов выгоден России в плане дальнейшего сотрудничества?

— Сейчас многие будут обсуждать высказывания Клинтон и Трампа относительно России. Напомню, что Трамп недавно предложил возможность сбивать российские военные самолёты, если они подойдут к американским. Но надо помнить, что внешнеполитическая риторика политика во время предвыборной кампании гораздо радикальней, чем его реальное поведение в ходе самого президентства. При этом ожидать, что тот же самый Трамп в ходе гипотетической победы будет каким-то «своим человеком» в Вашингтоне, не приходится. Любой хозяин Белого дома связан той системой сдержек и противовесов, которая существует в американских верхах. Он ограничен в своих манёврах. При этом у Клинтон есть возможности опереться на уже сложившуюся политическую команду. Трамп же чаще будет вынужден набирать людей со стороны. Но опять же разница для нас между этими двумя людьми будет не особо видна.

СМИ рассказали, к каким последствиям привела бы победа Клинтон на выборах президента США

Федеральное агентство новостей предлагает своим читателям ознакомиться с переводом статьи Теда Ролла If Hillary Clinton Had Won, We’d Be Even Worse («Если бы Хиллари Клинтон победила на выборах, все было бы еще хуже»), опубликованной в американском политическом журнале Counter Punch.

Что, если бы Хиллари Клинтон набрала 114 000 голосов в четырех ключевых штатах? Или что, если бы она набрала 2-3 % голосов, которые проиграла, потому что сторонники Берни Сандерса не пошли на выборы? Она стала бы «Клинтон 2» или «Клинтон 45» или «второй президент Клинтон» — и мир выглядел бы совсем иначе.

С точки зрения персонала и, следовательно, политики, администрация Клинтон была бы смесью администрации Барака Обамы третьего срока и фигур, населявших Белый дом в период президентства ее мужа в 1990-е годы.

В ходе своей кампании Хиллари не обещала больших изменений во внутренней политике.

Альтернативная президентская история 2017 года наиболее существенно отличается по двум направлениям: внешняя политика и тон.

Либеральные сторонники Клинтон всегда замалчивали ее, возможно, крайне правый подход к военным вопросам. Те, кто сегодня скорбит о ее проигрыше Дональду Трампу, совершенно забыли, что она убедила Обаму поддержать военные перевороты против демократически избранных лидеров Гондураса и Египта. Она также успешно посоветовала Обаме вооружить и финансировать радикальных исламистских ополченцев в Сирии и Ливии, в результате чего две современные мусульманские страны превратились в провальные государства.

Москва также воспринимает экс-госсекретаря как экзистенциальную угрозу, особенно после того, как доверенное лицо Клинтон Гарри Рид, лидер Сенатского меньшинства, недавно обвинил Владимира Путина в попытке сфальсифицировать выборы в США с помощью кибератак. Это серьезное заявление — как раз такое, которое президент Клинтон могла бы использовать, чтобы оправдать войну с Россией.

Более того, Хиллари могла бы использовать нынешнее присутствие США в Ираке и Афганистане для нападения на соседний Иран. «Я хочу, чтобы иранцы знали, если я стану президентом, мы нападем на Иран», если Иран нападет на Израиль, даже в отсутствие разрешения Конгресса или явной и непосредственной опасности для США, заявила Клинтон в 2008 году. В отличие от Ирака и Афганистана, Иран имеет настоящую армию и, следовательно, реальную возможность защищать себя — что будет означать долгую, дорогостоящую войну, в которой может не оказаться победителей.

Как и Трамп, Хиллари почти наверняка разрешала бы создание, развертывание и использование большего количества самолетов-беспилотников.

Единственное, в чем Клинтон была бы лучше, чем президент Трамп — это президентский тон. Да, она кричит в микрофон и чрезмерно проговаривает слова, но эта женщина в ходе предвыборной кампании назначила 12 сотрудников, чтобы написать один твит; они работали над ним 10 часов. Это вам не писульки Трампа в 3 часа ночи.

Все знают, что Трамп — это провал. Но потому, что он такой громкий и глупый, жестокий и жадный, всем ясна истинная сущность его администрации, да и самой системы.

Если бы Хиллари Клинтон была президентом, левые продолжали бы спать так же, как и между 2008 и 2016 годами. Первая женщина-президент! Разве мы не лучше всех?

Между тем, беспилотники продолжают запускать ракеты, американские войска поддерживают тиранов, а богатые гребут деньги.

Трамп дает нам ясность. Это уже дорогого стоит.

Выборы в США-2016: непредсказуемый итог или необоснованные предсказания

По официальным данным, на выборах президента США победил кандидат от Республиканской партии Дональд Трамп, сумев обойти свою главную соперницу — кандидата от Демократической партии Хиллари Клинтон. По состоянию на 11:30 мск 10 ноября республиканец заручился поддержкой 290 выборщиков, в то время как Клинтон получила лишь 232 голоса. Был ли такой итог голосования действительно непредсказуемым — читайте в материале ТАСС.

«Если Трамп наберет больше 240 голосов, я съем клопа»

Накануне дня выборов многие авторитетные издания и эксперты оценивали шансы кандидата от демократов более чем в 80%. Известный американский социолог, профессор Принстонского университета Сэм Ван даже «обещал» съесть клопа, если Трамп наберет больше 240 голосов выборщиков.

It is totally over. If Trump wins more than 240 electoral votes, I will eat a bug. https://t.co/3eefhWzI3y

Теперь в СМИ повсеместно заговорили о «провале всей индустрии соцопросов». Между тем, если повнимательнее взглянуть на итоги последних президентских выборов, они не так «неожиданны», как это преподносят популярные медиа.

За Хиллари Клинтон, согласно последним подсчетам, отдали голоса 59,926,386 избирателей, что почти на 228 тысяч больше, чем за Дональда Трампа. По голосам выборщиков выиграл Трамп, но фактически за Клинтон проголосовало большее количество избирателей по стране.

Кстати говоря, в США такое происходит не впервые.

Например, в 2000 году за Альберта Гора проголосовало на полмиллиона избирателей больше, чем за Джорджа Буша, который, однако, всё же стал президентом, получив на 5 голосов выборщиков больше.

Колеблющиеся штаты: «смертельная» разница

До самого окончания голосования наиболее ожесточенная борьба происходила в так называемых колеблющихся штатах. Результаты голосования именно в этих регионах, как правило, существенно влияют на общий исход выборов.

В результате, как видно из таблицы, по итогам голосования в десятке наиболее «сомневающихся» штатов, кандидаты разделили победы в них поровну – по 5 штатов каждый. Но с точки зрения голосов выборщиков – разница оказалась гигантской и «смертельной» для Клинтон — по числу выборщиков в этих 10 штатов Трамп превзошел Клинтон почти в три раза.

К одному из существенных «промахов» соцслужб относят переоценку преимущества Клинтон в Висконсине, Мичигане, Пенсильвании и Флориде. Однако если взглянуть на данные опросов по отдельным штатам (публикуют The New York Times, портал RealClearPolitics и др.), проводимых в последние месяцы президентской кампании, станет понятно, что корректней говорить об ошибке не социологических замеров, а их «экспертных» интерпретаций.

Так, например, в той же Флориде среднее прогнозируемое отставание Трампа составляло 2,2 процентных пункта, в Мичигане – 2,4, Висконсине и Пенсильвании – 4,1. Учитывая скромный размер выборок (как правило, не более тысячи человек), было очевидно, что позиции Клинтон в этих регионах к началу голосования были весьма шатки.

Причины сложившейся ситуации с небывалой «непредсказуемостью» итогов президентских выборов в США следует искать не в публично-социологической, а политтехнологической плоскости.

За исключением Калифорнии и Иллинойса, Клинтон одержала уверенную победу в штатах с довольно скромным количеством выборщиков: Колорадо (9), Коннектикут (7), Делавэр (3), Колумбия (3), Гавайи (4), Невада (6) и др.

Так что если и говорить о «провале», то уместно это делать применительно к работе предвыборного штаба Хиллари Клинтон и симпатизировавших ей СМИ и экспертов, которые пренебрегли точностью в интерпретации социологических данных, забывая о статистической погрешности.

Материал подготовлен по данным Исследовательского центра ТАСС.

Выборы в США: эндшпиль

Начало октября в год выборов президента США обычно является периодом, когда начинают определяться реальные шансы кандидатов. Предвыборную кампанию 2016 года отличают некоторые особенности, выделяющие ее среди других кампаний. Если победит Хиллари Клинтон, то президентом США впервые станет женщина, а если Дональд Трамп — то впервые человек старше 70 лет.

Согласно опросам, эти кандидаты являются наименее популярными за несколько десятилетий. Так, по данным Pew Research Center, неудовлетворенность текущими кандидатами находится на самом высоком уровне за два десятилетия. Однако ключевой особенностью текущей президентской гонки является отсутствие явного фаворита. Пока большинство прогнозов и национальных опросов показывают, что наиболее вероятна победа Клинтон, но разрыв между ней и Трампом периодически сокращается до минимального. Если в начале августе эта разница превышала 8%, то с сентября она уже находится в диапазоне от 0,9 до 4,9%. Необходимо также учитывать, что в этот раз 42% американцев определяют себя независимыми от партий, а это рекордный уровень с начала измерений Gallup. То есть только 29% относят себя к демократам и 26% к республиканцам — это является одним из факторов, усиливающих непредсказуемость результатов текущей президентской кампании. Неопределенность в президентской гонке является умеренно негативным фактором для рынков. ФРБ Далласа Роберт Каплан отметил связанное с текущей ситуацией давление на розничные продажи.

Несмотря на то что кульминация еще впереди, уже можно сделать некоторые выводы и предположить, как личность нового президента страны может отразиться на фондовом рынке США. Некоторые выводы можно сделать на основе итогов теледебатов кандидатов, которые с момента своего появления в 1960 году оказывают серьезное влияние на ход выборов. Особенно большое значение принято придавать первому раунду (в этом году он состоялся 26 сентября), который исторически часто становился определяющим, а иногда и кардинально менял расстановку сил. Основной вывод, который можно сделать из истории всех предыдущих теледебатов, заключается в том, что шоу играет очень большую роль. То есть, то, как говорить, даже важнее, чем что говорить. Учитывая это, можно понять, что Хиллари Клинтон было весьма непросто противостоять Трампу. Своеобразие и непредсказуемость последнего делали его опасным оппонентом. Однако по итогам первых двух раундов теледебатов Хилари Клинтон смогла даже укрепить свое лидерство, пошатнувшееся после того, как она почувствовала себя плохо на мероприятии 11 сентября.

На графике результатов опросов выше видно, как падала популярность Клинтон после 11 сентября и как она выросла после первого же раунда теледебатов. После второго раунда дебатов 9 октября расстановка сил осталась такой же, и третья очная встреча кандидатов 19 октября едва ли многое изменит.

После выборов

Итак, если считать Клинтон наиболее вероятным кандидатом, что это значит для рынка и бизнеса? Исторически сложилось, что предприниматели больше тяготеют к кандидатам от республиканцев, поскольку те призывают к снижению налогов для компаний, сокращению роли государства, либерализации рынка и тому подобному. Однако в текущей президентской кампании расклад изменился: от сельского хозяйства до Уолл-стрит большинство секторов предпочитают поддерживать кандидата от демократической партии. Согласно анализу Wall Street Journal, из $36 млн, пожертвованных работниками корпораций с мая по июль, $31 млн был отдан Хиллари Клинтон. Компаниям запрещено напрямую спонсировать кандидатов в президенты, но их сотрудники могут жертвовать суммы, не превышающие $2700. Компании, чьи сотрудники внесли наибольшие взносы в поддержку Клинтон, возглавляют Google, Microsoft, а также крупные юридические фирмы.

Что касается Трампа, то среди тех, кто сильнее всего поддержал его финансами, — сотрудники свиной фермы из Калифорнии, поставщика чеснока, а также розничной компании из Аляски Snow Leopard. Против Трампа и его экономической программы выступили видные представители бизнес-сообщества, многие лидеры технологического сектора и Торговая палата США. Таким образом, в случае победы Клинтон выигрывает большой бизнес, и это, безусловно, отразится ростом индекса S&P500 в целом. И сектор биотехнологий, который существенно пострадал от заявлений Хилари относительно повышения цен на лекарства, не останется в стороне. Пока Клинтон является кандидатом в президенты, у нее есть возможность обратить внимание людей лишь на высокие цены на медицинские препараты без рассмотрения причин этого и получить дополнительные голоса, заявив, что в дальнейшем она не допустит этого. Став президентом, она не сможет рассматривать вопрос только с одной стороны. А объективная оценка ситуации покажет, что текущий уровень цен на лекарства приемлем для многих американцев и решение данного вопроса будет заметно менее радикальным и устроит компании-производителей. Думаю, что в итоге биотехнологические компании станут одними из наиболее растущих.

Победа Дональда Трампа на выборах в президенты на фондовом рынке отразится так же, как итоги голосования по Brexit, — индексы упадут. Хотя накануне референдума в Великобритании вероятность того, что страна останется в ЕС, и оценивалась всего лишь в 50%, большинство инвесторов были в этом уверены. И то, что граждане страны проголосовали за выход, стало неожиданностью. Так же и в противостоянии Клинтон и Трампа — в котировках заложена победа Клинтон, а второй сценарий станет сюрпризом. В то время как на стороне Клинтон находится Уолл-стрит, Трамп пользуется поддержкой малого бизнеса, нуждающегося в президенте, защищающем их интересы, чтобы отменить часть решений политики Барака Обамы. Его победа должна поддержать компании малой капитализации, однако эти компании вносят небольшой вклад в изменение индексов. Соответственно, дальнейший тренд на рынке с президентом Трампом будет полностью зависеть от радикальности его решений. По крайней мере в первые месяцы нахождения его в должности индексы расти не будут.

В целом победа Клинтон кажется более вероятной. В Америке ценят Голливуд, и чем позже ясна развязка, тем выше будут рейтинги у политических телепрограмм, и тем дороже в них будет место для размещений рекламы. Голосование по Brexit стало исключением из целого ряда других важных для рынка решений, которые принимались в последний момент и оказывали позитивное влияние. Увеличение потолка госдолга США, принятое в канун нового года, согласие Греции на реформы во избежание дефолта — в этот же ряд встанет и первая в истории США женщина-президент. А это значит, что стабильность будет сохранена и растущий тренд американского рынка сохранится.

Семь главных вопросов о том, может ли измениться исход выборов в США

В США действует непрямая двухступенчатая система выборов главы государства. С конституционной точки зрения, официально победителя выявит не состоявшееся во вторник голосование на всеобщих выборах в США, а намеченное на 19 декабря голосование коллегии выборщиков, которая состоит из 538 представителей каждого штата. Победителем становится тот, кто получит абсолютное большинство голосов коллегии, — 270 голосов.

Число представителей от каждого штата в коллегии выборщиков равно числу законодателей от штата в конгрессе и примерно пропорционально численности его населения (от трех выборщиков у Вайоминга и Округа Колумбия, до 55-ти — у Калифорнии).
Такая система создает определенные перекосы в избирательном процессе. Например, в 2000 году демократ Альберт Гор набрал большинство голосов избирателей, однако президентом США стал его соперник Джордж Буш-младший, получивший минимальный перевес по количеству выборщиков.

В бюллетенях проставлены фамилии кандидатов в президенты. Но, с точки зрения закона, избиратели на самом деле голосуют не за них, а за списки выборщиков от штата. До выборов обе партии — и демократы, и республиканцы — предоставили властям каждого штата свой список тех политиков или деятелей, кого они хотели бы видеть выборщиками от него. Резонно предположить, что обе партии выбирают в свой список тех местных политиков, которые выражают поддержку кандидату от этой партии. После того, как итоги голосования в штате подведены и определен кандидат, который набрал больше голосов избирателей, выборщиками от штата автоматически становятся люди из списка партии победившего кандидата.

Например, Аляска направляет трех выборщиков в коллегию. Трамп набрал большинство голосов избирателей в штате, и теперь этими тремя выборщиками станут предложенные республиканцами политики — Шон Пэрнелл, Жаклин Тапо и Кэролин Леман. Тоже самое произойдет и во всех остальных штатах.

Поэтому когда происходит голосование коллегии выборщиков, они, как правило, голосуют за кандидата «своей» партии, которая внесла их в список.

Это первая причина, по которой избрание Клинтон коллегией выборщиков маловероятно. Выборщики — не случайные люди с улицы, а в каждом штате отобраны партией кандидата-победителя исходя из того, что они выражали лояльность этому кандидату.

Формально да. Но в одних штатах по традиции, а в других по закону их выборщики должны голосовать за того кандидата, который набрал наибольшее число голосов избирателей в их штате. Если отталкиваться от этого, то, по данным CNN, Трампа должны поддержать 290 выборщиков, а Клинтон — 232 (голоса еще 16 человек будут распределены после завершения обработки бюллетеней в Мичигане).

Около половины штатов обязывают выборщиков голосовать за избранного кандидата. Но за нарушение этого обязательства выборщику грозит всего лишь штраф. Скажем, в штате Вашингтон — 1000 долларов. Это, конечно, не фактор при выборах президента страны. Законы остальных штатов не предусматривают никаких ограничений на голосование.

Куда выше цена политическая. Голосование вопреки воле народа это не только вызов кандидату, но и своей партии, что неизбежно ставит под сомнение дальнейшую карьеру этого политика в ней.

Среди политиков республиканской партии есть немало тех, кто скептически относится к популизму Трампа и отказывался публично его поддерживать. Это теоретически повышает шансы на то, что отдельные выборщики-республиканцы могли бы проголосовать против него. Но петиция призывает выборщиков-республиканцев не просто проголосовать против Трампа, а поддержать злейшего врага республиканцев — Хиллари Клинтон. Даже среди тех видных республиканцев, кто публично осуждал Трампа, как, например, его конкуренты по праймериз Джеб Буш или Джон Кейсик, никто не дошел до того, чтобы публично поддержать Хиллари Клинтон.

Потенциальные бунтари среди выборщиков республиканцев могут проголосовать за третьего кандидата, лишив Трампа необходимых 270 голосов. Но тогда исход выборов будет определять палата представителей США, а большинство в ней опять же у республиканцев, которые выберут Трампа.

Наконец, как сообщает vox.com, согласно закону от 1887 года, если в отдельно взятом штате все выборщики не проголосуют за одного кандидата, а их голоса разделятся между двумя кандидатами, конгресс может оспорить эти результаты и принять решение о том, признавать их или нет. Опять же, обе палаты конгресса контролируются республиканцами, и едва ли они допустят любую попытку отдать президентство Клинтон.

На практике голосование коллегии выборщиков давно стало пустой формальностью, и в современной истории США 99 процентов выборщиков голосуют в соответствии с волей избирателей штата. В истории США существуют единичные прецеденты, когда отдельные выборщики голосовали не так, как обещали. За последние 100 лет в США «недобросовестных» выборщиков насчитали… всего девять. Но еще ни разу это не влияло на определение победителя.

Учитывая, что лидерство Трампа по числу выборщиков составляет 58 (без учета выборщиков от Мичигана), то для его поражения против воли избирателей своего штата должны проголосовать 29 выборщиков — втрое больше, чем за последние 100 лет истории США.

И это вторая причина, по которой избрание Клинтон коллегией выглядит маловероятным.

Итак, в любом случае разборки вокруг коллегии выборщиков — это уже не народное голосование, а политические интриги.

Хиллари Клинтон публично признала поражение и призвала своих сторонников дать Дональду Трампу шанс быть лидером США. Действующий глава государства Барак Обама, хотя и разочарован исходом выборов, поздравил Трампа, заверил, что плавная передача власти ему — приоритет номер один, и накануне провел с избранным президентом первую встречу. Ни один политик пока всерьез даже не обсуждал петицию, понимая, какими катастрофическими последствиями это чревато для всей Америки.

Без преувеличения это было бы крушением тех норм, которые действуют в стране две сотни лет, и с большой долей вероятности вызвало бы конституционный кризис и массовые беспорядки по всей Америке.

Двухвековые традиции американской политики в том, что выборщики не выбирают президента, а служат проводниками воли избирателей своего штата. На этом правиле стоит вся избирательная и политическая система США. Петиция призывает политиков республиканцев отвергнуть волю народа в их штатах, отвергнуть признанные и принятые американским обществом правила определения победителя, украсть победу на выборах у Трампа и передать ее Клинтон. И сделать это при том, что она сама отказывается участвовать в этой авантюре.

Акции протеста против победы Трампа и петиция против него — последствия самых агрессивных и поляризующих выборов в современной американской истории, продемонстрировавших глубочайший раскол в обществе. Разочарование либеральных и прогрессивных американцев, поддерживавших Клинтон, предсказуемо. Да, этих людей много, закрывать глаза на их разочарование нельзя — за Клинтон по последним данным CNN, проголосовало большинство американцев — более 60,4 миллиона. Но ведь и Трампа поддержало 60,1 миллиона. Кто бы из двух ни победил, это разочаровало бы вторую половину.

«Выборы практически стали культурной гражданской войной между двумя Америками, и сторона Трампа показала себя куда более мобилизованной и сплоченной, чем армия Клинтон», — считает обозреватель журнала The Atlantic Рональд Браунштейн.

Резонно предположить, что более «заряженные» сторонники Трампа не смирятся с кражей выборов у их предводителя. Вот еще одно свидетельство: по данным исследования Reuters/Ipsos, проведенного в день голосования, 72 процента всех американцев — и демократов, и республиканцев — согласны с тем, что «американская экономика заточена под нужды денежных мешков и политиков», а 68 процентов считают, что политическим партиям наплевать на их проблемы. Разочарование истеблишментом и недоверие к нему налицо, а потому попытка переворота в политических кулуарах через коллегию выборщиков не встретит понимания у американцев.

Стоит учитывать и то, что Трамп куда более популярен у военных, чем Клинтон, а значит попытка такого политического бунта едва ли найдет поддержку в военных кругах. Американские военнослужащие вообще не очень вовлечены во внутреннюю политику, но если в стране вспыхнут массовые беспорядки, то как знать…

Подводим итог. Технически в американской конституции и законах есть лазейка, которая позволила бы Клинтон стать президентом. На практике представить, чтобы нашлись десятки выборщиков-республиканцев, которые были бы готовы взять на себя ответственность за крушение столпов американской демократии, вероятный конституционный кризис и провокацию массовых беспорядков и столкновений по всей стране, и все это при том, что Трамп пока не вступил в должность президента и не сделал ничего противозаконного, — это утопия.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector